Сегодня: 20 января 1345, Четверг

Чтобы понять, что такое Победа, нужно понять, что такое война. Настя Дейнека, приехавшая в наш город с Донбасса, знает это не понаслышке. И решив рассказать о своем отношении к ветеранам Великой Отечественной и их подвигам, она не смогла уйти от рассказа о трагедии на ее родной земле.

«Напоминает море – море.

Напоминают горы – горы.

Напоминает горе – горе;

Одно – другое», — писал поэт, писатель, фронтовик Константин Симонов.

И мы, прочитав такие искренние строки 16-летней девочки, отчетливо поняли, почему на Украине сейчас так старательно уничтожают даже капли правды о Великой Победе 9 мая 1945 года.

 

Вот и наступил 2014 год. Все жители планеты ждали Новый год, и только одна Украина ждала вхождения в ЕС. Майдан ликовал, что теперь мы будем частью Европы, где разрешены однополые браки, где инцест практически является нормой, где можно увидеть зарегистрированный брак человека с животным. Но самое главное, что они хотели сделать с Донбассом… Это не входило ни в какие нормы жизни. Из угольных шахт хотели сделать радиоактивные хранилища. Наладить добычу сланцевого газа, а эта добыча нарушает всю экосистему. Много чего можно вспомнить, а нужно ли теперь вспоминать…

Как же было страшно смотреть телевизор и видеть, как украинец бросает «коктейль Молотова» в своего же украинца. Мне очень близка эта тема, так как в моей семье есть военные. И когда на Майдане «Беркут» стоит на защите порядка, среди них были мой дядя Олег и его сын Виталик.  На тот момент Виталик учился в Луганской Академии внутренних дел им. Дидоренко. Согласно приказу все военные находились в боевой готовности, так с минуты на минуту, со дня на день ожидалось введение военного положения. Это касалось и курсантов ЛАВД.

Мой дядя работал в этой академии. Отдал своей военной службе всю жизнь. Дослужился до звания подполковника. Когда поступил приказ собрать курсантов на выезд, собрались все служащие академии. Мой дядя тоже пришел, хотя приказа ехать ему не было. Он взял бесплатный отпуск и поехал с Виталиком. Он сказал: «Как я буду сидеть дома, зная, что в моих курсантов будут стрелять и бросать «коктейль Молотова»?».

Они попали в Киев в последние дни перед государственным переворотом. Дядя стоял в первых рядах, а Виталику сказал, чтобы тот стоял за ним. Когда они вернулись домой, он рассказывал: «Это были не люди. Разве могут люди творить такое?!». Он стоял на Майдане и думал: главное, чтобы его мальчишки-курсанты не пострадали, ведь они еще и жизни не видели.

Кто видел Майдан, никогда не забудет того беспредела…

Телевизоры на Донбассе вообще не выключались. В школе и дома разговоры только о том, что чуть-чуть и Янукович отдаст приказ о введении военного положения… Все ждали…

Так прошла у нас зима. Март в таких событиях мы тоже пропустили. Но я хочу вам сказать: за это время Донбасс восстал! По-моему, все клетки нашего организма вспомнили свое генетическое назначение. Ведь только так можно объяснить, как все сразу поняли, что свободу и наше мышление хотят уничтожить, нас превратить в стадо.11,-417

Но они просчитались, генетика – наука очень серьезная…

Наступил апрель, который перевернул все. И началась точка отсчета и точка невозврата в «Единую Украину». С 6 на 7 апреля произошел захват СБУ Донецка, Луганска, Харькова. Харьков отбили сразу, пересажали всех, кто думает «не так».

А вот Донецк и Луганск выстояли, не сломались, да по-другому и быть не могло. Люди живыми щитами окружали здания СБУ, они охраняли тех, кто был внутри, тех смелых людей, кто не побоялся встать на защиту ЛНР. Первыми, кто вошел в СБУ, были В. Болотов и его люди. Знаю все не понаслышке, там был и мой папа.

На штурм СБУ прислали подразделение «Альфа». Но его бойцы подумали и сказали, что много людей погибнет как с нашей, так и с их стороны. И отказались идти на штурм.

На этом Украина не остановилась. Прислали БТР и ВСУ. Но то, что творилось возле СБУ, не передать. Обыкновенные люди стояли, медики сбежались – помогали всем: кому таблетку «от головы» дать, кому давление померить.  Больше всего страдали мужчины-ополченцы, они всегда были готовы к обороне, на них лежала ответственность, ведь у них было оружие для защиты. Они  постоянно были одеты и обуты, а для ног это тяжело. Многие занесли на ноги грибок из-за опрелостей. Вот почему в набор помощи ополченцам входили чистые носки.

