Сегодня: 22 июля 2018, Воскресенье

Приближается самый любимый праздник и взрослых, и детей — Новый год. Праздник, который принято весело отмечать, дарить друг другу подарки, ходить в гости. Но мало кто знает,  что обычай праздновать этот день в январе сложился не так давно. Поэтому сегодня мы сделаем небольшой экскурс в историю. И помогут нам в этом не только книги  из фонда отдела дореволюционной литературы, но и публикации в журнале «Родина».

Еще каких-то триста с небольшим лет назад Новый год на Руси праздновали не так как сейчас, и не в декабре, а на Семен день — 1 сентября. Семен день, бывший первым днем Нового года, праздновался на Руси со всяческими весельями. Московское празднество преимуществовало перед всеми. Москвичи, собрав у себя гостей, проводили с ними встречный вечер до петухов. Эти вечера бывали и семейные: молодые и старые сходились на Семенины посиделки к старшему в роду и с тишиной и скромностью встречали Новый год. С посиделок отправлялись к заутрене в церковь Симеона Столпника.

В полночь в Кремле ударяла вестовая пушка, гудел колокол на Иване Великом, и городские ворота отворялись настежь. Так Новый год возвещался на Руси. С рассветом москвичи спешили в Кремль, где патриарх и царь встречали новый год в Успенском Соборе. Государь приветствовал весь народ своим добрым словом. Из царской казны в этот день раздавалась милостыня бедным.

В старину на Семен день приезжали в Москву ставиться на суд пред государем и его боярами. Не явившиеся на этот срочный суд считались виновными. Семен день считался срочным днем для взноса оброка, даней и пошлин.

Бояре на Семен день ездили поохотиться за зайцами. Выезды боярские продолжались одну-две недели. Для выездов готовились запасные кушанья, наливки, меды. С Семенина дня начинались запашки, особенно празднество поселян при опахивании полей. Для этого пиршества на мирскую складчину варилась брага, пекли пироги, резали барана.

Наши предки на Семен день перебирались в новые дома. На новоселье созывали родных и почетных гостей. На такое новоселье хаживал приглашать гостей сам хозяин. Первыми гостями считались тесть с тещей, сваты, дяди и кумовья. Гости наперед присылали на новоселье хлеб-соль. Тесть присылал коня любимому зятю, а теща — корову для внучат. Кум с кумой приносили на новоселье мыло и полотенце. Встреча им была в сенях, где угощали чаркою вина. Сваты приносили домашнюю птицу, и новых переселенцев кормили во дворе овсом и гречихой. Все званые гости сходились праздновать новоселье к обеду, и пиршество заканчивалось вечером с большими проводами гостей.

В старину на Семен день бывали постриги и сажение на коня. Древний обряд пострижения над великокняжескими детьми совершался в церкви, от руки епископа.

Последнее торжество летопровождения было в Москве  1699 года. Здесь великий Петр справлял старый обычай своих предков, сидя на престоле в царской одежде.

А после чего вскоре последовал указ Петра I:  «… с 1 числа от Рождества Христова 1700 года настанет новый год и новый век, а в знак того доброго начинания и нового столетнего века в царствующем граде Москве… в доме своем и по большим, и проезжим и знатным улицам знатным людям… впредь на воротах учинять некоторое украшение от древ и ветвей сосновых, еловых и можжевеловых, а стоять тому украшению по 7 января. Да января-ж в 1-й день, в знак веселия, друг друга поздравлять с Новым годом… Чинить сие когда на большой Красной площади огневые потехи зачнут и стрельба будет…».

31 декабря около полуночи Петр I сам открыл празднества. Факелом поджег ракету, которая осыпала всех искрами, пеплом и копотью. В церквах Замоскворечья ударили колокола. В Кремле начали палить пушки.

Наступил «Осьмнадцатый век».

Но заведённый  Петром I обычай украшать дома еловыми ветками не прижился и сохранился лишь в украшении… кабаков. Со временем слово «ёлка» стало синонимом питейного заведения, о чём красноречиво свидетельствуют слова и выражения типа «поднять ёлку» — то есть пьянствовать, «идти под ёлку» — идти в кабак, наконец, пьяный именовался просто — «ёлкин».

Так праздновали елку на протяжении всего ХVIII века.

В середине 1830-х годов появляется новый атрибут новогоднего праздника, без которого сегодня он уже немыслим, — ёлка.

Баронесса М.П. Фридерикс пишет в своих мемуарах о том, что в Россию обычай ставить в доме на праздник ёлку был ввёзен из Пруссии принцессой Шарлоттой (Александрой Фёдоровной), с которой Николай I вступил в брак в 1817 году. В некоторых областях Германии ёлочки, поставленные на столах и украшенные яблоками, сахарными изделиями и облатками, известны уже в первой половине XVI века.

Однако это ещё не одна большая ёлка, столь знакомая нам, а маленькие буковые деревца со свечами на каждой ветке. Ёлка в привычном для нас виде появилась в Германии в конце XVIII века и в течение следующего столетия распространилась во многих странах.

