Сегодня: 18 декабря 7135, Среда

Нельзя забыть о трагедии, которую пришлось пережить нашему народу в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., когда многие безвинные люди в результате беззакония и произвола подвергались преследованиям за свою политическую деятельность, высказывания, религиозные убеждения. При этом судебными и внесудебными органами грубо попиралась Конституция и законы. Людей лишали жизни, отправляли в лагеря, а их семьи лишали социальных пособий или признавали семьей врага народов.

Многих репрессированных уже нет в живых. Жестокая судьба постигла и их детей, которые в несовершеннолетнем возрасте остались без попечения родителей, воспитывались в детских домах или вместе с родителями вынуждены были ехать в ссылку в северные необжитые и восточные области страны. Не все из них возвратились на родную землю, но где бы они ни жили, память прошлых лет не дает им покоя. Поэтому письма с просьбой сообщить о судьбе родителей, близких, родственников продолжают поступать в прокуратуру области со всей России и ближнего Зарубежья.
Несмотря на то, что диспозиция ст. 58-10 УК РСФСР /в редакции Кодекса 1962 г./ предусматривала обязательное наличие в действиях субъекта призыва к свержению, подрыву, ослаблению Советской власти, либо к совершению отдельных контрреволюционных преступлений, гражданских лиц и военнослужащих привлекали к уголовной ответственности за разговоры, высказывания, в которых они сравнивали условия жизни людей при царе и Советской власти, силу оружия, техники своих и немецких войск, снабжение последних продовольствием и обмундированием.
По приговору Военного трибунала 3-ей Гвардейской Армии от 23.03.1942 г. был осужден к 10 годам лишения свободы сторож колхоза Киевского района Ростовской области Иванов Н.Т. за высказывания среди колхозников о хорошем вооружении немецкой армии и слабом техническом оснащении Красной Армии.
Каждое второе уголовное дело периода войны рассматривалось военным трибуналом либо внесудебным органом по ст. 58-1 «а», «б» УК РСФСР /измена Родине/.
Распространенность этого вида преступления не являлась результатом наличия в нашей стране поголовных изменников Родины, а зачастую искусственно завышалось из-за необоснованного привлечения к уголовной ответственности рядового и командного состава Красной Армии, оказавшихся в плену у противника не по своей вине.
К высшей мере наказания приговором военного трибунала 34 РАБ от 20.12.1941г. приговорен уроженец Белокалитвинского района Ростовской области Пулков С.А. за то, что, будучи плененным немцами, работал по ремонту дороги, высказывался и восхвалял дисциплину в немецкой армии, с поля боя подобрал немецкую листовку, которую хранил при себе.
17 декабря 1941 года на станции Глубокая был задержан работниками НКВД житель Каменского района Прохоров П.В., от которого незаконными методами были получены признательные показания о том, что он занимался шпионской деятельностью в пользу Германии; впоследствии от этих показаний он отказался. Каких-либо других доказательств, подтверждающих шпионскую деятельность Прохорова, в деле не имелось.
Тем не менее, по приговору военного трибунала войск НКВД по охране тыла Южного фронта от 02.01.1942 г. за измену Родине он был осужден к высшей мере наказания — расстрелу.
Почти каждый из военнослужащих, побывавший в плену у немцев, несмотря на обстоятельства пленения, силовыми органами тех времен, рассматривался как изменник Родины, шпион или агитатор, подвергался суровому и незаслуженному наказанию.
Все вышеупомянутые осужденные прокуратурой Ростовской области реабилитированы.
Однако имели место и случаи настоящего предательства.
По приговору Военного трибунала Московского округа от 13 января 1954 года житель Ростовской области Борисов Д.М. был осужден за измену Родине к 25 годам лишения свободы.
Борисов Д.М. был признан виновным в том, что после пленения его в октябре 1941 года немцами, — перешел на сторону противника, с ноября 1941 года до марта 1943 года служил рядовым в немецкой войсковой части. В марте 1943 года он был переведен в контрразведывательный орган «Зондеркоманду 7А», где работал до сентября 1944 года. Находясь на службе у немцев, принимал активное участие в проводимой немцами карательной деятельности против партизан и мирных жителей.
В апреле 1943 года он участвовал в закапывании трупов советских граждан, расстрелянных немецкими карателями на окраине г. Ярцево; в мае 1943 года участвовал в конвоировании в г. Орел двоих советских патриотов; в июне 1943 года в г. Кромы, Орловской области несколько раз конвоировал на допросы в «СД» арестованного гр-на Ч., при этом по дороге дважды избивал его; участвовал в расстреле семи советских граждан в р-не г. Кромы, его участие выразилось и в конвоировании советских граждан к месту расстрела, охране места казни и закапывании трупов; в сентябре 1943 года принимал участие в конвоировании советской гражданки, которая немцами была казнена на окраине г. Быхов, Могилевской области; в октябре 1943 года с его участием карателями «СД» была задержана партизанка Лида М.
