Сегодня: 21 февраля 2020, Пятница

(Продолжение. Начало в «ЧЛ» №№ 9-12)

28 апреля (10 мая) 1918 года общее собрание членов Донского правительства и делегатов от станиц и войсковых частей, проходившее в Новочеркасске, объявило себя Кругом спасения Дона. На последующих заседаниях Круга были приняты решения о созыве Большого Войскового круга, выбран атаман генерал от кавалерии П.Н. Краснов, которому 4 (17) мая 1918 г. вручили пернач, и Донское правительство.

Город Новочеркасск сильно пострадал во время пребывания в нём революционных отрядов. Ограблено и осквернено было не только имущество горожан, но и все войсковые здания: стёкла и мебель разбиты, комнаты загажены. Сохранилось описание Духовной семинарии на Платовском проспекте, где зимой  1918 года размещался Войсковой штаб: «Красные товарищи, обитавшие здесь, до неузнаваемости запакостили и обезобразили помещение. Стёкол не было, не хватало оконных и дверных рам, использованных красногвардейцами на топку. Коридоры нижнего этажа оказались обращёнными в отхожее место, и нисколько не преувеличиваю, что местами на добрую четверть пол был покрыт всевозможными отбросами, издававшими ужасное зловоние. Несколько дней и ночей пленные красногвардейцы приводили в пристойный вид ими же загаженное здание…».

Первое время после освобождения казаками Новочеркасска в городе оставалось большевистское подполье, которое устраивало по ночам взрывы бомб. Но после нескольких облав диверсии прекратились. На окраинах города были выставлены казачьи сторожевые посты, которые по ночам ловили  подозрительных лиц.

Жизнь в городе понемногу наладилась. Для нужд фронта работали лазареты, небольшие предприятия, где выпускались патроны, военное форма и снаряжение.

В Александровском саду было открыто летнее гарнизонное собрание, где выступал войсковой хор. В саду часто возникали ссоры между донскими офицерами и офицерами Добровольческой армии.8,313

Прекрасный администратор атаман П.Н. Краснов за короткий срок сумел организовать чёткую работу всех сторон жизни Войска Донского: работали банки, школы, госпиталя. На Дону даже стали печатать свои деньги. Но особенно большое внимание атаман уделял организации «Молодой армии», созданной из казаков 1918-1919 «годов присяги».

Атаман П.Н. Краснов в своей работе делал ставку на Германию, войска которой занимали Украину и западную часть Области Войска Донского. Командующий Добровольческой армии А.П. Деникин сотрудничал с Англией, обещавшей ему финансовую помощь. Это было одной из причин конфликта между Красновым и Деникиным. С целью преодоления этих разногласий происходили трёхсторонние встречи между командованием Добровольческой Армии, Донским правительством и представителями Антанты.

25 ноября (8 декабря) 1918 г. в Новочеркасск прибыли представители союзников во главе с английским капитаном Бондом и французским Кашеном. Гостей встретили, как и положено на Дону, радушно. Английский капитан объяснял цели своей миссии – узнать на месте «военное, политическое и экономическое положение для донесения» и высказывал надежды на возрождение России.8.213

Свидетелем этого визита был переводчик атамана П.Н. Краснова — тогда совсем ещё юный Григорий Порфирьевич Чебаторёв. В своей книге «Правда о России. Мемуары профессора Пристонского университета, в прошлом казачьего офицера. 1917-1959» он описывает одну из таких встреч: «25 ноября (8 декабря) в Новочеркасск прибыли представители Англии и Франции. Это  были  морские офицеры; они высадились в Мариуполе – примерно в 80 милях  к западу от Таганрога на Азовском море с целью прояснить ситуацию в регионе… Атаман Краснов прислал за ними свой личный поезд, а затем организовал в Новочеркасске торжественную встречу и приём. На официальном обеде в честь союзников генерал Краснов предложил тост: «За великую, единую и неделимую Россию! Ура!».

Первая англо-французская миссия пробыла у нас всего несколько дней и уехала, чтобы доложить о результатах своим правительствам. Вскоре после этого началась регулярная переписка с британской миссией при штаб-квартире генерала Деникина в Екатеринодаре на Кубани; возглавлял миссию генерал-майор Пуль».

