Сегодня: 26 Апрель 2017, Среда

«Борьба с экстремизмом» стала своеобразным лозунгом современности. Все понимают, что экстремизму нужно противостоять, но ясного понимания, что это такое и как с ним лучше бороться, явно не хватает.

О насилии

«Экстремизм» происходит от латинского слова extremus, что значит «крайний». Соответственно, так называются крайние, предполагающие насилие, взгляды или крайние, насильственные действия в политике. Международное определение экстремизма относит к нему насильственные действия, направленные на свержение существующего государства или на насильственное изменение его конституционного строя. Таким образом, ключевым при определении понятия «экстремизм» является именно «насилие». Собственно говоря, по сегодняшним меркам, экстремистами можно считать всех пламенных борцов за свободу, живших в прошлом, от вождя восставших рабов Спартака до Владимира Ленина. Объединяет их всех стремление к насильственному разрушению существующего на тот момент государства. Но вот парадокс: если в историческом плане «борцы за свободу» всех мастей и народов обычно преподносятся как пример сугубо положительный, то сейчас их идейные собратья, исповедующие крайние взгляды и применяющие крайние методы — уже экстремисты, и оценка их в обществе и СМИ сугубо отрицательная. Почему? Просто многое изменилось, и человеческая жизнь приобрела, наконец, в цивилизованном обществе абсолютную ценность. Революции прошлых веков неизменно приводили к страшному, ничем не сдерживаемому кровопролитию, выпуская из людей наружу все самое дикое, что заложено в человеческой натуре. Ужасы и зверства гражданской войны почти всегда превосходят даже кошмар иностранной оккупации. Поэтому в наши дни призывы к насилию и свержению нынешних, пусть и не всегда совершенных, государственных образований, являются все же уделом людей, на общий взгляд, диких и не вполне адекватных. Исторический опыт показал, что способ постепенного, эволюционного усовершенствования государства гораздо предпочтительнее очередного кровавого безобразия, именуемого революцией. Народы большинства стран и, тем более, русский народ, уже наелись досыта революций, и соблюдение стабильности стало одной из главных потребностей общества. Революция, по большому счету, не нужна никому, кроме неизменно имеющейся в любом обществе узкой прослойки тех самых крайних экстремистов, недовольных всем и всегда и желающих в очередной раз силой переустроить мир вопреки его желанию.

О терпимости

Откуда происходит наблюдаемый сегодня рост экстремистских настроений? Этому способствует сразу несколько явных и скрытых причин. За последние десятилетия в мире резко возросли претензии к государству, которое нередко рассматривается, как неспособное решить социальные задачи всего населения. Эта тенденция проявляется даже в относительно благополучных западных странах, где иммигранты из слаборазвитых стран заняли нишу местного «пролетариата» и не имеют доступа ко всем социальным благам государства, которых уже давно добились граждане коренной нации. Утрата веры в возможности государства сделать общество более справедливым отражается в стремлении предъявить ему счет в виде открытого протеста. Это приводит государство к необходимости защищаться против усиливающегося организованного давления на него и устанавливаемого им социального порядка. Второй важной причиной, весьма характерной для нашей страны, является недовольство населения, особенно в слаборазвитых регионах и северокавказских национальных республиках с низким уровнем жизни. Нет работы, низкие зарплаты, безудержная, даже по российским меркам, коррупция национально-клановых элит. И третьей причиной, непосредственно вытекающей из первых двух, стал рост примитивных националистических и религиозных экстремистских идеологий. Когда человек недоволен своим положением в обществе и уровнем благосостояния, когда человек этот не обладает ни умом, ни талантом для того, чтобы реализовать себя в позитивном ключе, ему проще всего объявить такое положение происками неких врагов. В зависимости от ситуации, это могут быть группы людей, отличающихся от него самого, чужаков, иностранцев, иноверцев, мигрантов и т.д.
В таких условиях усиление борьбы с экстремизмом становится одной из важнейших целей государства. Хотя само по себе такое «усиление» имеет печальные признаки типичной для нашего государства кампанейщины. Сегодня усиление борьбы с экстремизмом ведется не только с очевидными уголовно наказуемыми действиями – терроризмом, захватом или присвоением властных полномочий; созданием незаконных вооруженных формирований; осуществлением массовых беспорядков, хулиганством и актами вандализма по мотивам идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти. Нынешняя борьба с экстремизмом затрагивает гораздо более тонкие сферы, которые не могут трактоваться столь однозначно: подрыв безопасности Российской Федерации; возбуждение расовой, национальной или религиозной розни, а также социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию; унижение национального достоинства; пропаганда в отношении какой-либо социальной группы; пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности; пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики.
Главным же идеологическим компонентом противодействия экстремизму, должна стать толерантность как стиль взаимоотношений между национальными и религиозными компонентами современного российского общества. Именно нехватка терпимости и взаимоуважения привела к многочисленным межнациональным конфликтам и серьезным противоречиям внутри общества. Недовольство, вызванное этими процессами и конфликтами, привело к тому, что религиозный экстремизм оказался востребованным и с легкостью проник в сердца людей, превратившись за несколько лет в раковую опухоль на теле Северного Кавказа и других регионов страны.

