Сегодня: 18 сентября 2019, Среда

Книга о друзьях и для друзей,

или 40-летняя история студенческой гандбольной команды 70-х годов

Авторы книги, бывшие студенты и игроки гандбольной команды Новочеркасского политехнического института 70-х годов ХХ века,  рассказывают о ее игроках и тренере, о памятных играх и дружеских встречах в студенческие годы и в течение 35 лет после окончания института.  Размышляют о гандболе и роли спорта в их жизни, о дружбе, продолжающейся более 40 лет, вспоминают интересные и забавные случаи. Книга составлена по рассказам и воспоминаниям игроков и друзей команды, содержит большое количество фотографий, написана простым доступным языком.

 Виктор Иванович ЕмяшевIMG_6232

В институте Виктор с первого курса стал одним из ведущих игроков баскетбольной сборной НПИ. Но случилось так, что он восстанавливался после перелома ноги и самостоятельно тренировался на институтском стадионе. Там его заметил тренер сборной НПИ по легкой атлетике А. Тимофеев и, увидев хорошие физические данные Виктора, переманил его в легкую атлетику. И Виктор, уйдя из баскетбола, стал не только членом сборной института по легкой атлетике, но и чемпионом Ростовской области в беге на 100 метров, вошел в сборную Дона для участия в V спартакиаде народов РСФСР.

На тренировку гандболистов Виктор Емяшев попал случайно. Он сделал несколько бросков по воротам, вызвав удивление тренера сборной Малышева. То, что Емяшев самый быстрый спринтер на Дону, он знал, но чтобы так бросать по воротам – такого не ожидал… Малышев был умным педагогом, он сам стал в ворота: «Пробиваешь три пенальти. Если два забьешь, беру в команду».  Тренировка прекратилась, все игроки стали смотреть пробитие семиметровых. Первый бросок пришелся в перекладину и такой силы, что мяч отлетел от нее почти до противоположных ворот. Два следующих броска были такими же мощными, к тому же и точными. Малышев подошел к Емяшеву, пожал ему руку и сказал: «Завтра играем в Ростове».

Однако через два дня в Ростове должна была состояться спартакиада вузов по ГТО, а Емяшев не только входил в состав сборной команды НПИ, но и был ее капитаном. Компромисс нашел заведующий кафедрой физвоспитания института: «Емяшев едет на соревнования в Ростов, а потом сам решит, каким видом спорта будет заниматься».

Виктор тогда стал чемпионом Ростовской области по многоборью ГТО и в личном, и в командном зачете, но баскетболист, легкоатлет и многоборец ГТО решил выбрать ручной мяч. За более чем 40 лет, проведенных в гандболе, он был и игроком сборной НПИ, и ее играющим тренером, и просто тренером, потом десятки лет играл вместе с нами в команде ветеранов…

Окончив НПИ, В.И. Емяшев обучался в аспирантуре и защитил кандидатскую диссертацию, а позже, в 1986 году, закончил еще и факультет физвоспитания Ростовского пединститута. Более 30 лет Виктор Иванович отдал кафедре физвоспитания НПИ: с 1990 по 2009 был доцентом, а в 2009–2011 годы – заведующим этой кафедры.

Сейчас, спустя уже не годы, а прошедшие несколько десятилетий, острее понимаешь, как много сделал в становлении нашей сборной команды наш играющий тренер Виктор Иванович Емяшев – человек, горячо влюбленный в гандбол и понимающий в нем толк. Он был на 8–10 лет старше нас, женат и имел дочь, учился в аспирантуре. Отрывая себя от семьи и от науки, отдавая время нам, он заражал всех энергией и любовью к гандболу. «Чудак этот Емяшев,  –  говорили в институте, – ему бы диссертацией заниматься, да и отдохнуть не мешает, а он все по спортивным делам бегает».

Мы сплачивались в единую команду вокруг него, центра будущего «семиугольника». А он, как катализатор в химии, ускоряет скорость реакции и взаимодействия, создавал свою команду, тренируясь, играя и выигрывая вместе с ней.

Виктор Иванович был очень эмоциональным человеком и никогда не приходил в зал вялым, что и определяло характер проводимых им тренировок. Иваныч, как тогда нам казалось, очень легко решал любые вопросы. Мы, игроки, практически никогда не касались многих и самых разных организационных вопросов команды – тренировок, приобретения мячей, формы, организации турниров, приема других команд в НПИ, освобождения «сборников» от лекций и выезда на игры в другие города.

И даже позже, в 90-е и в 2000-е годы, когда сборную тренировали Александр Колесниченко и Иван Чамлай, ни один аналогичный вопрос не оставался без его внимания. Любой вопрос тренировочного или какого-нибудь другого характера им решался за минимум времени. И все это при большой занятости (Виктор Иванович был депутатом городской Думы с 2001 года трех созывов – 3-го, 4-го и 5-го и, кроме работы на избирательном участке, работал сразу в нескольких комиссиях). Он всегда был неформальным настоящим шефом команды, хотя его так никто никогда не называл.

