Сегодня: 7 декабря 2019, Суббота

Прочитал я новые правила освидетельствования водителей на состояние опьянения, утвержденные Минздравом в приказе № 1 от 10 января 2006 года, опубликованные в № 8(379) «ЧЛ», и мне вспомнился один очень забавный случай, который имел место в нашем славном городе Новочеркасске. Итак…
Это были времена безумно умного постановления ЦК КПСС «О борьбе с пьянством и алкоголизмом». Не будем обсуждать политическую составляющую этого постановления, тем более что Генсек Горбачев утверждал тогда, что подавляющее большинство советских граждан с радостью поддержали его, замечу только, что подавляющее «меньшинство» с не меньшей «радостью» подавляло и калечило друг друга в гигантских очередях ради заветной бутылочки с «огненной водой». Замечу также, что как прежде, так и теперь, большинство государственных решений, направленных во вред народу, прикрываются интересами народа. Интересно почему?
Смешно все это вспоминать, но тогда было не до смеха.
Однажды, во второй половине рабочего дня раздался телефонный звонок, и один из моих напарников по работе с радостью узнал, что стал отцом замечательной девочки весом в три кило. Мы искренне и от души поздравили его со столь замечательным событием в его жизни, и он словно испарился. Появился он буквально перед уходом с работы, помятый, но счастливый и держал в руках бутылку водки. Не выпить за здоровье новорожденной — это значит обидеть отца, а если учесть, что бутылка далась ему буквально с боем, обидеть вдвойне. Поэтому, несмотря на то, что я был за рулем личного авто и мне предстояло добраться до дома, я даже не стал давать себя уговаривать. Да и что такое бутылка водки на троих здоровых и крепких парней, так, горло прополоскать, успокаивал себя я мысленно, проскочу как-нибудь, тем более в час «пик», да по темноте (в начале декабря в 5 вечера уже темно). Короче выпили, закусили, пожелали молодому отцу всего наилучшего, и поехал я домой.
Увы, проскочить не удалось. Каким таким образом из потока машин сотрудник ГАИ выбрал именно мою, я не понял до сих пор, но факт профессионализма сотрудника ГАИ налицо. Деваться мне было некуда, я остановился и предъявил документы, стараясь стать так, чтобы ветер дул на меня. Не помогло. — «Вы сегодня пили?» — спросил инспектор. — «Нет!» — сказал я, глядя на него честными глазами собаки, укравшей кусок мяса. — «Но от вас запах», — сказал утвердительно он. — «Ничё не пил, — сказал я, — кроме компота, знаете домашний такой, из вишен?». Второй инспектор, молча слушавший наш диалог, вдруг заявил: «Да давай его в машину, пусть в трубку дует, а то смена заканчивается». Лучше бы он этого не говорил. «Не буду я в трубку дуть», — сказал я. «Это еще почему?» — резонно спросил гаишник. — «А у меня хронический тонзиллит…», — ляпнул я первый пришедший на ум медицинский термин, — мне нельзя напрягать горло, тем более при низких температурах воздуха и высокой влажности». Они аж рты открыли от столь неожиданного заявления, потом закрыли и покраснели, явно не от стыда. Это был плохой признак, но отступать уже было некуда. Может все-таки отпустят, раз спешат, слабой надеждой, мелькнула мысль. Увы!
«Едем в больницу!» — заявил один из них. «Пусть там решают, пил ты или не пил!». «Едем так едем!» — согласился я. Один из гаишников сел за руль моей «шестерки», я сел пассажиром, второй поехал следом на «патрульке». Путь наш лежал в наркологический диспансер, который и до сих пор находится на углу улиц Б. Хмельницкого и Александровской. Прибыли.
Инспектор, явно торопясь, буквально влетел в дверь, я же не спеша шел сзади. И вдруг я услышал грохот и следом крепкий русский мат! А дело в том, что в коридоре, перед вестибюлем не горел свет, а по-над полом, поперек входа там положены трубы отопления, и вот за эти трубы, в темноте, и запнулся инспектор. В общем приятного мало, сами понимаете. На грохот и мат в вестибюль выскочила дежурная врач-нарколог и тут же нарвалась на грубые упреки инспектора, что, мол, и свет им лень включить, и что в такой темноте только с их матерью интимом заниматься. Немного придя в себя от такой наглости, врач заявила, что, мол, лампочка перегорела, а ввернуть некому, и вместо того, чтобы орать, взял бы лучше да лампочку вкрутил. «Ща, буду я вам тут лампочки вкручивать да выкручивать, быстренько оформляйте пьяного, у меня смена заканчивается».
Ах, ах, ах, ленивый ты наш, подумал я, а вслух сказал: «Женщина, давайте лампочку, я вверну!». Она пошла за лампочкой, а гаишник посмотрел на меня с такой злобой, что, казалось, еще миг — и он порвет меня как бобик тряпку. Врач принесла лампочку, я попытался было дотянуться до перегоревшей и сказал: «Без стула не достану». Врач пошла в соседний кабинет за стулом, я взял его и медленно встал на него, еще медленней я начал выкручивать перегоревшую лампочку и также медленно вворачивать новую. Не довернув до конца, я ее вывернул назад и со словами «что-то в патрон попало или на цоколе», зашел в вестибюль и принялся рассматривать лампочку на свет. Врач поняла мотив моих поступков и даже улыбнулась, стоя к гаишнику спиной.
Ввернув, наконец, лампочку, я щелкнул выключателем — свет загорелся. И тут уже удивился я. Врач, взяв стул, медленно понесла его назад в кабинет. Еще медленней она колдовала над пробирками. Наконец она поставила передо мной две пробирки с розовым раствором и спросила: «Видите, какого они цвета?» «Да», — сказал я. «При наличии алкоголя в крови цвет в одной из пробирок изменится, вторая для визуального контроля, вы поняли?». «Да», — еще раз сказал я. Засунув в одну из пробирок трубочку, как для коктейлей, она сказала: «Дуйте пять минут». Я дул, и пузырьки бурлили в пробирке никак не меньше пяти минут, но цвет раствора не менялся.
«Он трезв», — заявила врач-нарколог. «Как трезв?!!» — заорал гаишник. «Не надо здесь кричать», — спокойно сказала врач и добавила: «Если не верите, я сейчас заполню для вас официальное заключение, и с ним вы повезете водителя в Ростов в областную больницу». «Не надо!» — зло прошипел инспектор и, бросив мои ключи и документы на стол, пробкой вылетел из дверей.
Сказав на прощание врачу «Спасибо», я вышел на темную улицу. «Патрулька» уже уехала и я, посмотрев ей вослед, задумался. Если я еще когда-нибудь сяду за руль выпивши, и меня, не дай Бог, остановит ГАИ, пусть везут в диспансер: а вдруг здесь опять лампочка перегорела!
P.S. Этот случай мне был рассказан незнакомым человеком, поэтому автор за достоверность изложенного «факта» ответственности не несет и просит считать этот рассказ художественным вымыслом!

Комментарии (0)

Добавить комментарий