Следующий визит британской делегации во главе с генералом Пулем в Новочеркасск, вспоминает профессор Г. Чебаторёв, был 28 декабря 1918 г.(11 января 1919 г.): «С ним приехал подполковник Кейс и несколько младших офицеров британской армии, а также капитан Фуке, глава французской миссии, и лейтенант французской армии Эрлиш… Все гости были одеты в форму своих армий. Шотландский килт одного лейтенанта из горцев произвел среди местных мальчишек настоящий фурор; стоило ему появиться на улице, вокруг него тут же собиралась целая толпа.

Для иностранных гостей в атаманском дворце был устроен официальный приём и обед… В моей памяти от дня, который англо-французская миссия провела в Новочеркасске, сохранился один эпизод. Во время посещения музея Донского войска генерал Пуль обратил внимание на две старинные пушки с британскими львами на стволах, установленные по обе стороны от входа в музей, и поинтересовался, откуда они взялись. «С британской канонерской лодки «Джаспер», — ответил атаман. «Кто же захватил их?» — «Мой дед», — ответил Краснов с оттенком законной гордости. Пуль только пробормотал что-то неразборчивое  и прошёл в здание».

Атаман П.Н. Краснов, несмотря на невероятные трудности, за время своего непродолжительного правления добился больших результатов: была урегулирована система правления Войска Донского, создана Молодая армия и многое другое. Краснов, сотрудничая с немецкими войсками, которые оккупировали соседнюю Малороссию, сумел организовать поставку оружия не только для Донской армии, но и Добровольческой. Но атаман своей независимостью не устраивал ни А.П. Деникина, ни его английских и французских покровителей, которым не нужна была сильная Россия, не нужен был самостоятельный Дон, им нужны были наши природные ресурсы, а значит и слабые, сговорчивые руководители. Генерал А.И. Деникин, выполняя волю союзников, постоянно конфликтовал с генералом Красновым и делал все для того, чтобы отстранить его от власти и поставить на его место послушного атамана. Вопрос об ошибках в работе П.Н. Краснова был поднят на Большом Войсковом Круге, собравшемся в Новочеркасске в конце августа 1918 года. Делегаты Круга оценили огромную работу, проделанную атаманом П.Н. Красновым, и оставили его на посту ещё на 3 года. На Кругу были приняты законы о власти на местах, герб, гимн, «Основные законы Всевеликого войска Донского».

Но под давлением англичан и генерала А.И. Деникина в феврале 1919 года П.Н. Краснов вынужден был оставить пост атамана и покинуть Россию. Во главе Донского Войска стал атаман генерал-лейтенант Генерального штаба А.П. Богаевский.  Для Дона он не принес пользу, но был очень удобен для генерала Деникина. Донская армия вошла в состав Добровольческой.

Бои на фронте в 1919 году проходили с переменным успехом: ещё весной Красная Армия стояла на реке Северский Донец, летом фронт откатился далеко на север, осенью опять приблизился к Новочеркасску.

Сохранилось описание Новочеркасска 1919 года полковника Иван Михайловича Калинина, которое он приводит в своей книге «Русская Вандея», вышедшей в 1926 году в Советской России:

«Наступила весна. Красные стояли под Новочеркасском, на левом берегу Дона. Станица Багаевская, расположенная как раз напротив стольного града, переходила из рук в руки. Широко разлившийся Дон мешал красным захватить «змеиное гнездо». Так, говорят, они называли Новочеркасск. Почти целый месяц, если не больше, беспрерывная канонада оглашала степь, превратившуюся теперь в море, к востоку от Новочеркасска. Красные летчики каждое утро кружили над городом, сбрасывая бомбы на склады оружия и снарядов. Но в городе, с переброской Добровольческой армии, словно все оцепенело. Панический элемент давно уже покинул город. Остались только те, у кого были крепкие нервы. Молодежь в виде развлечения отправлялась в Александровский сад на вышку, где стояло оружие для обстрела аэропланов, и рассматривала в бинокли противоположный берег, на котором развивались красные знамена. В «змеином гнезде» царило спокойствие могилы».

