Сегодня: 4 марта 6237, Суббота

Судебные приставы выселили атамана Козицына из здания бывшего войскового правления.

Утром 12 января водителей, пытавшихся въехать на Московскую со стороны Троицкой площади, ожидал сюрприз: главная улица города оказалась наглухо перекрыта. Причиной временного неудобства стало выселение Международного союза общественных объединений «Всевеликое Войско Донское» из многострадального здания бывшего войскового правления по ул. Московской, 70. Хотя решение о выселении было принято областным арбитражным судом (о чем «В» уже писали в прошлом номере) и осуществлялось службой судебных приставов в полном соответствии с отечественными законами, происшествие вызвало огромный интерес не только у городских, но и у областных СМИ. И это неудивительно: учитывая скандальность фигуры руководителя МСОО «ВВД» Николая Козицына, мероприятие обещало быть презанятным.
Ожидания падкой на сенсации прессы не оправдались: процедура выселения ничем особенным не отличилась. Главный судебный пристав Ростовской области Владимир Полянский был немногословен и деловит – как, впрочем, и положено должностному лицу при исполнении. Значительно большее оживление выказывал предводитель нереестровых казаков. Как и следовало ожидать, атаман Козицын выразил категорическое несогласие с происходящим и с жаром (хотя и несколько косноязычно) поведал городу и миру о «продолжающемся геноциде казачества» и «творящемся беззаконии». Мол, как в 1917 году власти издали указ о расказачивании, так и продолжают притеснять вольных сынов донских степей в лице МСОО «ВВД». О том, что печальному концу предшествовали длительные судебные тяжбы по взысканию невнесенной «Всевеликим войском» арендной платы, Николай Иванович как-то запамятовал. Еще немного порассуждав о незаконности решения, принятого арбитражными судьями, и пообещав написать жалобу самому Путину, лидер МСОО «ВВД» вслед за приставами скрылся в здании на Московской, 70. Толпа работников пера и микрофона еще потопталась под окнами бывшего правления, однако новых сенсационных заявлений так и не последовало, и журналисты потихоньку разошлись по своим делам. К вечеру восвояси отбыл и свежевыселенный Козицын.
Ставить точку в истории, развернувшейся вокруг здания бывшего войского правления, рано: люди, знающие Николая Ивановича, абсолютно убеждены, что горе-атаман предпримет еще не одну попытку привлечь к себе внимание широкой общественности. Правда, теперь жаловаться на власть Козицыну придется в новом офисе.