Сегодня: 1 марта 2824, Пятница

Абонент гнул свою линию
Калининград. Пенсионерка, получившая счет за международные переговоры, которые она не вела, через суд аннулировала этот документ. При вынесении определения Коллегия по гражданским делам Калининградского областного суда руководствовалась ст. 28 ФЗ “О связи” и п. 68 “Правил оказания услуг телефонной связи”, в соответствии с которыми оператор обязан обеспечить абоненту условия, гарантирующие невозможность подключения к его телефонной линии посторонних лиц. Определение Коллегии имеет общероссийское значение: слишком уж часто в последнее время происходят такие “подключения”.
Калининградской пенсионерке П. пришел счет за телефонные переговоры на полторы тысячи рублей (почти вся ее пенсия). Позвонив в ОАО “Электросвязь”, она узнала, что в октябре 2002 года продолжительное время разговаривала… с Аргентиной. Ни родственников, ни знакомых в этой стране у нее нет и никогда не было. Пенсионерка попыталась объяснить это связистам. Но те не стали ее слушать. Гражданка написала заявление в суд.
Сначала иск гражданки П. к ОАО “Электросвязь” и его филиалу “Электросвязь-сервис” рассматривал суд Центрального района Калининграда, который отказал в его удовлетворении на том основании, что техническая экспертиза, проведенная в июне 2003 года, не обнаружила ни несанкционированного подключения к линии абонента, ни нарушений целостности телефонной сети. Однако П. не сдалась, и обжаловала вердикт в областном суде. Коллегия по гражданским делам посмотрела на ситуацию совсем иначе. По ее мнению, выводы технической экспертизы, которая не обнаружила несанкционированного подключения, относятся только ко времени ее проведения – к июню 2003 года, а никак не октябрю 2002 года, когда якобы состоялся разговор. При вынесении определения коллегия руководствовалась ст. 28 ФЗ “О связи” и п. 68 “Правил оказания услуг телефонной связи”, в соответствии с которыми “оператор связи обязан обеспечить устойчивую работу телефонной связи, что предполагает обеспечение абоненту условий, гарантирующих невозможность подключения к его телефонной линии посторонних лиц”. И п. 74, который гласит, что “абонент несет ответственность за состояние своей линии только в пределах жилого помещения, обязанность по обеспечению надлежащего содержания этой линии вне квартиры абонента должен нести оператор связи”.

ПРИЗЫВ В ТУАЛЕТ
Ижевск. Военного комиссара взяли при получении взятки в туалете городского парка. Призывник Мусихин, помогавший посадить военкома, от исполнения воинского долга немедленно скрылся.
Тридцати тысяч на взятку комиссару Пашкову у призывника Мусихина не было, поэтому он отправился за деньгами в УФСБ. У сотрудников управления нашлось только 25 тысяч рублей. Эту сумму призывнику Мусихину выдали мечеными купюрами. Передача денег военкому состоялась в общественном туалете городского парка. Здесь же сотрудники спецслужб и задержали взяточника. На суде комиссар Пашков свою вину признал, но частично. В свое оправдание он сказал, что “не успел спрятать личное дело Мусихина или отправить его в другой военкомат, чтобы оттянуть призыв”. Гособвинитель просил посадить взяточника на 5 лет, но военкому максимально смягчили наказание: учли службу в горячих точках, четыре медали и семейное положение (у комиссара двое детей и скоро появится третий). Военный суд признал Алексея Николаевича Пашкова виновным в получении взятки и вынес вердикт — 3,5 года в колонии общего режима.
Военком лишился звания подполковника, четырех медалей, права занимать должность комиссара в течение трех лет и военной пенсии. А вот главный свидетель — призывник Мусихин в зал суда не явился. После дачи показаний он исчез (у Мусихина был для этого хороший повод: через три месяца после суда над военкомом призывнику исполняется 27). Прокуратура возбудила уголовное дело и в отношении гражданина Мусихина — за уклонение от воинской службы. Теперь Мусихину грозит год тюрьмы.

ППС наступает истец
Калининград. Гражданин С. сумел доказать в суде, что сотрудники милиции не имеют права проверять документы “просто так”, — для этого должны быть серьезные основания. Ему даже удалось отсудить у стражей порядка, нарушивших статью 11 Закона “О милиции”, 800 рублей в качестве компенсации морального вреда за 14 часов, проведенных под незаконным арестом).
Юрист Александр С. и его товарищ сидели в машине в одном из дворов Калининграда и мирно беседовали. Знакомый Александра С. откупорил банку пива. В этот момент к приятелям подошли два человека в штатском, представились сотрудниками милиции и потребовали предъявить документы. Александр С. поинтересовался, чем вызван интерес к его скромной персоне. Александр ссылался на статью 11 Закона “О милиции”, в которой говорится, что сотрудники милиции имеют право проверять у граждан документы, но только если имеются достаточные основания подозревать их в совершении преступления или правонарушения.
Милиционеры разгневались. Когда выяснилось, что у строптивого гражданина нет при себе документов, его попросили пройти в отделение. Гражданин С. предложил блюстителям порядка зайти к нему домой, где лежат документы (автомобиль стоял под окнами его квартиры). Но милиционеры отказались от такой перспективы, взяли 50-летнего гражданина С. под руки и насильно “препроводили” в отделение. Там они составили протокол, в котором записали, что гражданин С. был пьян, нецензурно выражался в общественном месте, и оскорблял своим поведением общественную нравственность.
Через некоторое время задержанного отвезли на медицинское освидетельствование, но, вопреки ожиданиям милиционеров, эксперт сделал заключение, что “дебошир” трезв как стеклышко. Тем не менее, милиционеры снова отправили гражданина С. в камеру. Там он пробыл до 9 часов утра следующего дня.
Через несколько дней Александр С. обратился в суд Ленинградского района Калининграда с заявлением о прекращении возбужденного в отношении него дела об административном правонарушении. Суд проанализировал показания свидетелей, материалы дела (включая протокол медицинского освидетельствования) и прекратил дело “за отсутствием состава административного правонарушения”. Тогда Александр С. написал второе исковое заявление – о компенсации морального вреда, причиненного незаконным задержанием. Свои страдания он оценил в 53700 рублей. Суд Ленинградского района удовлетворил иск Александра С. “Действующее законодательство, – говорится в постановлении суда, – предусматривает право определенным должностным лицам органов внутренних дел, в том числе сотрудникам дежурных частей ОВД, принимать решения об административном задержании <…> при наличии для этого установленных законом оснований. После доставления в дежурную часть Ленинградского РУВД С. каких-либо противоправных, антиобщественных действий не совершал, его личность и местожительство были установлены, согласно протоколу медицинского освидетельствования С. был трезв <…>”. Суд признал, что неправомерным задержанием пострадавшему нанесен моральный вред, который оценил в 500 рублей (за 14 часов, проведенных под стражей).
Это решение Александра С. не удовлетворило. Он поставил перед собой задачу доказать, что милиционеры вообще не имели права требовать у него документы. Суд Ленинградского района вынес решение, в котором говорится: “Согласно ст. 11 Закона РФ “О милиции” сотрудник милиции вправе проверять у граждан и должностных лиц документы, удостоверяющие личность, если имеются достаточные основания подозревать их в совершении преступления или административного правонарушения. Суд считает, что факт нахождения заявителя С. в личном автомобиле, где иным лицом распивалось спиртное, не давал основания сотруднику милиции проверять у него документы <…>”. Этим же решением суда компенсация морального вреда была увеличена до 800 рублей.