Сегодня: 18 июля 2018, Среда

Слова, вынесенные в заголовок, принадлежат нашей читательнице Р.П. Ольховой. Она адресовала их Президенту России Д.А. Медведеву, надеясь хоть там, «наверху», найти защиту и справедливость.
В течение четырех месяцев редакция газеты «Частная лавочка», работая по проекту «Я и мы в борьбе с коррупцией», вела прием граждан. За это время на личный прием (не считая телефонных обращений) к нам пришли более девяноста человек! И большинство из них — действительно с серьезными, нерешаемыми проблемами, с пачками бумаг, наглядно иллюстрирующими, как от простого человека отмахиваются всякого рода чиновники.
Многие из обратившихся к нам получили у нас консультации, некоторые были направлены на прием к депутату областного Законодательного собрания А.И. Кондратенко, депутату городской Думы Новочеркасска В.И. Емяшеву, адвокату Н.И. Плаховой.
Конечно, мы не может всем помочь, тем более что горожане часто обращаются в газету, как в последнюю инстанцию: пройдя уже суд, прокуратуру (причем порой уже не нашего – областного и федерального уровня), подав жалобы Уполномоченному по правам человека и даже вступив в переписку с Европейским судом по правам человека в Страсбурге.
Что же мы можем и что делаем? Консультируем, даем советы, как поступить в той или иной ситуации. Пишем в газету о проблемах наших читателей – предаем гласности нарушения, злоупотребления, а то и преступления. И все эти материалы направляем (уже от своего имени – от средства массовой информации) в прокуратуры (города и области), в Комитет по борьбе с коррупцией, полпреду Президента по ЮФО и др. – то есть тем, кому по долгу службы положено на такие публикации реагировать. Что ж – подождем реакции.
А пока расскажем вам еще несколько ситуаций, в которые попали наши читатели, пришедшие на прием в «ЧЛ».

ИЗ ОЧЕРЕДИ ВЫЧЕРКИВАЕМ
Раиса Аксентьевна Зизикало стояла в очереди на жилье с 1994 года. Правильнее было бы сказать: состояла на учете граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, в Администрации Новочеркасска. С тех пор немало воды утекло – сменился мэр, поменялось законодательство.
Тогда, 15 лет назад, порядок учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, регламентировался Жилищным кодексом РСФСР и решением исполкома Ростовского областного совета народных депутатов от 29.04.1991г. № 112. Но Жилищный кодекс был принят новый, областное постановление утратило силу.
29 декабря 2005 года Администрация области приняла постановление № 327 «Об утверждении Положения о порядке признания граждан малоимущими в целях обеспечения жилыми помещениями по договорам социального найма и организации учета граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях». Выполняя его, местные чиновники принялись «приводить в соответствие» учетную документацию. Эта перетряска документов, смеем предположить, привела к некоторому (по слухам – значительному) сокращению очереди на жилье: отдельных граждан, не особо разыскивая, просто вычеркивали.
Р.А. Зизикало узнала о том, что снята с жилищного учета, в марте 2008 года. Узнала случайно, поинтересовавшись, какая она сейчас по счету. Ей ответили: «Никакая, вы не представили документы, подтверждающие право на социальное жилье». Как из воздуха, появилось письмо, которым, якобы, еще в 2007 году Администрация Новочеркасска информировала Раису Аксентьевну о необходимости предоставить в этот отдел документы для перерегистрации очередников. Послание это в воздухе и исчезло – Зизикало его не получала. Трудно вообще предположить, что ожидающая квартиру пожилая женщина проигнорировала бы письмо по самой главной для нее теме. Но так или иначе, Администрация действовала просто: мы вам писали – вы не ответили, «ежика вычеркиваем».
После вмешательства депутата областного Законодательного собрания А.И. Кондратенко в ответ на его запрос пришел ответ из областной прокуратуры. И.о. прокурора области сослался на положения Жилищного кодекса, согласному которым «граждане снимаются с учета в качестве нуждающихся в жилых помещениях в случае выявления в представленных ими документах … сведений, не соответствующих действительности и послуживших основанием принятия на учет (?! – «ЧЛ»), а также неправомерных действий должностных лиц, органа, осуществляющего принятие на учет». Чего такого «выявили» в бумагах Зизикало, осталось неизвестным. Но почему-то теперь женщина должна доказывать старую русскую истину «я – не верблюд»: «В случае предоставления Зизикало В.А. документов, подтверждающих право состоять на квартирном учете она может быть (?! – а значит и не может? – «ЧЛ») восстановлена на учете в качестве нуждающейся в жилых помещениях».
Оставим письмо 2007 года на совести чиновников, то ли не направлявших его вовсе, то ли направивших его неведомо куда. В мае 2008 года, после поднятого Зизикало шума, они отправили ей новое послание. «В связи с перерегистрацией граждан, нуждающихся в предоставлении жилых помещений, состоящих на квартирном учете при Администрации г. Новочеркасска» ей предписывалось срочно – до 30 августа — предоставить целый пакет документов из одиннадцати наименований. Письмо, подписанное неизвестно кем (перед «И.о. начальника отдела Э.И. Змеев» стоит палочка «за»), даже не имело исходящего номера. Видимо, такие документы в Администрации не регистрируют — проще потом «корректировать» очередь. Оригинальный способ решения жилищной проблемы в Новочеркасске: вместо выделения жилья – исключение очередников.