Но самое главное – какой там был патриотический дух! Играли песни военных лет, выступали ветераны и простые люди. Все друг друга поддерживали. А когда ВСУ собирались штурмовать СБУ, все церкви били в набат! Звуки набата соединялись с песней «Вставай, страна огромная». И у каждого в голове звучала одна и та же фраза, что у наших дедов и прадедов: «За Родину! За Победу!». Вот так наши прадеды шли в атаку. Вот так, а не иначе… Вот так стояли и на защите СБУ.

В такой обстановке мы прожили и апрель. Никто и не думал сдавать СБУ, хотя много было высказываний на эту тему.

Все больше поднималось людей.

Все ждали май. Ждали и надеялись, что скоро все кончился. Тогда еще никто не знал, что все только начинается…

А ждало нас новое потрясение – «Одесская Хатынь». 2 мая в Одессе было спланировано массовое убийство русскоговорящих людей. Людей, которые считаются инакомыслящими. Или как любят говорить на Западной Украине – «колорадов». Людей, которые знают и ценят историю нашей Победы. Знают, что значит георгиевская ленточка.

2 мая 2014 года поставило жирную точку в мирной истории ЛНР и ДНР. Мужчины этих двух республик шли в ополчение, стояли по несколько часов в очереди на запись добровольцев. Вы знаете, я такое видела только в фильмах о Великой Отечественной войне. Раньше видела только в фильмах… Шли в добровольцы несовершеннолетние мальчишки. Их ругали и отправляли домой, а они выходили с блокпоста, садились на дорогу и никуда не уходили.

Было все…

Местные жители готовили еду и возили на блокпосты ополченцам. Те, кто проезжал мимо, везли им питьевую воду, дрова для топки – кто что мог.

Но были и другие случаи…

Если тебе мило улыбаются в глаза, это еще не значит, что при удобном случае не воткнут нож в спину. Были люди, которые поддерживали сторону Правого сектора, нацгвардии. Вот таких людей мы и опасались. Они не способны из-за своей трусости сказать в лицо, но на подлость исподтишка они способны.

На протяжении многих лет каждый май мы вывешивали Красное Знамя Победы. Это было важной частью жизни нашей семьи, мы как бы говорили: «Никто не забыт, ничто не забыто». В моей семье всегда чтили этот праздник, а по-другому и быть не могло: мои прадедушки и прабабушки дошли до Берлина. И только благодаря смелости и стойкости духа наших ветеранов мы имеем свободную нацию. То, как мы живем, думаем и поступаем, передалось нам от наших предков, и нам есть чем гордиться.

Но май 2014-го принес нам много изменений в жизни.

Многие мужчины нашего города выехали на оборонительную фронтовую линию, чтобы ВСУ не прорвались к нам. Но в то же время «тыл» остался неприкрытым…

В такое неспокойное время не знаешь, чего ожидать. То ли тебя могут просто ночью ограбить, а могут сделать гадость за «инакомыслие». Вот почему многие не смогли вывесить флаги Великой Победы – потому что дома остались только женщины, дети и старики.  И мой папа не разрешил нам это сделать: он боялся, что кто-нибудь причинит нам зло. Ведь мы с мамой были одни, а папа стоял в станице Луганской на передовой.

Но мы с мамой все-таки решили не изменять одной традиции.

Каждый год мама срезала дома тюльпаны, и мы все шли к памятнику Неизвестному солдату. Возлагали цветы, чтили память погибших минутой молчания…

Так мы решили сделать и в этот раз. Мама срезала тюльпаны, мы прикололи георгиевские ленточки (как делали каждый год) и пошли к памятнику.

На улице почти не было людей. Магазины — полупустые. Это было для нашего города настолько неестественно!

День Победы всегда проходил шумно. Начинался митингом, поздравлениями ветеранов,  был хороший концерт. У нас очень хорошие, просто замечательные люди – смелые, открытые и гостеприимные. А май все изменил. Люди стали очень уставшими. Ведь все знают, что там, где война, будет и мародерство, и беззаконие. Ведь когда нет власти, рождается беспредел.

Так было и в этот день 9 мая. Люди, купив что-то в магазинах, спешили уйти домой. В глаза друг другу почти никто не смотрел.

Поздравления мы слышали друг от друга. Были и другие люди с георгиевскими ленточками, но все было не так, как раньше. В глазах все равно читался страх: просто никто не знает, кто тебе друг, а кто враг. Кто мыслит так, как ты, а от кого ночью ждать беды. Да, именно ночью, потому что днем эти люди трусливы…

Когда мы шли по пустой аллее к памятнику, навстречу нам с противоположной стороны приближался ветеран Великой Отечественной войны. В этот день я видела только его одного, хотя у нас много ветеранов. Плечи его были опущены, как будто тяжесть лет на нем лежала. На его пиджаке были ордена и медали, а в руке он нес самые простые полевые цветы.

К памятнику мы приблизились быстрее, чем он, а он и не спешил. Дал нам время… А сам пока присел на лавочку.

Мы подошли к памятнику, возложили цветы (это был единственный год, когда почти не было цветов у памятника). Почтили погибших минутой молчания и отошли.

