Сегодня: 24 октября 0142, Среда

Прочитала недавно в вашей газете статью «О доблести и пиве», где рассказывалось, как два подвыпивших парня хулиганили в автобусе, издевались над мальчиком, и никто их не остановил – ни пассажиры, ни водитель. Вспомнила свой случай. Завязка в этом транспортном «спектакле» была примерно такой же, но вот действие развивалось по другому сценарию.
Я ехала с работы в «Газели». На остановке возле «Арбата» в машину подсели два молодых человека. Свободные места оказались на задней площадке, как раз напротив меня. Парни были пьяные, зашли, громко разговаривая, а один из них как только сел, тут же закурил. Это почувствовали сразу многие. Но все промолчали. Не стерпела только я и попросила потушить сигарету. Парень воззрился на меня так, как будто внезапно заговорил камень. «Чего ты вякнула?» – протянул он, выпуская дым прямо мне в лицо. Вообще-то к смельчакам я себя не отношу, но оскорблений никогда не проглатываю. И прекрасно понимая, что это тупое животное в следующее мгновение может запросто грубо обозвать или даже ударить, я перешла в наступление. «Курить прекращай!» – потребовала я уже злым голосом.
За нашей перепалкой исподтишка наблюдали все пассажиры, а среди них были и взрослые мужчины, и женщины, и молодые люди. Но народ, как говорится, безмолвствовал, а парень продолжал дымить, демонстративно стряхивая пепел на пол. Тогда я громко обратилась к шоферу, сказав, что у него в салоне курят. Надо отдать ему должное, водитель среагировал моментально и вежливо призвал курильщика к порядку. «Тебе заплатили, вот и вези. Твое дело баранку крутить», — вошел в азарт дебошир. Тогда водитель остановил автобус и предложил ему выйти. Тот артачился, кричал, начал угрожать. Водитель был непреклонен. Тогда оба приятеля выскочили из салона, обежали кабину, рванули дверцу и с руганью стали вытаскивать водителя. Пассажиры молча наблюдали за происходящим. Правда, наш водитель оказался не робкого десятка, сумел оттолкнуть нападавших, захлопнул дверь и последовал по маршруту дальше. Они еще какое-то время с бранью бежали следом.
Всю оставшуюся дорогу пассажиры сидели по-прежнему молча, но тишина эта была какая-то неловкая.
Выходя на своей остановке, я сказала водителю, что он молодец. Он мне тоже ободряюще кивнул. А еще я думала о том, как поглотили нас с головой безразличие, трусость, равнодушие. Мы разучились противостоять хамству, бороться за свое человеческое достоинство.
Но, слава богу, не все!