Сегодня: 24 октября 0487, Пятница

Даже в праздничный день в Старочеркасске был разлит покой, надышавшись которого можно было продолжать жить в Новочеркасске, шумном и суетном, как любая столица мира.

19 августа в родной станице Атамана был установлен бюст Матвея Ивановича Платова работы Анатолия Скнарина. Три других памятника обретут свое монументальное место в Таганроге, неподалеку от которого в станице Еланчинской умер казачий Атаман, в Новгороде, где находится хранилище памятников 1000 героев, составивших гордость России, и в Новочеркасске. Слово держали Атаман Всевеликого войска донского Виктор Водолацкий и особо уважаемый казаками председатель Законодательного собрания РО Александр Попов.
Делегацию новочеркасцев возглавлял глава городской Думы
В. Золоторенко.

Памятник был открыт и освящен после оптимистичных речей казачьей верхушки и официальных лиц. Затем к «братьям и сестрам» трогательно обращались потомки славных казачьих родов, приехавшие из США, Канады, Германии.
«Не считайте нас иностранцами, — говорил один из них, — у нас была и остается только одна Родина»… И почему-то верилось им, идеально говорящим по-русски, приехавшим сюда разделить с нами праздник, родившимся среди чужих людей и всю жизнь болеющим по Родине, как прихотливое, трудно приживающееся растение…
Собравшиеся на праздник люди шли к памятнику, задрапированному белым покрывалом, через майдан, где трехлетний Платов научился ездить верхом. Да и вся эта тихая солнечная станица освящена первыми шагами атамана по земле. Со всех войн он возвращался сюда, в мир и покой, в южную роскошь прибрежной станицы. Однако, набрав силу, ушел, оставил святое место своему могущественному тестю Ефремову, в близости к которому, может быть, не стал бы тем, кем стал. И начал все, как сейчас говорится, «с нуля». Вот уж крупные были личности, если тесно стало им в одной станице…

…Местные жители, избалованные фольклорными праздниками, прямо на центральной аллее спокойно торговали несравненными донскими розовыми помидорами, красным и зеленым болгарским перцем и янтарной вареной кукурузой. Ну и, конечно же, народные художники-умельцы, сильно украсив дорогу, по которой шествовали гости станицы, торговали авторскими, драгоценными, резными из дерева картинами, холодным оружием собственного производства по типу «платовского», традиционной керамической казачьей посудой, сделанной собственными руками, украшениями, книгами о том, «откуда есть пошло» донское казачество.

Обрамляли гулянья любимые публикой донские коллективы, а открывал фольклорное пиршество на ефремовском подворье наш Юрий Хачатурян со своим «Любо».
В старочеркасских сквериках раскинулись «самобранки» кафе. Казаки, местные и приезжие, воспринявшие 250-летие Атамана близко к сердцу, заняли места не только за столиками, но и на траве в окрестностях торжества и с достоинством наблюдали происходящее. Держались на высоте своего положения. И лишь когда народ начал разъезжаться, ватага молодых казаков в парадной форме с шашлыками в руках прошествовала за своим предводителем на берег Дона.
Правда, в среде охранников порядка, что объяснимо — работа-то нервная, понемножку начали пить еще во время «опевания» церемонии. Но как изящно они это делали — наполняя водкой красные перчины!

Оба храма были открыты для посещений. В ефремовском дворце работало сразу несколько разнообразных выставок, — от полностью посвященной биографии Матвея Ивановича, до старинных часов.