Сегодня: 24 октября 2670, Понедельник

В начале июля 2006 года Сергей Афанасьев окончил первый курс строительного колледжа. Лето в разгаре, как не пойти на речку с друзьями? Там всё и произошло. Один из парней прыгнул с моста на стоящего в воде Сергея. Хотел прыгнуть рядом, а попал всем весом на него. Перелом шейного отдела позвоночника. Шестой позвонок вдребезги, пятый – компрессионный вывих с ушибом спинного мозга. Своё тело Сергей ощущать перестал, оно как будто исчезло.

Реанимобиль – Ростов – БСМП-2. Приговор врачей был однозначным – не жилец. Идёт отек легкого, задеты дыхательные пути. Хирурги не хотели делать операцию, но мама Сергея Анна Дмитриевна умоляла врачей помочь сыну. Операцию провели. Врач пообещал матери, что её сын скорее всего будет обречён на неподвижность, у него будет работать лишь голова.
– Я себе сказала: не может быть такого! Буду выхаживать! Подниму! – в глазах Анны Дмитриевны блестят слёзы. – И через две недели у Серёжи стала шевелиться рука.
Сергей мечтал пойти по стопам отца, тоже Сергея, который работает шофёром. Машину он научился водить очень рано, и не только водить, но и хорошо разбираться в её устройстве. Соседи по дому иногда просили «Сергеича», посмотреть, почему их транспорт «бастует». Шестнадцатилетний «Сергеич» с удовольствием им помогал. Готовился он и к службе в армии, «косить» не собирался. Жаркий день середины июля все планы Сергея разом перечеркнул.
Своё семнадцатилетие парень встретил на больничной койке в Ростове. Через месяц ещё одна операция, уже в Москве, в филиале института Н.Н. Бурденко, в специальной клинике спинномозговых травм. Позвоночник Сергея укрепили пластинами. В Москве Афанасьевы пролечились четыре месяца. После этого Сергею позволили впервые сесть в коляску. Домой Афанасьевы вернулись год назад, в середине апреля. Им посоветовали поехать в Крым, в город Саки, в санаторий им. Бурденко. Результат пребывания в реабилитационном центре этого санатория в течение 45 дней был очень обнадеживающим – у парня начали работать мышцы спины, двигаться руки.
– Я поверила в то, что чудеса на свете бывают, – говорит Анна Дмитриевна. – Людей там поднимают безнадежных. Врач мне сказал: «Будете возить сына сюда, даю гарантию на 80%, что он будет ходить».
Но лечение – полностью за свой счёт. Стоимость – 50 тысяч рублей в месяц. Крым теперь – заграница, и получить бесплатную путёвку туда никак нельзя. Сергея ждут в санатории в начале апреля. Курс реабилитации – примерно полгода. Стоимость – 300 тысяч рублей. Источник дохода семьи – зарплата Афанасьева-старшего, пенсия Сергея и ещё пособие Анны Дмитриевны – 500 рублей в месяц, по уходу за инвалидом. Семья уже потратила на лечение Сергея в Ростове и Москве очень много. Каждый шаг – деньги.
– Я решила просить у всех, – говорит Анна Дмитриевна, – обратилась на местное телевидение, в вашу газету, на радио, написала письмо Владимиру Григорьевичу Лукьянову. Я прошу всех, кто может, помочь моему сыну подняться на ноги.
Она не просто просит, но и сама делает, что в её силах. Занимается с Сергеем специальной гимнастикой, делает ему массаж, работает с ним на самодельном домашнем тренажере. Мать полна решимости во что бы то ни стало поднять своего ребёнка и вернуть ему радость жизни.
– Знаете, откликаются чаще те, кто сам пережил какую-то боль, кто знает, что это такое, – признаётся Анна Дмитриевна. – И я очень благодарна всем этим людям. Многие из них, как я вижу, делятся или пенсией, или небольшой зарплатой с нами. Собрана пока лишь одна десятая часть нужной суммы.
Что такое 300 тысяч? Цена автомобиля, кучи железа. Сравнима или она с возможностью возвращения человека к нормальной жизни? Нет, конечно. Смерть Сергей уже победил (приговор, который вынесли ему врачи сразу после травмы, был вполне объективен, после перелома шеи редко кто выживает). Теперь ему нужно победить недуг. С нашей помощью.

Контактный телефон Афанасьевых: 4-18-85. Звоните, и вам зачтется.

Фото автора
row['name']