Баронесса вспоминает, как накануне Рождества императрица приглашала членов свиты с детьми на семейный праздник: «1837 год. Я уже совсем ясно начинаю припоминать, мне тогда было 5 лет, именно в это время приближение ёлки сильнее врезалось в мою память. Нужно сказать, что примерно за неделю до Рождества и «большой ёлки», как мы её называли в детстве, у великих княжон Марии, Ольги и Александры Николаевны, в какой-нибудь выбранный день, делалась так называемая «маленькая ёлка»: тут юные великие княжны и маленькие великие князья дарили друг другу разные безделушки…».

В провинции ёлки появляются в основном в городах, где проживали иностранцы. К. Авдеева, автор знаменитой кулинарной книги, в конце 1830-х — начале 1840-х годов жила с семьёй  сестры в Дерпте. По её наблюдениям русские, живущие в городе, празднуют Рождество, а отмечают Новый год, ставят ёлку в основном в домах немцев: «Ёлку убирают позолоченными орехами, яблоками, конфетами, лентами, развешивают на ней игрушки и прилепливают к ней восковые свечки, иногда разноцветные… В Дерпте всякий год делают ещё ёлку для бедных детей. Многие дамы из дворянских фамилий участвуют в этом празднике, дают деньги, шьют для бедных детей платье, покупают конфеты и игрушки. При раздаче подарков может быть всякий, заплативший за билет. Деньги, собранные за билеты, обращаются в пользу бедных».

С этого времени распространяется в России и обычай дарить подарки в Новый год. Малыши обыкновенно получали игрушки, подростки — книги, одежду, серебро, девушки — брильянты. Было принято также дарить букеты, конфеты, альбомы, мебель, драгоценные вещи, шали. Как писали газеты того времени, «первый день Нового года есть превосходнейший день для торговли. Жаль, для купечества, что день такой только один в году».

Во второй половине XIX века новогодний праздник обретает знакомые нам черты. Ёлку можно было уже увидеть не только в Зимнем дворце, но и в губернских и уездных городах, в домах мещан и провинциальных помещиков. Ёлки теперь продаются на ёлочных базарах, в Петербурге — у Гостиного двора, в Москве — на Театральной площади. В 1852 году в Петербурге в Екатерининском вокзале устраивается первая публичная ёлка и с этого времени становится традиционным новогодним мероприятием.

Однако устанавливали ёлку не в канун Нового года, а перед Рождеством. Осмысление нового обычая порождало различные толкования у современников вплоть до начала XX столетия. Одни видели в ёлке языческое порождение и считали, что она должна быть приурочена к святочным детским развлечениям, другие связывали это вечнозелёное дерево с обновлением жизни, поворотом солнца на лето и новым годом, третьи видели в ели «символ неоскудевающей благодати Божией… нравственное возрождение, приносимое нам рождающимся Сыном Божиим».

На иллюстрациях в журналах конца XIX века можно увидеть нарядную ёлку, стоящую в центре комнаты, но столь привычных для нас новогодних персонажей — Деда Мороза и Снегурочки под ними нет. Хотя образы эти в то время уже существовали, однако главными героями новогоднего праздника они поле ещё не стали.

Снегурочка, во многом благодаря известной пьесе А. Островского и не менее известной оперы H. Римского-Корсакова, связывалась не с Новым годом, а с Масленицей и наступлением весны (характерен подзаголовок оперы — «Весенняя сказка»).

В разных странах можно найти множество предшественников Деда Мороза: в Германии — Св. Николай, Рупрехт «Рождественский человек»; во Франции — Св. Мартен, Св. Николай, «Отец  Ноэль» (Pere Noel), «Отец Январь (Pere Janvier); в Англии — Санта-Клаус. Последнее имя (Santa Claus) является, по-видимому, искажённым именем все того же Св. Николая.

Несмотря на разницу в именах, выглядел этот герой, одаривающий послушных детей в рождественскую ночь желанными подарками, примерно одинаково: высокий старик с белой бородой, в шляпе с широкими полями или меховой шапке, красной шубе или широком красном плаще, отороченном мехом, и с неизменным посохом в руках.

В 1843 году в Германии печатается первая рождественская открытка, и вскоре обычай обмениваться поздравительными открытками на Рождество, а в конце XIX века и на Новый год, заменил обязательные визиты к друзьям и родственникам.

В отделе дореволюционной литературы центральной библиотеки имени А.С. Пушкина собрано много изданий, так или иначе касающихся празднования Нового года. Многие из них красочно украшены. Примером могут послужить страницы журнала «Всемирная иллюстрация», часть из которых мы сегодня предлагаем посмотреть нашим читателям.

Поздравляем всех жителей города с Новым, 2015 годом. Желаем мира, здоровья, достатка в доме, любви и взаимопонимания. И приглашаем всех желающих в наш отдел, находящийся по адресу: город Новочеркасск, ул. Буденновская, 141.

Тел. 24-34-90.

Валентина Лебедева, Ирина Касаркина, сотрудники отдела дореволюционной литературы  центральной библиотеки имени А.С. Пушкина.

 

 

Комментарии (0)

Добавить комментарий