Сегодня: 17 июля 2018, Вторник

Я поймала этот  спектакль в репертуаре  почти через год после его премьеры в начале декабря 2013-го. До того приходилось слышать  о нем разное: и более лестные отзывы, и менее, и даже такие, что, мол, некассовый, тяжело воспринимается, мрачен, долго идет, мало действия – одни разговоры…  Городские театралы  наверняка уже догадались, что речь о драме английского автора Дж. Голдмена «Лев зимой», поставленной режиссером Олегом Ефремовым,  первом спектакле, появившемся на сцене Новочеркасского театра драмы и комедии им. В.Ф. Комиссаржевской в постшатохинскую пору.  Жанр постановки – историческая драма, кушанье в репертуарном меню весьма  нынче  редкое, для интеллектуальных гурманов. Далекая земля франков, 12-й век, королевские игры и страсти. Но и у них, державных – все как у обычных смертных: любовь, ненависть, зависть, корысть…

В этот раз все совпало — резкое похолодание в природе и первый показ драмы  в юбилейном 190-м театральном сезоне.  Открылся занавес, и со сцены пахнуло подлинно стылым холодом французской зимы 1183 года. Я всегда ценю это первое впечатление – оно действительно пробирало.

В замке Шинон король Англии Генри II Плантагенет (засл. арт. РФ Александр Коняхин) празднует канун Рождества. Вернее, ему  вовсе не до  праздника.  Он уже в том предзимнем возрасте, когда мысль, кто же из сыновей достоин стать его преемником, гложет мозг и не дает покоя. Кого выбрать, как не прогадать, чтобы сохранить государство – плод трудов и битв всей его жизни? Рядом с Генри королева Элинор, его Аквитанская львица, давно нелюбимая, но еще столь опасная своими интригами и борьбой  за власть для своего любимого сына Ричарда, что король держит ее в заточении, выпуская  раз в году – по случаю рождественского празднества. Здесь же юная французская принцесса Элис, кроткая и нежная, ставшая королевской любовницей прежде, чем женой одного из его сыновей. Наконец, около Генри обретаются три его сына, три молодых Плантагенета – воин, злодей и кретин, как отзывается в досаде о них отец–монарх. Все они страстно мечтают о короне. И эта накаленная жажда власти  разрушает все родственные связи. Ледяная ненависть правит бал в зимнем Шиноне. Пропасть меж самыми близкими по крови людьми почти непреодолима.

Крутой замес. Есть что играть актерам. Есть во что вникать и чему сопереживать зрителям.  И зритель внимает взахлеб. По себе не сужу. То, что спектакль захватил так, что не замечался бег времени, однозначно. Но как реагирует зал, на две трети состоящий из молодых людей, почти ровесников младшего принца Джона, было крайне любопытно. Слушают. Внимательны. Не переговариваются. Лишь в начале действия, услышав из уст короля знакомое выражение простолюдинов о близости  с женщиной, почему–то крайне распространившееся в наше время, кто-то  на галерке глупо громко «гыгыкнул». Но, надо отдать должное, его не поддержали.

Тихо спросила  паренька в суворовской форме, сидевшего рядом: «Нравится спектакль?». «Да», — серьезно ответил он. «И все понятно?». «Да»,- подтвердил охотно юноша. Вот это порадовало не менее, чем сама постановка.

Несмотря на то, что действие происходит в королевском замке, на сцене нет и намека на роскошь и излишества. Преднамеренный минимализм – вот выбор сценографа. Нагромождение мрачных бесформенных скал, которые, затем трансформируясь, обозначат стены замка или апартаменты его обитателей.  Грубо сколоченные ящики, будто небрежно брошенные на сцене, выполняют поочередно то роль сундуков королевы с ее нарядами и украшениями, то становятся ложем для нее, либо возвышают простой деревянный стул до высоты трона. Усиливает сценографическое решение  игра света – то приглушенно-таинственного, то вызывающе яркого, безжалостно выхватывающего фрагменты сценического пространства с живущими в нем, любящими и ненавидящими персонажами драмы. А то накатывает в зал туман от близкого Ла–Манша или заметают снежные вихри. Созданная режиссером совместно с художником–постановщиком Александром Лютовым и художником по свету Ириной Вторниковой  атмосфера спектакля впечатляла и уже держала внимание зрителя крепко.