Мы пошли в сторону сидящего на лавочке ветерана. Когда мы с ним поравнялись, остановились, чтобы поздравить и подарить ему цветы. И здесь я увидела его глаза… в них были слезы, боль и многое другое … наверное, его жизнь…

После наших поздравлений он сказал:

— И вас, дочечки, с праздником! Не струсили, пришли…

Мы пошли дальше, а он – к памятнику. Когда мы оглянулись, он стоял на коленях и плакал…

Знаете, когда плачут глаза, это одно, а когда плачет душа, это уже другое, это намного больнее. Я думаю, что у этого ветерана не только лились слезы из глаз, а плакала душа…

Мы шли по пустой аллее. Мама плакала, а я шла и думала, что мы как герои фильма «Свадьба в Малиновке» — не знаем, какая власть придет, какую шапку надевать. Вроде бы отдельно ЛНР, а вроде бы и нет. Можно заснуть с одной властью, а проснуться с другой. В Одессе нам всем показали, что будет с теми, кто мыслит не как «Единая Украина». Так что большая часть людей просто не знает, что делать.

Меня из моих мыслей вернул голос мамы. Она звонила папе и плакала. Когда я взяла трубку, папа сказал, что он очень нами гордится.

Я еще тогда не понимала, что все ополченцы и их семьи уже записаны в списки предателей родины под названием «Украина», но самое страшное, что среди наших же людей находились такие, кто писал эти списки. В списки попадали все, кто был против нацизма. Все простые люди, которые помогали ополченцам.

Но разве можно сломить русский дух!..

Впереди нас ждал Референдум.

11 мая 2014 года мы все проголосовали за создание независимой Луганской народной республики. Вот тогда я увидела, как все встали! Я увидела, что значит явка 100%. Видела все лично сама. Люди шли в костюмах и с цветами, как на праздник. Поздравляли друг друга. На избирательные участки категорически был запрещен вход с оружием, чтобы потом не сказали, что выборы проходили под дулом автоматов.

Конечно, все ополченцы были в боевой готовности, так как ожидали терактов. Они встали в единую цепочку на защиту населения. Да и все мужчины, пока шли выборы, были одним целым. Они как бы само собой делали коридор, чтобы женщины, старики прошли и ничего с ними не случилось.

Бюллетени после выборов нужно было со всех избирательных участков доставить в центральный штаб города Красный Луч. Выборы закончились в 20.00, провели подсчет голосов. И осталось самое важное – доставить бюллетени…

Ящики грузили в машину, открывали все окна. Ополченцы в машине занимали места, выставляли в окна оружие. Машина набирала скорость и до места назначения не останавливалась. Все были под большим напряжением, очень внимательны, ведь они везли самый главный груз – «Выбор Народа». Все это рассказывал мой папа, он ни минуты не был дома с начала войны.

Вот так я это запомнила, так поняла. На войну поднялись обыкновенные люди. Гражданская война – это самая страшная война, а война на Донбассе – самая зверская и жестокая…

Когда я писала эту статью, шла репетиция парада ко Дню Победы. И в небе над Новочеркасском часто пролетали истребители. Может, кто-то и не замечал этого, а у людей с Донбасса сердца екнули. Страх, который поселился в душе, дает о себе знать. Папа шутит, что он вообще не любит авиацию, после того, как попал под утренний обстрел в станице Луганской: СУ-25 «Грач» обстреляли кассетными бомбами турбазу «Дубрава». Как раз папа и его друг дядя Миша были там на посту.

А мама, когда слышит гул самолетов, всегда спрашивает папу: «Женя, это же просто репетиция к параду?». На что папа говорит: «Не переживай, Россию никто не тронет, просто побоятся тронуть. Это слишком великая держава, и она им не по зубам».

Анастасия Дейнека,

ученица 10 класса школы № 7,

раньше – житель Луганской области Украины.

P.S. Я очень хочу поздравить всех ветеранов с праздником Великой Победы и сказать Вам: «Спасибо! Мы Вас не посрамим. Мы вырастем достойными людьми. Ваш подвиг останется навсегда в наших сердцах, и наши чувства мы передадим нашим детям».

И если позволите, я хочу поздравить своего дядю Ваню с днем рождения – 9 мая. Шевченко Иван Васильевич живет в ЛНР. Мы желаем тебе здоровья, хлеба на столе, мира на земле! Мы очень сильно всех вас любим. Ты всегда говоришь, что наша сила в единстве и нас нельзя победить. Это касается и семьи и страны. Я очень хочу, чтобы настал мир на Донбассе!

 

На снимках: исторический мемориальный комплекс “Саур-Могила” в Донецкой области Украины (теперь ДНР) в честь советских воинов, погибших здесь в 1943 году. Таким он был до лета 2014 года. Так он выглядит теперь, в результате проведения “антитеррористической операции” нацгвардией Украины.

Комментарии (0)

Добавить комментарий