Сегодня: 17 июня 7904, Пятница

Каюсь, я опоздала на десять минут на встречу с новым начальником отдела вневедомственной охраны УВД Новочеркасска, и очень кстати вспомнила, что если бы в свое время опоздала охрана, и группа задержания прибыла бы на минуту позже, можно представить, что было бы со всей нашей семьей, которая вся в сборе оказалась дома, когда нас пришли грабить трое в масках с ножами и пистолетом.
Мы вели с ними переговоры на повышенных тонах, пока главный не вынул пистолет и не направил его на мужа… И тут приехала группа задержания. Оказывается, муж, выходя на шум и крики во дворе, нажал кнопку тревожной сигнализации. Четверо бойцов с автоматами быстро поставили всех троих соискателей денег лицами к стене дома, разоружили и увезли.
Муж сказал мне, что вневедомственная охрана приехала ровно через три минуты.
Борис Владимирович Данченко – новый начальник отдела вневедомственной охраны УВД г. Новочеркасска, но не новый человек в подразделении, рассказал нашему корреспонденту, что недавно сотрудники ОВО задержали вора прямо на Московской. Постовой милиционер, охраняющий РКЦ, на мониторе слежения заметил гражданина, который пытался проникнуть в квартиру соседнего здания через окно. Послали две группы задержания. Они грамотно заблокировали пути отхода. Преступник успел уже ограбить одну квартиру и приступил к следующей. Когда его задержали, оказалось, что он награбил имущества на 60 тысяч рублей. Выяснилось, к тому же, что этот человек находился в розыске.
Капитан милиции Данченко в “охране” с самого начала своей трудовой карьеры. Когда он отслужил в армии и закончил химфак политехнического института, распределения уже не было. Это было в 1994 году, когда в промышленности еле теплилась жизнь, то есть о работе по специальности не было и речи.
— Коммерческая деятельность мне была не интересна. Я хотел найти нормальную работу для мужчины. Решил, что смогу принести пользу людям, если пойду служить в милицию. Мне посоветовали — в отдел вневедомственной охраны. Пришел сержантом и работал на сержантских должностях – в группе задержания, на охране объектов, командовал отделением. Понял, что нужно расти, и решил приложить все усилия, чтобы стать офицером. Для этого нужно было получить высшее юридическое образование. Поступил учиться, и в 1998 году был назначен на должность командира взвода групп задержания, а через три года стал командиром роты, и был им до 28 июня 2006 года…
— Здесь, в вашем кабинете, несколько изображений совы…
— Это символ нашего подразделения. Сова – ночная птица. Это означает, что мы видим все, когда никто ничего не видит. Мы – единственная служба, которая занимается охраной личного имущества граждан. Мы патрулируем город в круглосуточном режиме.
— Как это вам удается?
— На центральный пульт охраны выведены все охраняемые объекты. На объектах установлена соответствующая аппаратура охранно-пожарной сигнализации. Наши клиенты перед уходом или отъездом звонят на пульт и сдают свои жилища или офисы под охрану. Они могут быть спокойны: в случае попытки проникновения через секунду срабатывает сигнализация, и наш дежурный по радиостанции передает вызов ближайшему экипажу. Ежесуточно дежурят три экипажа группы задержания: два в Первомайском и один в Октябрьском микрорайонах. В каждой группе по три вооруженных сотрудника милиции в форме и бронежилетах, в масках, с палками и наручниками. Машина с группой задержания кратчайшим путем выезжает на место происшествия. Оценивают ситуацию, блокируют пути отхода и дальше реагируют по ходу дела.
— Самой становилось страшно, когда по ошибочной “сработке” сигнализации домой приезжали крепкие суровые милиционеры с автоматами…
— Когда приезжают люди в форме сотрудников милиции, это действует на нервы правонарушителей, потому что мы – государственная силовая структура, а это — власть. Тем более, что сопротивление сотруднику милиции или нападение на милиционера – это уголовное дело, это очень серьезно. Мы реагируем на все “сработки”, потому что не можем знать – то ли у клиента отключили телефон, то ли электроэнергию, то ли в помещение проник кто-то чужой. Это наша обязанность. Правда, бывает ложный вызов по халатности хозяина, когда он забывает отключить сигнализацию, входит к себе домой, и тут приезжаем мы…
— Как стать сотрудником вневедомственной охраны?
