Сегодня: 17 июня 8002, Понедельник

С тех пор, как Россия стала открытой страной, у нас появилась возможность увидеть мир, узнать, как живут другие народы и страны. Магазинами, колбасой, боулингами, клубами и другими развлекательно­бытовыми штуками нашего россиянина уже не удивишь. Отдых за границей для значительной части соотечественников, живущих в крупных столичных городах, стал ежегодным и достаточно банальным событием. Однако есть и другое общение с заграницей, которое пусть и в меньшем объеме, но присутствует в нашей жизни. Культурные, профессиональные обмены, стажировки, конференции и симпозиумы позволяют людям различных культур больше узнать друг о друге, помогают познать мир, увидеть его единство в замечательном многообразии. Ученые, спортсмены, специалисты в различных областях говорят на понятном языке профессионалов. Что может быть интереснее и полезнее, чем возможность пообщаться с “себе подобными”?

Мне посчастливилось стать участником программы стажировок “Сотрудничество профессиональных объединений” после достаточно жесткого конкурсного отбора, состоящего из нескольких туров. Эта программа действует в России уже несколько лет, управляется организацией “Прожект Хармони” и финансируется Агентством США по международному развитию. Среди задач программы – развитие некоммерческого сектора, поддержка гражданских инициатив.
В течение месяца наша группа из 10 человек, представителей общественных организаций Ростовской области и Ставропольского края, изучала работу некоммерческих организаций штата Айова. Ежедневно 4-5 визитов в организации, участие в организованных ими мероприятиях, экскурсии и общение с простыми американцами. Что же нового удалось узнать о стране и некоммерческом секторе?
ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕИ
Штат климатически очень похож на нашу Ростовскую область, мы находимся на одной широте. Основа экономики – сельское хозяйство. Фермеры выращивают сою и кукурузу. Вокруг – ухоженные поля, небольшие фермы. Города небольшие, расположены на значительном расстоянии друг от друга. Да и что тесниться-то, когда такие просторы вокруг? Вдали от мегаполисов, как и у нас, жизнь размереннее и дешевле.
Одно из главных моих открытий Америки заключалось в том, что вся социальная сфера этой страны представляет собой огромный некоммерческий сектор. В штате Айова 25 тысяч таких организаций. Как ни странно, это не только общественные организации (добровольные объединения граждан), но и все школы, социальные учреждения для инвалидов, для пожилых людей, религиозные организации и т.д. Нет федеральных, муниципальных в нашем понимании заведений. Государство в социальной сфере имеет минимальные функции, связанные лишь с регистрацией и налогами. Что это дает самим учреждениям? Самое главное – свободу действий, самостоятельность и ответственность (не перед государством, а перед конкретными гражданами, для которых они существуют). Это позволяет учреждениям получать не только государственное финансирование, средства штата, а также самим проявлять активность в поиске и привлечении средств от благотворительных фондов, частных фирм и лиц. Каково же было наше удивление, когда мы узнали, что учащиеся младших классов одной из школ собирают пожертвования на спортивных матчах, продавая, например “Сникерсы” с наценкой. Все собранные средства идут на развитие школы. Дети могут продавать печенье, произведенное школьной столовой, или глиняные сувениры, сделанные самими на уроках труда. Когда мы спросили в школе, могут ли они сами – без надзора контролирующих образование органов и санитарных служб это делать? Тут уж пришла очередь удивляться американцам.
О пополнении школьного бюджета думают все. При школах созданы благотворительные фонды, в попечительских советах – родители, уважаемые и известные люди местного сообщества. В их задачи входит поиск средств, разработка программ расходования школьных фондов. Кстати, одна из статей расходов меня очень восхитила – это “подъемные” для выпускников школы. Завершая учебу, все дети получают небольшую сумму (около 100 долларов), которая поможет, пусть частично, решить проблемы переходного периода.
Я привела пример обычной школы. По принципу самостоятельности и ответственности живут и другие учреждения. Любой россиянин обладает хорошей долей скепсиса, сквозь который слышно ворчливое: “Дай нашим свободу – все растащат”. Мы привыкли к контролю сверху. А там работает контроль снизу. Он более прочный и, главное – постоянный. С контролем снизу невозможно “договориться”. В этом – очень продуманная стратегия, в которой есть главное – экономическая и социальная выгода. Еще один пример подобной стратегии. Я бы даже сказала – национальной идеи. Она не касается внешней политики, не затрагивает глобальных идей “осчастливливания всего человечества”, но скромно вовлекает каждого жителя страны в круговорот добра и милосердия. Речь идет о благотворительности. Если сформулировать коротко, то “национальная идея” звучит так: каждый человек должен возвращать в свое сообщество то, что было им получено от него. Имеются ввиду не деньги, а забота, которую люди ощущают на себе. Вспомнилась картинка, которую мы наблюдали из окон нашего автобуса. Утром и в обед, когда дети идут или возвращаются из школы, на перекрестках стоят взрослые с табличками в руках (волонтеры, родители) и помогают детям перейти улицу. Мелочь, казалось бы, но ведь забота. Подрастут те, кому помогли перейти улицу, и они сделают что-то для других. Вот почему в Америке нет людей, которые не занимаются благотворительностью. Хотя бы 5 долларов в месяц, но каждый вносит в какую-то организацию (школу, религиозную, общественную и т.д). Тебя просто не поймут, если ты этого не делаешь. Это норма (!), не закрепленная законом, а сформированная общественным мнением, многолетними традициями. При этом каждый человек, отдавший свой труд или деньги на помощь тем, кто нуждается, чувствует себя частью сообщества, ощущает гордость и собственную значимость. А кому от этого плохо? А если посмотреть на все с точки зрения государства и экономики, так это же одна сплошная всеобщая выгода.

P.S.
Об особенностях американской благотворительности и русской елочке “Ирина” – читайте в следующем номере газеты.
row['name']