Сегодня: 25 февраля 2369, Вторник

Из «честных» способов отъема денег

Незабвенный  Остап Бендер знал четыреста сравнительно честных способов отъёма денег. Жизнь не стоит на месте. И будь жив великий комбинатор сегодня, он, обанкротив «Рога и копыта», открыл бы контору поперспективнее…

По улице ходила большая Крокодила, она … она … была не зеленой, а просто бессовестной. Крокодила звалась громко – комитетом защиты прав потребителей. Возможно, она (он) их временами и защищала, но в один прекрасный момент зубастая рептилия поняла, что и жить-то хочется! А хорошо жить еще лучше! А лучше – это когда с деньгами.

И пошла муха на базар, то есть, пардон, Крокодила пошла. Ну, в смысле активисты комитета защиты прав потребителей. Заходили они в магазины и магазинчики в районе Азовского рынка, присматривались, принюхивались и говорили многозначительное «Да-да-да… У вас тут нарушеньице…». Нарушеньице можно было и не заметить, но, сами понимаете, не за бесплатно: конторе по защите наших с вами прав деньги нужны! Торг был уместен: вы нам пять тысяч рублей, а мы вам – ничего (в смысле акта).

Некоторые предприниматели страшно пугались, лезли в кассу, отсчитывали купюры. Продавцы звонили хозяевам, обрисовывали проблему: «Платить или не платить?». В случае «платить» Крокодила уходила с богом (прости, Господи!) – с деньгами. В противном случае контролеры принимались составлять акт: бланки были всегда наготове.

А дальше механизм был отработан: в суд Крокодила подавала исковое заявление, в котором просила, в общем-то, немного: обязать ИП или ООО такое-то устранить нарушения закона о защите прав потребителей и – вот тут внимание! – обязать ответчика оплатить расходы Крокодилы на представителя ее крокодильских интересов в суде. Сумма каждый раз выходила не аховская – тысяч по 8 в каждом иске, но с иска по нитке – Крокодиле на корм.

Но! Оказалось, что далеко не все новочеркасские предприниматели боятся крокодилов. Многие прошли огонь и воду, перестройку и рэкет, проверки налоговой и визиты пожарных, дефолт и изменения законодательства. Сам черт им был не страшен, не то что зеленая заезжая Крокодила. Правозащитная рептилия была действительно не из местных новочеркасских водоемов – родилась она, кажется, в Шахтах, регистрировалась (как юридическая морда) в столице области.

В общем, несколько предпринимателей пошли по повестке в суд. Не забыли они пригласить и прессу, два представителя которой (от «Частной лавочки» и газеты «ПРОбизнес») оказались еще и членами Общественной палаты Новочеркасска.

Первое заседание по делу предпринимательницы И., на которое я пришла, перенесли. Второе состоялось. А потом судья оставила крокодильский иск без рассмотрения из-за … неявки истца! Спугнули зверюгу? Нашла более безопасный способ пропитания?

Кстати, и по делу другого предпринимателя представитель Комитета по защите прав потребителей не явился…

Но, стоп, предприниматели, не расслабляйтесь! Следы зубов знакомой нашей Крокодилы вновь обнаружены в околорыночном пространстве. Нам принесли совершенно уникальный, состряпанный ее лапами акт, который … просто песня! Ну, например, в нем написано, что ценников в магазине не было на сгущенке, на печенье и т.п., но не указано ни названий, ни артикула – ничего, чтобы идентифицировать товар и опровергнуть или подтвердить крокодильские обвинения. И, кстати, сей страшный документ был составлен после отказа хозяина магазина щедро делиться с настырной зверюгой выручкой.

Любопытно, что представительница этого самого комитета защиты, явившаяся на первое судебное заседание, чтобы потом раствориться в неизвестности, с аппетитом констатировала: «Это мы только начали ИПэшников пощипывать…». Ощип не вышел: предприниматели, у которых и ценники были на месте, и сертификаты, информация о товаре имелась и уголок потребителя, в зубы Крокодиле не дались. Тоже вспомнили о своих правах и пошли защищаться. И выиграли, чего и другим желаем.

 

*     *     *

В 90-х годах прошлого века, когда наша газета только начала выходить, в Екатеринбурге жил-был юрист Григорий Яковлевич Цехер. Собственно, его можно считать родоначальником движения в защиту прав потребителей в России (в 2012 году, по случаю 20-летия принятия закона о защите прав потребителей, его даже наградили юбилейной медалью). В 1990-м на городском радио он организовал еженедельную передачу «Школа потребителей с Григорием Цехером». Его история о том, как он победил Аэрофлот, отказавшийся компенсировать пассажиру ущерб за задержку рейса, обошла все центральные газеты. А тем временем Григорий Яковлевич взялся за Сбербанк, обижающий своих клиентов.