— Необходима служба в армии: человек, который не служил, не обучен. Сначала соискатель должен пройти медицинское освидетельствование и медкомиссию в Ростове, состоящую из врачей всех специальностей; очень тщательный осмотр невропатолога. Потом психологическое тестирование. Потом с ним беседуем мы сами.
У претендента не должно быть судимостей. Мы посещаем его на дому, беседуем с семьей и соседями, выясняем, как он ведет себя в быту. Прислушиваемся к своей интуиции. Если человек нам подходит, посылаем его в Ростовский учебный центр на 7 месяцев. Там его учат и стрельбе, и рукопашному бою, и знакомят с нормативными актами, регламентирующими работу сотрудника милиции и вневедомственной охраны. И только тогда уже наш человек получает форму и приходит к нам. Так что с улицы не берем.
— А материальный стимул хорошо работать у вас есть?
— У нас сметно-бюджетное финансирование. Работаем на основе договоров. Чем больше мы заработаем, тем больше денег придет к нам обратно на зарплату и приобретение новой техники. Зарплата у нас фиксированная, но есть премии. Мы поощряем проявивших себя сотрудников за раскрытые преступления, за хорошую служебную и боевую подготовку…
— Что самое приятное в вашей работе?
— Когда приходят клиенты и говорят добрые слова, благодарят нас за то, что мы предотвратили преступление, задержали преступников, в общем, за то, что мы есть.
— А самое неприятное?
— Каждые сутки происходят по две-три квартирные кражи. Говорят, что за охрану – платят, за отсутствие ее – расплачиваются. Люди экономят, и получается, что на себе. После каждой кражи мы беседуем с хозяином и предлагаем свои услуги. За прошлый месяц мы взяли под охрану 50 квартир и 10 других объектов.
— А чем вы отличаетесь от частных охранных предприятий?
— Охрану квартир осуществляет только наша организация, и стоимость этой услуги – самая маленькая. Тревожная сигнализация стоит 150 рублей в месяц и охранная – 150 рублей. В отдельных случаях цена наших услуг определяется на добровольных началах в зависимости от суммы, в которую хозяин оценил имущество своего жилища. За все время нашей работы ни одной квартирной кражи мы не допустили. Но, если это произойдет, мы по договору должны возместить материальный ущерб. Мы – государственная структура, наши цены фиксированные и “пришли” сверху. Например, час охраны объекта “кнопкой” стоит 10 рублей 73 копейки, а час физической охраны, сотрудником милиции, стоит 145 рублей 50 копеек. У частных охранников цены более гибкие. Наши сотрудники дважды в неделю занимаются физической подготовкой, дважды в месяц у нас стрельбы из пистолета и автомата. Сотрудники милиции более подготовлены к работе в стрессовых ситуациях. Сама милицейская форма действует на правонарушителя, потому что мы – представители государственной власти.
— Кто же потенциальные преступники?
— У нас город приезжих, студентов. Много таких, кто идет на преступление в состоянии опьянения.
Много организованных квартирных краж, когда за богатыми квартирами следят, а потом залезают через окно или взламывают дверь фомкой…
— А есть вероятность, что не сработает сигнализация? Например, свет потухнет во всем районе?
— Сигнализация срабатывает на обесточивание. А если во всем городе выключат свет, мы поднимем по тревоге весь личный состав.
— А ваш личный состав не живет случайно в Кривянке или Грушевке?
— Мы часто поднимаем людей по учебной тревоге, поэтому нам нужно, чтобы человек мог добраться к месту службы реально в течение часа.
Борис Данченко счастливо женат (на однокурснице с химфака, а химфак во все времена традиционно считался факультетом самых хорошеньких девушек). Жена преподает на родном факультете. В семье двое детей – дочь 15 лет и сын 9 лет.

Фото Николая Склярова
row['name']