Сегодня: 17 июня 2513, Суббота

«Школьные товарищи – лучшие воспитатели, чем родители, ибо они безжалостны».
Андре Моруа. «Письма к незнакомке».

Беспокойство многих родителей вызывает тот факт, что их дети ведут себя по-разному в школе, вне её и дома. В школе они тихие, преподаватели могут о них отзываться даже хорошо, но, возвращаясь домой с улицы, они приходят с синяком под глазом. Дома же они порой непослушны и скрытны. Итак, попробуем разобраться, почему поведение подростка так разительно различно.
Первым делом вспомните, а как вы ведёте себя на работе и дома, с друзьями, с начальником? Вы всегда одинаковы? Нет. Вы исполняете определённые социальные роли: дома роль жены (мужа) и родителя, на работе роль подчинённого или начальника – это естественно, так как вносит определённый порядок во взаимоотношения. У подростков свой набор социальных ролей, между которыми он и переключается по необходимости. Но для подростка исполнять свои роли порой очень сложно, ведь он впервые сталкивается с такой необходимостью. В школьном классе он выполняет одну роль (которая порой может ему не нравиться), дома – другую, а именно ребёнка. Но он-то чувствует себя уже вовсе не ребёнком и хочет чтобы с его мнением считались, а отсюда — конфликты. В конце концов, он находит подходящую для него роль, роль полноправного члена коллектива на улице среди своих сверстников.
Но обо всём по порядку. Школьный класс – это двойственное явление в том плане, что имеется формальное представление о нём и его структуре у учителей (то есть, как они его видят), и имеется неформальный образ класса с его лидерами, группами и подгруппами. В какую же группу может попасть наш подросток? Признаки, по которым происходит расслоение класса, могут быть самые разные. По признаку социального неравенства: это может быть и материальное положение, и различный характер жизненных планов, уровень притязаний на блага и способы реализации (которые, как мы знаем, могут быть самые различные). Имеется также особая иерархия, основанная на официальном статусе учащихся, их учебной успеваемости (причём практически всегда имеется противостояние между «ботаниками» и «бездельниками», хотя они периодически могут прибегать к помощи друг друга). Наконец, происходит дифференциация авторитетов, статусов и престижа на основе неофициальных ценностей, принятых в самой ученической среде. Очень часто это различие в физической силе, нахально-эпатажное поведение с учителями, успех в общении с девочками (мальчиками), учитывается также и морально-волевые качества.
Проблема ролевого поведения заключается в том, что уж если ты принял на себя определённую роль, или тебя ею наделили, то ты должен следовать ей всегда во всех ситуациях, этого от тебя ждут и даже требуют. Понятно, что в любом коллективе, так или иначе, будут образовываться роли «шутов», «шестёрок», «изгоев», такие роли мало кому могут понравиться. Обычно социальные роли школы (имеются в виду неофициальные отношения) переносятся и на уличное распределение ролей, конечно если уличная компания представлена практически теми же одноклассниками.
Подросток, не желая мириться со своей ролью, в первую очередь будет искать поддержки у родителей, при том условии, что они до этого зарекомендовали себя как надёжные партнеры, а не авторитарные «самодуры» или либеральные попустители (которые практически мало интересовались жизнью и чаяниями их чада). Если же доверия к родителям нет, то подростку придётся бороться на два фронта: в школе и дома. Мало того, стоит ожидать озлобленности подростка в связи с этим в отношении его родителей, причем озлобленность эта будет глобальной и всепоглощающей. Вот пример из письма девятиклассника.
«Жизнь устроена так плохо, что из миллионов людей на Земле тебе должна встретиться обязательно только одна любимая женщина и только один настоящий друг. Почему? Почему? Это вы, взрослые, так устроили! Я хочу, чтобы много людей, 20 или 50 человек вокруг меня были настоящие, близкие и любимые, чтобы мы не боялись друг друга и были открыты настежь. Но нет, даже мои ровесники жмутся».
Кому могут понравиться роли навязанные, не удовлетворяющие внутренним потребностям? Никому.
Но выход всегда есть. Существуют ведь коллективы, которые формируются по интересам: там можно найти друзей, там подросток может занять достойное его положение. В доказательство скажу, что с каждым днём увеличивается число различных интернет-порталов и посетителей на них, а что это, как не поиск круга общения по интересам! Но я всё же за живое общение. Так как в живых коллективах имеется непосредственный контакт, лидер – взрослый, обладающий харизматичным влиянием на всех членов группы и направляющий их. Это могут быть различные кружки, спортивные, художественные секции. Надо только хорошенько почувствовать своего ребёнка, его желания, потребности, найти доверительный стиль общения и помочь завоевать те социальные роли, которые ему необходимы.
Я недаром назвал статью «Осторожно, дети!». С одной стороны, мы должны не бояться детей, не отнекиваться от них, а с другой – помнить, что подростковый период — очень важный этап жизни любого человека, а не просто переход из детской жизни во взрослую жизнь, у человека одна жизнь, но часть её доверена предыдущим поколениям в целях преемственности.
Много ли мы знаем жизнеописаний,
рисующих безмятежное, спокойное,
непрерывное развитие индивидуума?
Жизнь наша, как и то целое, составными
частями которого мы являемся,
непостижимым образом слагается
из свободы и необходимости. Наша воля –
предвозвещение того, что мы совершим при
любых обстоятельствах. Но эти же обстоятельства
на свой лад завладевают нами. «Что» — определяем мы,
«как» — редко от нас зависит, о «почему» мы не
смеем допытываться, и от того нам справедливо
указывают на «quia» («потому что»)».
И.-В. Гете. Из моей жизни.