Сегодня:

Нервные клетки
Сложности и несообразности человеческого бытия во все времена больно ранили особо чувствительные натуры. Счастлив тот, кто прошел долгий жизненный путь играючи, ни разу не споткнувшись. Наш нестабильный, тревожный век сократил число таких «счастливчиков» до минимума. Я смотрю в глаза своим сверстникам и читаю в них преждевременную усталость или слишком ранний скептицизм. Здоровый человек, как правило, улыбается. Наши лица грустны и озабочены. Выходит, мы нездоровы? Озадачившись таким вопросом, я решил побеседовать со специалистом и отправился в Центр профилактики и лечения неврозов, что находится на улице Александровской в бывшем здании 17 школы.

Итак, я нахожусь в кабинете врача-психотерапевта высшей категории, проработавшей на своем поприще 40 лет, Ирины Владимировны Минкиной.
— Уважаемая Ирина Владимировна, скольким людям, по-вашему, сегодня можно смело поставить диагноз «невроз»?
— По статистике общее количество колеблется от 55% до 75%. Сразу оговорюсь, что такие высокие цифры характерны не только для России. Здесь мы стоим в одном ряду большинством развитых государств. Это, разумеется, связано с социальными условиями, поскольку невроз — болезнь социальная. Однако было бы неразумно и нелепо утверждать, что виной всему — общественные язвы, которых немало в любой, самой процветающей стране. Огромное значение имеет структура личности. Не последнюю роль играют социальные особенности и традиции. Например, самый высокий уровень самоубийств фиксируется в Японии и Финляндии.

— Что же такое «невроз»?
— Невроз — это хроническое заболевание, возникшее на конфликтной основе. Причем конфликт может быть как внешним, так и внутренним. Проще говоря, невроз — это неудовлетворенность личности, нереализованность в очень важных аспектах. Один страдает от неудач в личной жизни, другого мучает невостребованность в сфере профессиональной, третьего раздирают противоречия между желаниями и возможностями.
— Такое банальное заболевание, как грипп, имеет ряд симптомов, известных каждому: повышение температуры, насморк, боли в мышцах и т.д. Есть ли набор симптомов, характерных для невроза?
— Конечно есть. Во-первых, страх. Страх невротический отличается от страха реального тем, что человек заранее боится чего-то. Здесь уместно вспомнить поговорку: боящийся порки уже выпорот. Во-вторых, тоскливость, возникает либо без повода, либо по поводу, но длящаяся при этом слишком долго. В-третьих, нарушения сна, быстрая утомляемость. В-четвертых, головные или сердечные боли, возникающие после незначительных волнений. И, наконец, излишняя требовательность к себе и окружающим, неумение адаптироваться, желание изменять чужую жизнь, а не свою.
— Может ли невроз приводить к заболеваниям внутренних органов?
— Невроз — великий хамелеон. Он часто скрывается под видом самых разных заболеваний: гипертонии, язвенной болезни, ишемической болезни сердца. Часто бывает так, что пациент с повышенным давлением или сердечным болями идет к терапевту, принимает дорогие препараты, словом, долго и старательно лечится, а лечение не дает никаких результатов.
— Какие же методы лечения и профилактики неврозов вы считаете наиболее прогрессивными?
— Я полагаю, нет нужды заниматься перечислением современных методик, а также имен тех, кто эти методики разработал. Могу лишь уверить вас, что большинство из них направлено на переобучение личности. В борьбе с неврозом необходимы знания, которые можно получить во время сеансов групповой или индивидуальной терапии. Желательно читать литературу, написанную специалистами. При этом не стоит увлекаться восточными видами психотерапии, так как они рассчитаны на людей с иным мировоззрением, воспитанных в совершенно иных религиозных, философских, культурных традициях. Не стоит также увлекаться авторами зарубежными.
— Простите, но в таком случае возникает вопрос, что предлагает отечественная школа психотерапии, если таковая вообще существует?
— Отечественная школа психотерапии ведет свое начало от великого русского ученого Владимира Михайловича Бехтерева. Трагедия в том, что в свое время психотерапия наряду с генетикой и кибернетикой попала в число опальных наук. Однако в настоящее время книги таких ученых, как Леви, Литвак, Богин, Верещагин доступны любому желающему. Их я и рекомендую для самообразования. Считаю нужным лишь предупредить, что знания без действия — знания мертвые.
— Поясните, пожалуйста, вашу мысль.
— Главным и необходимым условием избавления от невроза является желание человека изменить самого себя. Если пациент агрессивно не хочет критически переосмыслить свое прежнее отношение к жизни, ему не поможет ни литература, ни лекарственные препараты, ни консультации самых опытных специалистов. Защищая свою, однажды избранную модель поведения, пациент защищает и свою болезнь.
— В таком случае, считаете ли вы, что человек способен справиться с неврозом без помощи специалистов?
— Несомненно способен. Но тут возникает несколько «если». Если захочет познать себя и найдет для этого время и силы. Если сможет переиначить то, что его не устраивает. Если научится жить в настоящем, опираясь на прошлое и не боясь будущего. Повторю набившую оскомину истину о том, что личности необходимо гармоническое развитие, чтобы добиться самодостаточности.
— А что такое самодостаточный человек?
— Прежде всего, человек гибкий, способный изменяться. Идеальная формула — это сочетание движения вперед с умеренным здоровым консерватизмом.
— Все, что вы говорит — прекрасно, но, наверное, сложно для исполнения.
— Вы правы, поэтому человеку, потерпевшему поражение в борьбе с неврозом один на один, я настоятельно рекомендую обращаться к специалистам, избегая походов к знахарям, доморощенным экстрасенсам и просто шарлатанам.
Заканчивая беседу с Ириной Владимировной Минкиной, замечательной женщиной, чьим голосом можно наслаждаться сколь угодно долго, я выразил надежду, что наш разговор будет не последним, ибо каждый из нас имеет свои вопросы к психотерапевту.