ПЕРЕСТРОЙКА СО СМЕЩЕНИЕМ
Раиса Павловна Ольховая живет в своей кооперативной квартире в доме № 4 по переулку Врачебному, 37 лет. Вернее: 28 лет живет, а последние 9 лет мучается. В апреле 2000 года ее сосед снизу И.Н. Третьяков произвел перепланировку квартиры № 31. Говоря языком инженера архитектурно-планировочной мастерской (АПМ) Л.Д. Скрынниковой, составившей техническое заключение, «все внутриквартирные перегородки были демонтированы и возведены с некоторым смещением от старых мест установки».
Результат не замедлил сказаться на квартире выше: у Ольховой по стенам пошли трещины, лопнула стена в кухне и ванной, перекосились двери ванной и кухни, полопался и отваливается кафель, погас свет. Эти последствия перепланировки Третьякова зафиксированы в акте, составленном 23 ноября 2000 года. Под ним подписались члены кооператива «Орбита» во главе с председателем Г.И. Нузбрах.
Перепланировка была произведена незаконно, как пояснил начальник МУП «ЦТИ» А.М. Востриков, «без соответствующей разрешительной документации». Справкой за подписью Анатолия Михайловича также подтверждено: в квартире № 34, принадлежащей Р.П. Ольховой, имеются следующие дефекты:
— трещины в коридоре в местах сопряжения стены с потолком,
— трещины в стене на кухне,
— отсутствие электроэнергии в жилых комнатах.
Немолодой женщине, имеющей к тому же трудовое увечье (она инвалид труда, 42 года трудового стажа) проблематично сделать в квартире ремонт, тем более при наличии таких серьезных дефектов. Она обратилась к соседу с просьбой возместить ей ущерб. Третьяков, мягко говоря, отказал. И пошла Ольховая, как это у нас принято, по инстанциям. Ходила, писала: депутатам, ДГХ, мэру, губернатору… И, по традиции, щедро получала отписки и обещания.
Тогда она обратилась в суд. Суд назначил строительно-техническую экспертизу. Эксперт И.Н. Дегтярева пришла к выводу: «появление трещины в перегородке между ванной комнатой и кухней, кухней и прихожей, трещины в облицовке глазурованной плиткой стен ванной комнаты и кухни, перекос дверного полотна ванной комнаты, трещины в перегородке между ванной комнатой и коридором могло быть (обратите внимание на эту формулировку! – «ЧЛ») следствием выполненных в квартире № 31 переоборудований (перепланировки)».
Чем-то такое заключение судью (тогда еще мирового) Ф.В. Политко не устроило, и он назначил дополнительную экспертизу, поручив ее Южному региональному центру судебной экспертизы. Эксперт Южного РЦСЭ С.В. Доломан сделал заключение, как отмахнулся: несущие перегородки в квартире № 31 не демонтировались (а только ненесущие), поэтому трещины и др. в квартире № 34 – не следствие перепланировки.
Судья Политко, не вникая в суть материалов, представленных экспертами, зацепился за «могло быть» в заключении Дегтяревой. И на том основании, что выводы первой экспертизы «носят вероятностный характер», отверг их как доказательства. И вынес решение: отказать Ольховой в возмещении ущерба, нанесенного Третьяковым.