Теперь, когда у всех нас есть дети и внуки, мы понимаем, как непросто было тогда его замечательной жене Оле, которой волей-неволей приходилось вникать в нескончаемые проблемы гандбольной жизни ее мужа…

Наш играющий тренер Виктор Иванович Емяшев мог сыграть хорошо везде – и полусредним, и линейным, и разыгрывающим. Когда он был на площадке, то его напористость и неуемное желание сражаться в каждом эпизоде заводило команду. Старая травма плеча правой руки не позволяла сделать сильный бросок, но он не только находил возможность забить гол, но давал удобный пас, ставил заслон. Но больше всего на площадке он любил руководить, постоянно требуя сыграть ту или иную комбинацию. При любой своей ошибке, а она бывает у всех, он хватался за предплечье с гримасой боли. Мы знали этот трюк, а он знал, что мы это знали.

Виктор Иванович, как всегда, спешил выйти на площадку и играть. Он играл и с температурой, тайно скрывая это не только от всех нас, но даже от своей жены Ольги. И постоянно говорил: « У меня здоровья на всех хватит». Спорить с ним было бесполезно.

Не забыть, конечно, его «мягкую» требовательность, когда он, с одной стороны, заставлял доводить до автоматизма согласованные действия при исполнении любых комбинаций. Ну, а с другой стороны, на тренировках он постоянно что-то придумывал – в середине любой комбинации он мог вдруг ее остановить и потребовать с этого момента начать другую комбинацию. Видимо, это желание и потребность к импровизациям пришли из его любимых шахмат.

Естественно, что каждый тренер имеет кличку у игроков. В студенческие годы Виктора Ивановича мы между собой звали Емеш, а во время игры, если он был на площадке, – Виктор Иванович, что доставляло, конечно, определенные неудобства, поскольку в запале игры нужно было быстро произносить имя и отчество.  И уже потом, играя за ветеранов, мы стали называть его Иванычем.

Каждому из нас в разное время доставался от Емеша короткий удар в плечо – это могло быть и его каким-то недовольством, и его требованием, и его поощрением. Он всегда был самим собой, без наигранности, никогда не унижал игроков, а неудачные действия в игре не переносились на личность. Эмоциональность, темперамент и обостренное чувство справедливости помогали команде, но, конечно, постоянно мешали ему в жизни. Его природная доброта создала тогда в команде удивительный внутренний климат и атмосферу здоровой дружеской критики. С каждой тренировкой и игрой добрая и дружеская атмосфера сближала нас –  мы становились Командой.

Вспоминается, что однажды на каких-то соревнованиях Виктору Ивановичу нельзя было играть. Проходил спортивный студенческий фестиваль и аспиранты не допускались, поэтому он был только тренером команды НПИ. В ожидании нашей игры он сидел на трибуне и что-то увлеченно читал. Женя Ольшевский, наш капитан, рассказывал, что когда он поднялся к Виктору Ивановичу, то увидел, что это был сборник стихов Евгения Евтушенко. Одно стихотворение, не очень длинное, Виктор Иванович ему тут же, по памяти, прочитал, чем Женю просто сразил.

Еще раз Виктор Иванович поразил всех нас на совместном с женой Олей юбилее  «100 лет на двоих или 50/50». На торжестве Боря Нефедов начал произносить тост, включая в него рубаи Омара Хайяма. Но ближе к концу от волнения Боря сбился, а Виктор Иванович пришел к нему на помощь и закончил за него большую часть. Только потом мы узнали, что Виктор Иванович очень любил стихи, а многие новочеркасские поэты дарили ему свои сборники.

Конечно, наша многолетняя дружба с удивительным человеком Виктором Ивановичем Емяшевым сложилась не сразу. Тренер, как старший по возрасту и как преподаватель, он не мог дружить с нами так, как дружат студенты-сверстники, как дружат спортсмены, которых объединяют общие интересы команды… Но уже тогда между нами возникали первые ростки дружеских отношений. Они не только не мешали его авторитету, как тренеру, но даже наоборот, придавали ему какой-то оттенок убедительного авторитета старшего брата. С годами у всех нас возникла с Виктором Ивановичем какая-то глубокая духовная близость и душевная привязанность, теплота отношений и полное дружеское доверие.

Особые отношения у Виктора Ивановича и его жены Оли сложились с семьей Ивана Чамлай. Виктор Иванович был крестным его сына Васи,  Оля – крестная дочери Маши, а Ванина мама, Мария Федоровна, – крестная Виктора Ивановича. Вот такое у семей получилось хитросплетение.

Удивительно, но при любой встрече с Виктором Ивановичем никогда не чувствовалось проведенное порознь время. Хотя с годами у каждого все больше появлялось личных проблем и событий, все наши дружеские встречи всегда и сразу наполнялись особыми воспоминаниями и эмоциями.

Он гордился той своей командой из тех далеких 70-х годов. Как он всегда улыбался, когда мы стояли вместе, и знакомые ему говорили: «Виктор Иванович, какие у тебя «гренадеры»!

Мы помним слезы у него на глазах, когда на его 60-летие мы всей командой с женами встали из-за стола и спели «команда молодости нашей, команда, без которой нам не жить…».

Мы до сих пор не можем поверить, что его, нашего Большого Друга, с нами нет. Нет физически, но в сердце и душе каждого из нас Виктор Иванович Емяшев останется навсегда.

 Фрагмент публикуется с согласия авторов книги

Комментарии (0)

Добавить комментарий