Сегодня: 18 ноября 2019, Понедельник

Поговорим о коррупции в низших эшелонах власти. О том, что постоянно принимаются решения на заседаниях антикоррупционных комиссий как вести профилактику этих антигуманных действий, зачитываются отчеты с перечнем мероприятий, которые пропагандируют чистые руки чиновников и как таковым разъясняют невозможность сочетания в едином образе чиновника и коррупционера. Однако отойдем от повестки дня заседаний антикоррупционных комиссий и посмотрим на то, что происходит за дверьми зала заседаний.., в соседних кабинетах.

Признаюсь, я сделала все возможное, чтобы не говорить о таковых фактах публично. Однако иного пути уже нет, испробованы все варианты восстановления справедливости, но, как сказал следователь Следственного комитета по г. Новочеркасску, администрация города почему-то высекла сама себя по примеру гоголевской унтер-офицерской вдовы.

У К. Маркса есть фраза: «Надо заставить народ ужаснуться себя самого, чтобы вдохнуть в него отвагу». Ужаснули меня действия, вернее, бездействия чиновников – тех самых, которые и есть участники антикоррупционных заседаний, ужаснули ответы сотрудников, знающих о фактах коррупции…

Однако все по порядку.

В администрации города, согласно соответствующему постановлению, существует конкурсная комиссия по проведению торгов на приобретение права на размещение нестационарного торгового объекта (НТО). Документы претендентов на размещение НТО рассматриваются комиссионно. Но почему-то хранение документов не предусматривает ни сшива, ни опечатывания  таковых. Почему так происходит? На этот вопрос также отвечал поэт Маяковский: «Значит это кому-то нужно».

В 2018 году этот коррупционный канал, случайно или специально открытый в Комитете по управлению муниципальным имуществом, провел сделку. Были подменены документы одного из заявителей, и жалоба на членов комиссии полетела в УФАС.

Членов комиссии оштрафовали каждого на 30 тыс. рублей. В протоколе УФАС все эти чиновники написали, что документы,  рассматриваемые ими, отличаются от пакета, пересланного в жалобе. Однако штраф необходимо платить.

И что далее? Документы, рассматриваемые на заседании указанной комиссии, стали хранить иным способом? Прошивать,  опечатывать? Нет, канал продолжает работать.

Без вины наказанные чиновники потребовали служебного расследования. Им отказали. Тогда я обратилась с официальным запросом в администрацию, объяснив, что служебное расследование не только закроет коррупционный канал, но и найдет виновного. На это последовал ответ от первого заместителя главы администрации, что в данном случае не была нарушена техника безопасности, нет нарушений трудового распорядка, а подлог документов не является причиной служебного расследования. Правда, подписавший такой ответ чиновник ныне заключен под стражу и является фигурантом судебного процесса в связи с получением взятки в особо крупном размере.

Однако, получив столь странный ответ, я обратилась в правоохранительные органы. Но и тут корни коррупции никак не пошатнулись. Следователь опросил всех причастных. Все в один голос заявили, что документы были подменены.., однако Следственный комитет вынес решение не возбуждать уголовное дело.

В описательной части ответа следователь приводит слова специалиста Комитета по управлению муниципальным имуществом. Она заявляет, что никогда не покидала свой кабинет, и поэтому доступ к шкафу, в котором хранятся документы, всегда в её поле видимости.

Жаль эту гражданку, ведь бедняга не имеет возможности даже отлучиться по естественной надобности человеческого организма – охраняет шкаф с документами, т.к. комиссия не озаботилась прошить, пронумеровать их и опечатать:((

В августе нынешнего года на интерактивном форуме «Вместе против коррупции!», проведенном Генеральной прокуратурой РФ, было заявлено, что важным условием для устойчивого развития экономики является минимизация коррупционных проявлений в бизнес-среде. Однако только за последние два с половиной года прокурорами выявлено свыше 600 тыс. нарушений законодательства о противодействии коррупции. Прокурорами в защиту интересов государства в суды направлено более 13 тыс. исков на сумму, превышающую 40 млрд. рублей. По протестам органов прокуратуры  отменено и изменено свыше 80 тыс. незаконных правовых актов. По представлениям прокуроров к дисциплинарной ответственности привлечено более  160 тыс. должностных лиц, в том числе руководителей высокого уровня. К административной ответственности за коррупционные правонарушения привлечено более 18 тыс. лиц,  возбуждено более 8 тыс. уголовных дел.

На форуме рекомендовано продолжить проведение ежегодного независимого исследования  ТПП РФ «Бизнес-барометр коррупции». Данный специальный проект федеральной палаты, запущенный в 2016 году, является независимым анонимным исследованием мнения предпринимателей с целью замера антикоррупционных настроений и оценки антикоррупционной политики в России.

В рамках проекта ТПП выяснено, что  все больше предпринимателей сталкиваются со случаями навязывания платных товаров, работ или услуг сторонних организаций. Почти 50% респондентов сталкиваются с этим со стороны контрольно-надзорных и разрешительных органов. Респонденты отметили, что наиболее часто такие случаи возникают при получении разрешений, при выполнении санитарно-эпидемиологических норм, в природоохранной сфере, в т.ч. при вывозе ТБО, при подключении к электросетям, теплоснабжению, при получении справок и лицензий. Как сообщила вице-президент ТПП РФ, финансовый объем навязанных платных товаров, работ или услуг, по информации более 20 процентов опрошенных, колеблется от 50 до 500 тыс. рублей, и это уже достаточно серьезно.

Как это ни трагично, но рассматривая локальную коррупционную ситуацию в Новочеркасске,  я думаю, что, очевидно, это ещё не предел, не самое худшее, мы ещё не коснулись «дна», и народ ещё не дозрел до способности ужаснуться себе самому и, наконец, обрести отвагу, чтобы спросить: «Почему мы так живём?». Хотя слегка ужасают ответы тех, кто, говоря об этом локальном подлоге, заявляет, что произошло это при экс-начальнике КУМИ, поэтому и взятки гладки.

Но все продолжается и сегодня. Документы так же и остаются в прямом доступе и охраняются лишь специалистом, который никогда не выходит из кабинета.

Что же касается коррупции, то процесс подмены документов ведь не нарушает ни трудовую дисциплину, ни пожарную безопасность. А коррупционер имеет канал, по которому можно продолжать процесс «регулирования» документооборота, представляемого на  заседания комиссии. Все продолжается, ведь коррупционер как самолёт — пока не сядет, не остановится.

Комментарии (0)

Добавить комментарий