Сегодня: 18 сентября 6172, Пятница

Минул очередной День города, который обычно приурочивают к последним в мае — первым в июне выходным дням. В эти дни отмечают очередную годовщину закладки наиболее значимых зданий и сооружений Новочеркасска, как то: войскового собора, церкви, гимназии, войсковой канцелярии, других объектов. В совокупности все это именуется закладкой города. Закладкой, но никак не его основанием.

Основание города — это нечто иное, гораздо более значимое действо, нежели укладка металлической пластинки с гравированным текстом либо установка закладного камня на месте возведения того или иного сооружения. Но определение дня, который с полным на то правом можно считать днем основания Новочеркасска, с которого и должен вестись отсчет возраста города — это тема отдельного, весьма обстоятельного разговора. В этот день и следует отметить его грядущий 200-летний юбилей.

Ну а День города можно праздновать когда угодно: когда это удобно; когда уже тепло, но еще не больно жарко; когда большинство населения не занято на работе. Для этой цели вполне подойдут и последние в мае — первые в июне выходные дни.Свой очередной День наш город встретил одетым в строительные леса. Не весь, естественно, а в том лишь месте, где проводятся основные праздничные мероприятия, проходят народные гулянья: на улице Московской и Платовском проспекте, которые готовятся встретить 250-летний юбилей М.И. Платова подгримированными, напомаженными и припудренными.

Помимо макияжных, задуманы и более значимые работы: мощение тротуаров новомодной плиткой, приносящей неплохие барыши ее производителям, а также «обогащение городской среды новыми архитектурными объектами при условии самого бережного отношения к исторической застройке». Насколько отношение к исторической застройке будет бережным, покажет время. Ведь одно дело — изображение того или иного объекта на бумаге, и совсем другое — его реальное воплощение. Примеры такого «бережного отношения» мы уже имеем. Наглядно проследить это можно хотя бы на примере реконструкции здания, в котором прежде размещалась гостиница «Большая московская», ставшая затем «Южной».
Здание это было возведено в начале 40-х годов XIX века, еще до открытия памятника М.И. Платову. С тех пор оно «держало» весь комплекс зданий, расположенных у слияния двух центральных магистралей Новочеркасска: улицы Московской и Платовского проспекта. Гармонируя с другим угловым зданием, где прежде размещалась гостиница «Центральная», а затем находился ряд магазинов с гастрономом «Платовский», здание «Южной» существенно не изменило свой облик даже после перенесенного им пожара. И вот, в конце концов, взялись за его восстановление.

Но у города денег на это не оказалось: финансируют производимые работы частные инвесторы. Как известно, кто платит, тот и музыку заказывает. И хотя при этом утверждается, что в восстанавливаемом здании «исторический характер и современные тенденции будут слиты воедино», всем нам также известно, что «в одну телегу впрячь неможно коня и трепетную лань». Помимо того, что сохранившиеся фасады здания середины XIX века «модернизировали» металлопластиковыми дверьми и окнами, здание вскоре будет увенчано чуждым ему мансардным этажом, который значительно увеличит общую высоту сооружения. В итоге оно станет раза в полтора выше соседнего углового здания, подавит его и нарушит гармонию.

Интересно отметить, что на планшете с изображением внешнего вида фасадов восстанавливаемого здания, прошедшем все необходимые согласования и утверждения, который хранился в кабинете главного художника города В.А. Александровского, недавно назначенного исполняющим обязанности главного архитектора города, фасады имели внешний вид, приближенный к историческому. Но затем они неведомым образом трансформировались, так как, оказывается, «во всех европейских зданиях постройки XVII, XVIII, XIX веков применяется именно мансардная форма». Подкрепив таким «обоснованием» правоту своих дальнейших действий, инвесторы принялись за дело. Венчавшие фасадные стены кирпичные парапеты были разобраны, а на их месте были закреплены стропила из профильного металла. К ним в свою очередь стали крепить сверху металлические фермы. Надо полагать, что все эти металлоконструкции со временем окажутся закрытыми каким-нибудь современным кровельным материалом: металлочерепицей, металлошифером и им подобным. Словом, как и в случае с «Макдоналдсом», у нас появится еще один «кусочек Европы». Тем более, что во дворе восстанавливаемого здания планируется разместить «кусочек Франции» наполеоновской эпохи: «ресторан в старинном французском стиле с настоящими аксессуарами и атрибутами, и даже со старинными французскими костюмами».

Вот такая «музыка» заказывается частными инвесторами. А все заявления городского руководства о превращении Новочеркасска в привлекательное для зарубежных туристов место при такой постановке дела — не более, чем блеф. Ну какой закордонный чудак поедет из наскучившей ему Европы глазеть на ее «кусочек»? Что он, дома у себя не видел крытых металлочерепицей мансардных этажей, мощенных плиткой улиц и пощадей, «Макдоналдсов», аквапарков, евродверей да евроокон? Ему ведь экзотика донская нужна: крытые камышом да чаканом (по-научному — рогозом) рестораны-курени, мощенные булыжником да брусчаткой улицы и площади, резные наличники и ставни, благоухающие акацией, а не засаженные туей, бульвары и аллеи. Да и жаждущих и страждущих казачьих потомков эмигрантов первой волны, коих мыслится заманить на всесветный казачий съезд по случаю юбилея европейски известного атамана Платова, лучше потчевать запеченными с кашей сазанами да чебаками с прохладными арьяном и узваром, а не гамбургерами да чизбургерами с «Пепси» и «Колой».

А в ресторане во французском стиле пусть горадминистрация своих гостей из милой ее сердцу Европы потчует. А то ведь что казаку здорово, то европейцу — смерть: может с непривычки и костью сазаньей подавиться. А стоящий напротив выхода из будущего ресторана «в старинном французском стиле» бронзовый донской атаман Платов на субъектов во французских костюмах начала XIX века подивится: в свое время он подобное платье страсть как не уважал! Равно как и мансардные этажи: 70 лет бронзовый Платов на пологие, крытые листовым железом, крыши расположенных по обеим сторонам Московской улицы зданий взирал, но мансардных этажей там не обнаруживал. Потому как заложенный им город — сердце казачьего Дона, а вовсе не какой-то там «кусочек Европы».