«Частная лавочка» переписывалась с Г.Я. Цехером. Он присылал нам по факсу образцы своих исковых заявлений, победные судебные решения, которые мы публиковали, а читатели брали за образцы для защиты от разного рода недобросовестных компаний – поставщиков товаров и услуг.

Прошло время, Г.Я. Цехер стал адвокатом и теперь больше защищает права предпринимателей. Впрочем, это не поворот на 180 градусов. Еще тогда, в 90-х, он воспитывал учеников «Школы потребителей» в духе уважительного и сдержанного отношения к предпринимателям: «Если их не будет, кто удовлетворит наши потребности?!», — говорил он. Кстати, его девиз: «Служу Людям и Праву, борюсь с неправом, действую только по Праву!»

Недавно мне попалась интересная статья Григория Яковлевича – «Потребительский экстремизм: природа, формы проявления и меры противодействия». Кстати, с 2010 года изучение потребительского экстремизма входит в образовательный стандарт по специальности 100801 «Товароведение и экспертиза качества потребительских товаров». Начало даже складываться такое понятие, как «потребиллеры» (лица, занимающиеся потребительским экстремизмом).

Но вернемся к статье Цехера. Я думаю, Григорий Яковлевич не обидится, если я ее процитирую.

«В российском законодательстве нет легального определения потребительского экстремизма, — пишет автор. — Однако по смыслу положений статьи 10 Гражданского Кодекса Российской Федерации, во взаимосвязи со статьей 159 Уголовного Кодекса Российской Федерации, можно сделать вывод о том, что под потребительским экстремизмом следует понимать:

1) действия потребителей, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред предпринимателю, а также злоупотребления своим правом в иных формах;

2) злоупотребление потребителями своим особым положением на рынке товаров, работ, услуг;

3) недобросовестное поведение потребителей;

4) умышленные противоправные деяния потребителей (их соучастников), совершаемые с целью обращения в свою пользу имущества предпринимателей путем обмана или злоупотребления особым отношением к потребителям».

 

«ПОТРЕБИТЕЛЬ ПРАВ НЕ ВСЕГДА, А ТОЛЬКО В ТЕХ СЛУЧАЯХ, КОГДА ОН ПРАВ!» — уверен Г.Я. Цехер. Он считает, что «крайнему» поведению потребителя нужно противопоставить сбор доказательств его неправоты. Вот как в описанном ниже случае.

 

В… купил мужскую дубленку. Через некоторое время он предъявил магазину требование о расторжении договора и возврате цены дубленки. В основание своих требований В… положил «закручивание правого рукава пиджака». По согласованию с В… была проведена товароведческая экспертиза, которая не установила каких-либо недостатков.

Как и требуется по закону, абзац пятый п. 5 статьи 18 «Закона о защите прав потребителей», В… возместил предпринимателю расходы на проведение экспертизы и забрал свою дубленку.

Через год В… подал в суд иск, в котором требовал не только вернуть цену дубленки, «находящейся в магазине», но и выплатить неустойку в размере 1 процента цены дубленки за каждый из 365 дней.

Предприниматель был потрясен, «Я точно знаю, что В… забрал свою дубленку», -сказал он автору.

К иску В… приложил расписку одного из работников магазина о принятии от В… дубленки для проведения экспертизы, которую он обманным путем изловчился оставить у себя при обратном получении дубленки.

В судебном заседании свидетели-продавцы во всех подробностях пояснили суду процесс возвращения дубленки (кто и как ее упаковывал, кто и как ее передавал, иное). В… запутался в своих утверждениях о причинах годовой паузы между обращением с претензией в магазин и подачей иска:

1) «я ждал, когда будет проведена повторная экспертиза» (целый год?);

2) «действительно, дубленка была упакована, как показали свидетели, но я не смог ее получить, поскольку забыл дома расписку» (и год не приходил?).

Суд оставил требования В… без удовлетворения.

 

«Не трудно представить себе нравственные страдания предпринимателя, которому нагло залазят в карман», — пишет Г.Я. Цехер. — Однако закон несправедливо исключает право предпринимателя на компенсацию морального вреда за нравственные страдания в случаях противоправного поведения потребителя и его пособников».

 

Вся известная мне практика потребительского экстремизма доныне была связана с экстремистами-одиночками. Наша Крокодила – это целая организация. Так что пополню я копилку историй «от Цехера» нашей, крокодильской: пусть узнают о ней во всей необъятной России – у Григория Яковлевича огромная интернет-переписка.

Елена Надтока.

 P.S. Умышленно не привожу полное наименование организации, якобы защищающей права потребителей: не хочу делать им рекламу. А то упрекнут потом «Лавочку» в пособничестве экстремистской деятельности…

 

Комментарии (0)

Добавить комментарий