И еще была музыка. Вернее, даже не музыка в привычном понимании, а какие–то корявые резкие звуки, то настороженно пришепетывающие, то вдруг ревущие, точно иерихонские трубы, а то нежно шелестящие, почти беззвучные. Они волновали, предупреждали, грозили и тоже служили для создания и усиления необходимого впечатления (композитор – Андрей Ефремов). И лишь одна мелодическая фраза рождественской песенки, которую, задумавшись, напевала в одиночестве бедняжка Элис, напомнила, что  есть на свете музыка гармонии с миром, красоты и добра. Просто в этих стенах, где легко предают и с удовольствием мстят, где брат готов поднять меч на брата, сыновья – на отца, а отец – сгноить в вечном заточении сыновей, ей не место.

А еще восхитили костюмы, передающие стиль той бурной эпохи.  Никакой стилизации, столь набившей оскомину в иных театрах. Продуманная цветовая гамма – от глухо-коричневого и серо-песочного в одеяниях мужчин и юной принцессы,  до цвета ярости – насыщенно-винного тона платья королевы Элинор – под стать ее непокорному мятущемуся нраву и неуемному сердцу умницы и интриганки.

И, конечно, не могу не коснуться актерских работ. Стоит ли говорить, что не будь в труппе артиста на роль короля Генри, не случилось бы в Новочеркасске  «Льва зимой»?  Впрочем, факт сей год назад уже признал сам режиссер спектакля Олег Ефремов, двойной тезка того, знаменитого «Большого Олега» из «Современника» и МХАТа. Александр Коняхин (засл. арт. РФ), что называется,  купается в роли монарха Англии. Он вообще умеет и любит это делать – так врасти в образ, что не усомниться – да, перед нами король. Он любит эту девочку Элис, свою последнюю привязанность. Он страдает, ему больно, он в бешенстве, что его дети не оправдывают отцовских надежд. Он почти на равных  ведет подковерные игры со своей королевой – кто кого. И принимаешь – да, английский Генрих мог быть таким. Да что там был, есть. Вот он идет, устало закутавшись в буро–коричневый мех. Вот целует робкую принцессу. А то вдруг пронзает его не юная, не жданная для него самого пылкость, разбуженная позабытой им королевой. И нелегко, слишком нелегко дастся ему решение выпустить сыновей из Шинона.

Маленькая принцесса Элис (Елена Тоцкая) искренне любит своего короля, и ей более никто не нужен. Но, несмотря ни на что, ей предстоит смириться и стать его невесткой – это «европейский политик», все давно решено за нее. А то, что сердце принцессы будет разбито – кого и когда в королевских династиях волновали подобные мелочи? Актриса трогательно  беззащитна в создаваемом ею образе Элис. Она смирилась с судьбой заложницы политических соглашений между королями Англии и Франции, хотя и пытается слабо укорять старого Генриха. Лишь однажды принцесса проявит характер – и проиграет. Увы, Элис, вся жалость зрителя – тебе.

