Сегодня: 13 июня 2537, Четверг

(Окончание. Начало в № 16).

Торжества проходили в банкетном зале гостиницы «Украина». В толпе выделялся крепыш богатырского телосложения. Я поспешил навстречу Кожедубу. Представляюсь его сослуживцем по 14-й гвардейской авиадивизии. Прошу дать короткое эксклюзивное интервью о юбиляре.
— Охотно, – соглашается маршал. – Знаю Геннадия Александровича с Берлинской операции. Ручаюсь, что среди советских писателей ему нет равных. Ни по знанию авиации, ни по любви к военно-воздушным силам…
В праздничной суете мелькают знакомые лица. Замполит Звездного городка Петр Климук спешит мне рассказать, как вместе с Геннадием они переводили с белорусского его повесть для журнала «Москва». Евгений Хрунов вспоминает, как будучи курсантом Батайского авиаучилища он перелетал на аэродром Хотунка. Полетов было много. И тем не менее вечерами курсанты не пропускали танцевальные вечера в Крытом дворе политехнического института.
— Поверьте, – говорит Евгений, – они были самыми яркими воспоминаниями юности.
К нам подходит Геннадий. Лицо его озабочено.
— Почему не пришли Расул Гамзатов, Николай Доризо – ясно. Они еще днем сообщили, что поздравляют из госпитальных палат. Но что могло случиться с Германом Титовым? – обескуражено разводит руками юбиляр. – Ведь он твердо обещал, что будет по-военному, в назначенный срок.
Все стало понятно за утренним завтраком, когда радио сообщило, что ночью советские войска вошли в Афганистан.
— Мне пришлось сидеть на кнопках, – извинялся перед юбиляром первый заместитель главкома стратегических ракетных войск генерал Титов. – У вас тогда хлопали бутылки с шампанским.
Открывая торжественную часть, глава писателей РСФСР Сергей Михалков имел полное право назвать председателя ревизионной комиссии Семенихина, по его порядочности и нравственным убеждениям, совестью русской словесности. Тепло, любовно чествовали своего товарища главный редактор «Москвы» Михаил Алексеев, друзья по редколлегии Анатолий Иванов, Петр Проскурин. Зал взорвался долго несмолкаемыми аплодисментами, когда посланец «Литературной газеты» зачитал восковку только что снятого с редакционного телетайпа Указа президиума Верховного Совета страны о награждении виновника торжества орденом Трудового Красного Знамени.
… Январской стужей 1984 года мировая литература понесла невосполнимую утрату – скончался великий Шолохов. Золотой осенью того же года ушел из жизни выдающийся прозаик Дона Виталий Закруткин. Скорбная весть застала Геннадия в Пятигорске, куда он был командирован на проведение мемориальной акции, посвященной гибели на дуэли Михаила Юрьевича Лермонтова. Семенихин поторопился в Новочеркасск, чтобы поспеть на девятидневные поминки близкого друга в станицу Кочетовскую. У могилы героя штурма Берлина больное сердце писателя не выдержало. Он возвратился в новочеркасскую гостиницу. На рассвете 20 октября его разбил инфаркт. Скончался полковник в гарнизонном госпитале.
Прощались земляки с почетным гражданином столицы донского казачества во Дворце культуры электродного завода. Похороны состоялись на Троекуровском кладбище в Москве.
Маршал Кожедуб не надолго пережил друга-писателя. Всего на семь лет. В 1991 году Ивана Никитовича не стало. Тысячами нитями были связаны их фронтовые и мирные годы, боевые дела и литературные пристрастия. А если выделить главное, то забота о благе народа, верность ленинским заветам.
Великая Отечественная война породила 22 советских маршала. Прежде всего, они были коммунистами.