Но Раиса Павловна не успокоилась. Очень ее заинтересовано заключение эксперта Доломана, в котором все было сказано так однозначно: нет – и все тут. По ее просьбе доцент ЮРГТУ (НПИ) А.И. Субботин написал рецензию на заключение Доломана. При этом он усмотрел моменты, «говорящие или о неопытности эксперта или о его пристрастности в оценке ситуации». Так, на некоторые вещи «эксперт не указывает намеренно», делает непрофессиональные заявления и вообще «любой студент строительного вуза 4-го курса знает, что наклонные трещины в стенах и перегородках, которые отметил в своем заключении эксперт, являются следствием неравномерных деформаций и носят характер «силовых трещин». Субботин считает, что дефекты в перегородках возникли именно в результате перепланировки в квартире № 31: «В момент, когда перегородки в кв. № 31 были демонтированы, плиты перекрытия, ранее поддерживаемые убранными перегородками, просели на величину проектного прогиба, что и привело к указанным дефектам в кв. № 34».
К сведению скажем: доцент-политехник имеет моральное право поправить коллегу и указать ему, что он неправильно «обзывает» «Справочник мастера-строителя», на который ссылается в заключении. А.И. Субботин – член Российского Общества по механике грунтов, геотехнике и фундаментостроению, кандидат технических наук, инженер-строитель с 15-летним стажем, эксперт по обследованию зданий и сооружений.
Неудивительно, что, получив такую рецензию на труд сотрудника Южного РЦСЭ, Р.П. Ольховая написала заявление в прокуратуру о привлечении Доломана к уголовной ответственности за заведомо ложное заключение эксперта. И получила отказ следователя Г.Г. Грубникова, который обжаловала прокурору области. Областная прокуратура постановление Грубникова отменила, но тот в возбуждении уголовного дела снова отказал… Сейчас Раиса Павловна пытается отменить очередное «отказное» постановление через суд. Результат, я думаю, будет в духе уже полученных.
Вряд ли дойдет до Президента Д.А. Медведева письмо, написанное ему Р.П. Ольховой. А жаль.
Интересно было бы почитать Дмитрию Анатольевичу, как она, ветеран и инвалид труда, наконец-то достучавшись до Главного управления Генеральной прокуратуры в Ростове-на-Дону, была приглашена прокурором В.А. Расчетовым на прием к прокурору А.В. Мельникову. Прождала последнего 3 часа, а он отказался принять женщину: «Я вас не приглашал». Как жаловалась она на решение областного прокурора С.А. Чаплина и получила ответ: ваша жалоба разрешению в главке не подлежит, т.к. Чаплин работает уже совсем в другом месте. Как обращалась к полпреду Президента в ЮФО и узнала, что поднятые в ее обращении вопросы находятся вне его компетенции.
«Как защищать свои права без денег? – спрашивает Р.П. Ольховая Дмитрия Медведева. – Надеюсь, что кризиса на справедливость нет…». И все-таки, надежду на это, видимо, потеряв, она просит первое лицо государства: «… оказать мне материальную помощь на ремонт моей квартиры, которая пострадала от самовольной перепланировки соседа». Знаете, какая цена вопроса? 11 тысяч 798 рублей – стоимость восстановительного ремонта, подсчитанная экспертом И.Н. Дегтяревой.

Комментарии (0)

Добавить комментарий