Одну из таких бомбардировок Новочеркасска с аэроплана описывает и В.П. Запорожцев: «На второй день после того, как нас пригнали в Новочеркасск и поместили в казармы бывших маршевых рот периода германской войны, расположенных за городом у Краснокутской рощи против городского кладбища… Был послеобеденный отдых, и стоял чудесный апрельский день… Вдруг, ни с того ни с сего, как бы рядом с казармой, раздался оглушительный взрыв. Деревянная казарма задрожала, с потолка  и стен посыпалась штукатурка. … раздался ещё такой же взрыв, но уже в центре города, и все уже знали, что это сбрасываются на город вражеским аэропланом бомбы … Сбросив всего четыре бомбы, две из которых, последние, разорвались у Аксая – одна у Куричьей балки у железной дороги, а вторая – у Васильевской мельницы, аэроплан, судя по звуку, удалился в южном направлении. Налёт не причинил городу никакого вреда, как и не причинили вреда красному аэроплану орудия белых».

В 1919 году Новочеркасск жил бурной жизнью, события мелькали, как калейдоскоп, их количество было такое, что хватило бы на сто лет мирной жизни.

В этом году в городе была эпидемия сыпного тифа. Больницы и лазареты переполнены, несмотря на все усилия врачей, смертных случаев было очень много. Переболел тифом и атаман А.П. Богаевский.

Английский офицер Хадлстон Уильямсон, входивший в состав Британской военной миссии и описавший свои приключения в России в книге «Прощание с Доном: Гражданская война в дневниках британского офицера», впервые побывал  в Новочеркасске в апреле 1919 года: «После выяснения кое-каких сведений о казаках моей первой обязанностью в Новочеркасске, как мне казалось, было обратиться к атаману Богаевскому. На следующий после приезда день я вместе с Ангусом Кемпбеллом вознамерился это осуществить. Нас встретил у дверей очень энергичный часовой Атаманского гвардейского полка, на голове которого была синяя казацкая шапка, а одет он был в обычную русскую серо-зеленую рубашку и синие бриджи с лампасами трёхдюймовой ширины. В руке он держал кавалерийскую саблю, кривую, как серп, и явно выглядел весьма пугающе.

Адъютант проводил нас к канцлеру двора, тот, в свою очередь, передал нас личному секретарю, пока, в конце концов, мы не вошли в маленькую гостиную, в которой атаман принимал своих гостей.

Богаевский был круглолицым человеком с небольшими  усиками и очень дружелюбной улыбкой. Только оправившись от приступа тифа, которым заразился во время поездки на фронт, был очень слаб, но сердечно нас приветствовал,  — к моему большому удивлению на французском языке…».

О большой смертности от тифа среди раненых и мирного населения Новочеркасска вспоминает и полковник И.М. Калинин: «Тиф косил как бойцов на фронте, так и тыловых крыс, так и простых обывателей. В лазарете не хватало места. … Однажды в марте мне пришлось присутствовать в областной больнице при вскрытии трупа. Когда в мертвецкой зажгли свет, я онемел. Небольшая комната была переполнена трупами. На столах, на окнах, под столами, у самых дверей, всюду вздувшиеся, посиневшие оболочки человека. Желтолицые калмычата, черноволосые кавказцы, белобрысые кубанцы, мужчины и женщины, — кто только не глядел на меня своими страшными, провалившимися глазами.

— Почему такое стечение трупов? — спросил я врача.

П.Н. Краснов (1869-1947), донской казак станицы Вёшенской, окончил Александровский кадетский корпус, Павловское военное училище, участник Первой мировой войны и Корниловского похода на Петербург. После отставки от должности уехал за границу, где занимался литературным трудом, казнён в СССР за сотрудничество с немецкими фашистами.

А.П. Богаевский (1872-1934), донской казак станицы Каменской, окончил Донской кадетский корпус, Николаевское кавалерийское училище, Николаевскую академию генерального штаба, участник Первой мировой войны, начальник штаба Походного атамана всех казачьих войск Великого князя Бориса Владимировича. На должности атамана был с 1919 по 1934 г. Скончался в Париже. В 1919 году в Атаманском дворце организовал свадьбу своей падчерицы графини Келлер и гвардейского офицера. В правление атамана Богаевского Атаманский дворец из-за частых торжественных обедов и ужинов казаки-фронтовики называли «войсковым рестораном № 1».

(Окончание в следующем номере).

Комментарии (0)

Добавить комментарий