О любви

Большая часть мероприятий по противодействию экстремизму преимущественно относится к сфере деятельности государства и его органов охраны правопорядка. Но экстремизм, прежде чем развиться до вооруженного терроризма и национально-религиозных конфликтов, должен сначала утвердиться в душах людей. В душах обиженных несправедливостью — истинной либо мнимой — и озлобленных. И потому основная борьба с экстремизмом всех мастей, включая и набирающий силу русский экстремальный национализм, густо замешанный на ксенофобии, должна вестись за души людей. А душа человеческая – субстанция тонкая.
Чтобы поговорить о душе, наверное, стоит обращаться к специалистам. Кто может быть специалистом в душах людских? Ну, не психологи же с психотерапевтами! Поэтому автор этих строк обстоятельно побеседовал со священнослужителями. Благочинный приходов города Новочеркасска, настоятель Свято-Михайло-Архангельского храма отец Олег Добринский был четок и категоричен: «Я думаю, что экстремизм – это плод гордости. Первый экстремист был дьявол! Гордость – мать пороков. Как только группа людей помышляет о собственной исключительности, они обязательно приходят к экстремизму. Первопричина мира – это Бог. Бог – есть Любовь. Для христиан, как трактует апостол Павел, нет ни эллина ни иудея. Пространство религиозное стирает национальные грани. Церковь наднациональна. Она Христова. К сожалению, у нас сегодня экстремизму придается не совсем верное определение, поэтому зачастую и здоровые национальные течения тоже могут трактоваться как экстремистские. Здесь очень тонкая грань: если появился элемент ненависти и исчезла полнота Любви, то это уже экстремизм. Если ты только сделал шаг к своей исключительности, если в чем-то вышел из Любви, ты уже оказался где-то, но не в церкви Христовой, ты уже придумал какую-то свою организацию. Церковь учит нас любви к своему Отечеству, любви к своему народу, но не учит ненависти к другим народам и религиям. Как проще всего утвердить собственный авторитет? Обгадить вокруг всех остальных! Мне приходилось общаться с людьми, принадлежащими к разным сомнительным организациям националистического толка. Я сделал вывод такой: в основном, во всех экстремистских течениях состоят люди недалекие, не реализовавшие себя нигде. Среди них нет людей состоявшихся, нет ни нормального инженера, ни нормального врача, зато может быть не сложившийся священник. Так что экстремизм и церковь — понятия несовместимые совершенно. А глупости псевдо-православные деятели часто болтают на грани анекдота. Вот один мне долго рассказывал, что галстук, мол, это масонская удавка. Я послушал и говорю: надень косоворотку, картуз, на жену напяль кокошник и ходи так по улицам, пока за тобой психушка не приедет! Откуда такие проявления нездорового национализма? Я не снимаю ответственность, скажем, с молодых кавказцев, которые приезжают сюда учиться, не зная и не уважая основ русской культуры. Они должны находиться здесь с почтением к тому народу, на исторической территории которого они пребывают. Это не будет порождать у неразвитого религиозного сознания экстремистских проявлений. Хуже всего, что мы ведь на экстремизме нескольких поколений выросли. Ведь и коммунизм, и фашизм – это формы того же экстремизма. Я думаю, что преодолеть это можно лишь вспомнив, кто ты есть. Если человек знает, что он есть образ и подобие Божие, он будет и себя к этому продвигать. Если же он считает, что первопричина его появления животная, то он и будет вести