Сегодня: 29 января 2321, Суббота

В «ЧЛ» № 3 от 25 января мы опубликовали статью о происходящем в ЗАО ПКФ «Фея» («Злая фея»). И остановились на том моменте, когда бывший генеральный директор Р.Г. Рощинская попыталась собрать собрание акционеров, чтобы досрочно прекратить полномочия совета директоров, избрать новый совет – из «своих» людей и, понятно, вновь стать руководителем предприятия.
Напомним, на 31 января было назначено собрание акционеров, которое созывал совет директоров по просьбе акционера Р.Г. Рощинской. На 30-е с той же повесткой дня было назначено другое собрание акционеров, которое решила созвать сама Раиса Георгиевна. 30-го же января в Ростовском Арбитражном суде должны были начаться слушания дел по заявлениям акционеров, которые посчитали путь получения акций Р.Г. Рощинской незаконным. Пока все строилось в правовом поле, но, увы, из него вышло.
26 января в качестве обеспечительных мер по иску одного из акционеров, предъявивших претензии Р.Г. Рощинской (о признании договоров купли-продажи ценных бумаг недействительными), Арбитражный суд вынес определение: «запретить ЗАО ПКФ «Фея» на внеочередных общих собраниях акционеров, назначенных на 30.01.2006 и 31.01.2006 г., принимать решения по вопросам досрочного прекращения полномочия членов Совета директоров ЗАО ПКФ «Фея» и избрания нового состава Совета директоров».
Нынешнее руководство «Феи» оказалось законопослушным: 31 января собрание акционеров отменили. Вместо него провели производственное совещание – раз уж пришли люди.
Бывший генеральный директор с законом, можно думать, не в ладах: 30 января собрание состоялось, и Р.Г. Рощинская снова превратилась в руководителя. Об этом Р.Р. Туишев, до этого времени – генеральный директор, узнал 1 февраля в Ростове, в ФКЦБ. Там ему сказали: «А вы кто? У нас Раиса Георгиевна уже зарегистрировалась как руководитель». Рощинская зарегистрировалась не только в столице области, но и по месту налогового учета «Феи»: 2 февраля ее видели во многих кабинетах Инспекции по налогам и сборам № 13 г. Новочеркасска.
31 января Раиса Георгиевна пришла на собрание акционеров, ставшее производственным совещанием, в ЗАО ПКФ «Фея». И никому не сказала, что накануне стала вновь генеральным директором! Пришла, рассказывают, скромно одетая, села в зале. Правда, просила слова, но ей пообещали дать его в конце собрания.
Председатель совета директоров И.В. Шрамкова принесла с собой целую папку документов и рассказала собравшимся обо всех происшедших событиях: и буквально вчерашних, и тех, что случились давно, но известны стали недавно. Акционеры узнали и о заниженных ценах, по которым Р.Г. Рощинская распродавала собственность «Феи», и о смешных суммах платы за аренду, в которую она эту собственность сдавала. И о том, как Раиса Георгиевна стала практически полноправной владелицей предприятия.
Возмущения, криков, требования расправы не было. Люди в зале, многие из них пенсионеры, были просто убиты правдой. Это могли видеть телезрители 37-го канала, показавшего в «Новостях» репортаж. Работники «Феи» выходили из зала медленно, по-одному, сгорбившись, казалось, от усталости. А на трибуне возникла Рощинская. Она пыталась что-то говорить в микрофон: «Против меня ведется кампания…», пыталась остановить людей, но с ней не захотели говорить. Как она не захотела говорить 10 октября с двумястами работниками фабрики…
О «воскрешении» гендиректора Рощинской руководство «Феи» узнало в пять часов вечера. И тут же приняло решение: дежурить в здании ночью. Буквально за минуты до выхода «Новостей» позвонили на 37 канал, и диктор после показа заранее снятого сюжета добавил слова о том, что Раиса Георгиевна, нарушив определение суда, провела собрание и вновь избрана руководителем. Это стало сигналом для многих работников «Феи»: на фабрику обрушился шквал телефонных звонков, люди готовы были идти на помощь – обороняться и не пускать.
Ночь прошла спокойно. Попыток захвата здания не было. Впрочем, сам захват и возможное побоище не взволновало никого в городе – ни мэра, ни администрацию, ни депутатов. Позвонили только из ФСБ: что у вас там происходит? Но поскольку швеи не планировали государственный переворот, фээсбэшники успокоились.
Утром 2 февраля я побывала на фабрике. На дверях висели те же плакаты, только двери были заперты. Но меня пропустили, и я убедилась в том, что все люди заняты делом. В цехах кипела работа, заказов было – выше крыши, и если и были жалобы, то только на нехватку работников:
— С 1 марта прошлого года под нажимом Рощинской уволились якобы по собственному желанию 60 человек! Это – швеи и работники вспомогательных цехов. Только в раскройном цехе было 54 человека, осталось 27… Рабочих рук сейчас не хватает.
И вновь, и вновь меня уверяли: мы не хотим воевать – хотим работать, мы не против собственника, лишь бы он не мешал. За 8 месяцев без Рощинской, говорили мне, фирма стала подниматься на ноги: практически выплачена задолженность по заработной плате, выровнялась ситуация с налогами, гасится кредит. Что будет, если вернется Раиса Георгиевна – с людьми, которые пошли против нее, с предприятием, которым, похоже, владелица не очень-то дорожит? Ведь все нынешние «разборки» — во вред репутации фирмы, а ведь кто-то обзванивает заказчиков, уверяя, что «Фея» на грани банкротства.
Пока «Фея» работает. На 20 февраля назначено заседание Арбитражного суда. По указанию областной прокуратуры новочеркасская возобновила проверку заявления акционеров в отношении Р.Г. Рощинской. Шанс разрешить конфликт в правовом поле остается. И хорошо бы им воспользоваться. Чтобы 400 матерей не остались без работы, а город — без предприятия, которое в прямом и переносном смысле делает наш имидж.