Борисов с целью выявления партизан и лиц, имевших связь с ними, руководителями органов «СД» неоднократно направлялся в населенные пункты, в лагеря для советских граждан. По его доносу был арестован и расстрелян немцами военнослужащий Советской Армии, скрывавшийся у жителей деревни Кромской мост.
В ноябре 1943 года Борисов несколько раз принимал участие в карательных операциях против партизан в районе шоссейной дороги Рогачев – Могилев.
В апреле 1944 года Борисов был назначен на должность начальника агентурного отдела «СД», где он работал до июля 1944 года, руководил работой по выявлению партизан и по сбору сведений о настроениях советских граждан на оккупированных территориях. За активную деятельность в пользу врага Борисову в 1944 году было присвоено звание лейтенанта немецкой армии, и он был награжден медалью. С июня по сентябрь 1944 года на территории Германии в г. Лепчеце охранял угнанных советских граждан, работавших на немцев на кирпичном заводе. После разгрома фашистской Германии в 1945 года он был репатриирован в Советский Союз. При проверке в фильтрационном лагере Борисов скрыл свою службу в немецкой армии, был освобожден, проживал постоянно в г. Миллерово, работал заведующим чайной горторга до ареста его 24.09.1953г.
По приговору Военного трибунала Ростовского гарнизона от 4 августа 1948 года за измену Родине осужден к 25 годам лишения свободы житель Константиновского района Ростовской области – Прохоров В.Е.
Он признан виновным в том, что, находясь на оккупированной территории в Константиновском районе Ростовский области, в августе 1942 добровольно поступил на службу в немецкую полицию на должность полицейского и в этой должности работал по январь 1943 года.
Являясь полицейским, Прохоров активно выполнял все распоряжения и приказы немецких властей, участвовал в обысках, облавах на партизан, выгонял на работы для немецкой армии мирных жителей, арестовывал в декабре 1942 года за проведение антифашистской агитации учительницу и ее мать, которых вместе с другими полицейскими через сутки вывезли за хутор и расстреляли. После расстрела Прохоров трупы расстрелянных сбросил в колодец. За отказ от работы в пользу немецких властей им были арестованы гр-не З. и П., которых он доставил в немецкую комендатуру.
В январе 1943 года Прохоров бежал в тыл немцев, а в марте 1943 года был пленен Красной Армией. Скрыв свою причастность к немецким карательным органам, Прохоров был призван в ряды Красной Армии, где находился до ноября 1945 года, после демобилизации работал электриком Шахтоуправления до его изобличения и ареста 18 мая 1948 года.
По приговору Военного трибунала Западно-Сибирского военного округа от 25 января 1946 года за измену Родине был осужден к высшей мере наказания — расстрелу Купцов П.В., уроженец Раздорского района Ростовской области.
Купцов признан виновным в том, что остался в хуторе Раздорского района Ростовской области, оккупированном немецкими войсками, и добровольно в августе 1942 года поступил на службу к немцам на должность старосты хутора и прослужил до февраля 1943 года.
Купцов активно помогал немецким оккупантам в сборе продовольствия, скота, теплых вещей для немецкой армии, выгонял население на работы по сооружению оборонительных укреплений, вербовал добровольцев для службы в немецкой армии; в декабре 1942 года выдал ряд советских активистов, в результате чего эти лица были арестованы Гестапо и расстреляны, принял активное участие в расстреле председателя сельсовета 3. и активиста — М., которые подозревались в участии в партизанском движении.
В декабре 1943 года он перешел на службу в немецкие казачьи части и принимал активное участие в боях против французских и югославских партизан. В мае 1945 года пленен английскими войсками и репатриирован в СССР, скрыл свое прошлое и до ареста 5 ноября 1945 года работал начальником пожарной охраны.
По делам такой категории — в отношении полицейских, старост, а также лиц, служивших в немецкой армии, сотрудничавших с фашистскими оккупантами, оказывавших им активное пособничество и совершивших насильственные действия в отношении мирных жителей, военнопленных во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. органы прокуратуры в реабилитации обоснованно отказывают.

И. Константинов, прокурор отдела по надзору за процессуальной деятельностью органов безопасности прокуратуры Ростовской области, старший советник юстиции.
(www.prokuror.ru)

Комментарии (0)

Добавить комментарий