Работа Людмилы Ильиной, сыгравшей Элинор Аквитанскую, без преувеличения заслуживает восхищения и всяческих похвал — на таком нерве, таком порою надрыве существует ее героиня. О, тут судьба непростая, тут страсти кипят, как в котле, а в хорошенькой  головке рождается сонм планов и ходов. Ильина  в этом образе достоверна и убедительна.  Иначе как донести до зрителя ту величину унижения – каково это после стольких лет недосягаемого положения королевы Англии и матери наследника вдруг оказаться преданной любимым супругом, нашедшим замену  жене — какую–то смазливую Розамунду? Каково ощущать себя покинутой сначала на брачном ложе, а затем вообще отправленной с глаз долой в заточение? Чтобы там, в одиночестве, продолжать любить и сгорать в пламени неутоленных страстей: мести и ненависти. И вот Элинор дождалась, расставила вновь силки на короля; еще немного и затянется петелька… «Как она сейчас хороша», — думаю я. «Стерва!» — звучит сзади в адрес королевы приглушенная реплика мужчины средних лет, вместе с приятелем увлеченно следящего за перипетиями сюжета. Да, можно сказать и так. Ну, не нашел человек более толерантного слова для выражения своего отношения к героине Л. Ильиной. Ну, проняло товарища, с кем не бывает. Стало быть, сопереживает королю, как своему другу — мужику, негодует на дрянь–бабу. А что может быть лестнее для актрисы, чем не такая живая и непосредственная реакция? Значит, убедила, что ее аквитанская львица из плоти и крови, а чувства ее, боль и месть – все подлинное.

Творчески полновесны созданные актерами новочеркасской труппы образы принцев крови. Старший  Ричард (Эдуард Мурушкин)  — жесткий, воинственный и кажется  почти неспособным на живое движение любящего сердца. Похоже, что и прозвище его – «Львиное сердце» говорит не только о смелости в битвах, но и о безжалостности к близким. Принц давно понял, власть и жалость, слабость – вещи несовместные. Актер точен в передаче «львиного» характера персонажа, его Ричард жестокосерден и резок, как клинок. Средний сын Джеффри (Роман Пуличев) — эдакий серый кардинал в семье, умен в мать, иезуитски хитер – в отца. Он умеет до поры скрывать свои претензии на трон, успевая кого надо – продать, кого можно – вокруг пальца обвести.  Принц плетет интриги, льстит в глаза и тут же подставляет подножку. Пуличев щедро наделяет собственным обаянием своего нелицеприятного персонажа, чем еще более подчеркивает — сколь отталкивающе неприятен и подл такой человеческий тип. Младший сын Джонни, любимчик  короля, еще глупый самонадеянный юнец, уверен, что все достанется ему. Тем сильнее разочарование, когда Джон поймет – отец готов обнести его короной.  Алексей Бычков, играя Джонни,  одновременно жалок и смешон,  мальчишеские эмоции бьют ключом, а в целом молодой актер вполне убедителен в этой непростой психологически роли.

Кроме того на сцене присутствует еще один король – молодой Филипп Французский (Алексей Ситников). Актер играет человека, несомненно слабого, обидчивого,  как ребенок, и еще мало поднаторевшего в дворцовых интригах. Впрочем, как подает свою роль актер, в обществе своих будущих шуринов Филипп быстро преуспеет в сем благовидном деле.

Драматические события спектакля  пронеслись перед глазами зрителей, словно легкая метель в предрождественском Шиноне.  Такие клубки страстей, такая сцепка характеров, такой накал!.. Действие ни разу не застопорилось, не провисло, и интерес публики был постоянно подогрет. Столько было выплеснуто в зал чувств, сил, нервов, а все уместилось в единственный вечер рождественского сочельника, прихватив и ночь под Рождество. Но это оказалась совсем не сказочная гоголевская ночь, а куда мрачнее, подлее и кровавей. Спектакль получился не просто примечательный, но сильный и яркий. Думается, будь жив художественный руководитель Казачьего театра Леонид Иванович Шатохин, он бы не пожалел, что в репертуаре его театра появилась такая неординарная постановка.

P.S. Кстати, драма «Лев зимой» идет в театре нечасто, тем настоятельнее рекомендуем новочеркасцам и гостям нашего города ее посмотреть.

Лариса Лиховидова, член Союза журналистов РФ.

 

 

 

 

Комментарии (0)

Добавить комментарий