себя как животное. Со всеми вытекающими последствиями. Все, что сделано в цивилизованном пространстве мира, все сделано от точки отсчета божественной — в технике, в науке, в искусстве. В церкви экстремизма нет, как нет и национализма. Есть национально-религиозное восприятие мира. Никогда не бывает половинчатых воззрений на проблему. Половинчатые воззрения – уже экстремизм. Как бороться с экстремизмом? Пустите закон Божий в школу! Не основы православной культуры, как сейчас, а именно закон Божий. Ведь мы живем на православной земле. Где у нас исторически мусульманское пространство, — на Кавказе и в Татарстане, — пусть человек формируется в пространстве этой традиционной религии. Религиозный человек не будет экстремистом!»
Другой священник, помощник начальника отделения по работе с верующими военнослужащими управления по работе с личным составом Южного военного округа, священник Свято-Михайло-Архангельского храма протоиерей Леандр Кузнецов рассказал о работе военных священников. Тема вроде бы сама по себе не относится к борьбе с экстремизмом, но это еще как посмотреть: «В вооруженных силах в последние годы вводится институт военных священников. Всего по штату их должно быть 244 человека. Сейчас в ЮВО с военнослужащими работает 44 священника. Из них всего 6 штатных, а остальные на полставки или на добровольной основе. Опросы военнослужащих показывают, что с каждым годом все больше срочников, контрактников и офицеров определяют себя как верующие. В основном, это православные, но в Южном военном округе служит много мусульман. Поэтому православный священник выезжает в войска всегда в паре мусульманским имамом. Работаем дружно, никаких конфликтов не возникает, как не возникает их и между солдатами разных вероисповеданий. Вся деятельность военного священника делится на богослужебную — отслужить молебен, провести панихиду в память об усопших, подготовить к крещению — и небогослужебную, к которой относится духовно-нравственное и патриотическое воспитание личного состава. Сказано: «Нет больше той любви, как если кто душу свою положит за други своя!» Стараемся организовать для тех, кто заслужил, кто не нарушал воинскую дисциплину, по воскресеньям посещение храма или мечети. Священники проводят индивидуальные беседы с военнослужащими, часто им солдаты рассказывают гораздо больше, чем офицерам, ведь тайна исповеди нерушима. Приходится работать с офицерами, отучать их от пьянства, сквернословия. Еще у Владимира Даля есть фраза: «Не каждый офицер может сказать: «Честь имею». Не может пройти военный священник мимо, когда солдаты голодают или живут в неподобающих условиях.
Что же касается борьбы с экстремизмом в душах, то главное – это научение веротерпимости. Мы с имамом вместе ездим по частям. Вместе служим, проводим беседы. Он рассказывает, что в сказано в Коране, а чего там нет. Традиционный ислам ведь очень активно борется с экстремистскими вероучениями. В России уже убито террористами 100 имамов. Я лично думаю, что надо воспитывать с детства в православном духе любви и терпимости, надо обязательно изучать основы православной культуры. Родители часто боятся или ленятся писать заявления, чтобы их дети изучали этот предмет. Воспитание должно быть на всех уровнях, ведь иногда уже в школе и даже детских садах дети начинают издеваться и бить слабых. Должно быть воспитание любви и уважения к разным традициям. Пребывающий в любви, пребывает в Боге, тогда Бог пребывает в нем!»

Комментарии (0)

Добавить комментарий