Сегодня: 22 мая 1870, Воскресенье

ЛЕТНАЯ ПОГОДА
…В глубине темного провала мелькнула случайная тень и, глухо застонав, пропала…

В самом начале была газета, с виду вроде обычная, но по серии совершенно желтая, и в ней вдруг упоминались наши родные места. Аксай, Берданосовка, подземелья и… привидения. Дескать, в Берданосовке в подземных помещениях бывшей петровской таможни (филиала аксайского краеведческого музея) кто-то что-то увидел, а ученые как всегда разводят руками.

И… идея овладела массами. Мысль вскоре приобрела плоть в виде списка желающих «охотников за привидениями». Собирались деньги, уточнялись списки, закупались памперсы. Конечно, никто ничего не боялся, но тем не менее…

Желание поехать, как говорится, «выше крыши», но погода была, мягко говоря, «нелетная». Время шло, весна всячески сачковала, мороз то отпускал, то наоборот. Но, тем не менее, теплело и теплело, и вот терпение кончилось. В конце весенних каникул решили — или поехали, или не знаем что…

Два дня тревожных звонков… А может не надо… а вдруг дождь, что надеть…все равно шапки забудут и если брать термос, то на сколько литров…

Хорошо, что электричка отправлялась в 10 утра, и никто не проспал, шапки не забыли, и термос взяли аж на 3 литра, и рюкзак еды такой величины, что его сразу же отдали руководителю, мол, тяжело. Делать нечего, пришлось спасать экспедицию.
Электричка не опоздала, и, уточнив количество остановок и где выходить, детвора дружно обо всем забыла и увлеклась своими, слава богу, не очень буйными дорожными делами.

Остановки мелькали за окном, изредка Славик вскидывался: «А какая это остановка?» (он должен был следить за маршрутом).
Берданосовку не проспали. И за положенную на стоянке минуту ссыпались горохом на перрон. Стоп, теперь куда дальше?
По слухам, таможню видно с перрона в виде белой стены… метров с сорока… Так, стену вроде увидели, но решили подстраховаться и спросили какого-то случайного мужика, с виду совершенно местного. Он показал пальцем.

Действительно, на горе белая стена! Ура! Вперед и вверх. Пробегая по улочке и поднимая на лапы всех собак, неожиданно встретили настоящий колодец с воротом.

Остановка. Крик, шум. Кто-то крутит ворот, кто-то заглядывает внутрь… «ого-о глубоко… глубоко…». Кого-то оттаскивают за куртки, чтобы не упал. Аборигены, боязливо выглядывая из-за ставень, не рискнули выйти. Колодец остался позади и, что самое главное, целый.

Через минуту группа благополучно добралась до оградки и калитки.
Нас уже ждали трое. Молодая женщина, сотрудница музея, экскурсовод с указкой и одетый по рабочему крепкий мужичок, впоследствии оказавшийся Хранителем.

Экскурсовод с сожалением посетовал: «Что-то вас маловато…» и увел Ларису Анатольевну в какую-то дверь — брать билеты.
Начало осмотра. Заходим в низкие помещения с белыми стенами и сводчатыми арками. «…Берегите головы» (это взрослым). Небольшие витрины с мелкими старыми вещицами, карты, схемы, старинный герб петровской таможни на стене… кованое железо решеток. В углу манекен в парике, изображающий еще того первого таможенника, с пером в руке, а рядом на полу старинный сундук, весь в железных полосах, видимо для податей.

Но экскурсовод увлекает уже дальше. На стене висит список товаров, запрещенных к вывозу с земли донской… м…да, оказывается, почти ничего нельзя… чем торговали-то, непонятно. «…пеньковая веревка, даже примененная в дело…» — «крутые», видно, были времена.

Идем гуськом по боковому коридору, опять свод, ступеньки вниз, поворот.
Вправо ниша за решеткой (чтоб не лазили). Фонарь, кирка какая-то, еще что-то доисторическое и лаз, уводящий в темноту…
«Здесь во время войны был восстановлен потайной ход, выводящий аж до самой окраины Аксая…». А это почти 3 км!
Далее по стенам прохода в обе стороны подземные камеры, а в них экспозиции времен минувших. Пороховые склады, орудия рыболовства и виноделия… В воздухе поплыл запах яблок, и, вроде, винограда… Да, велика сила воображения — оказалось все проще,
кто-то рядом «ядерную» жвачку дожевывает…

В небольшой застекленной витрине каменные грузила, громадные кованые рыболовные крючки. Ловилась, видно, на Дону рыбка и маленькая, и… громадная!

Увы, внимание и интерес к экскурсии потерян, и дети неудержимо разбредаются по подземным коридорам, несмотря на сдавленно грозные окрики Л.А. Всех, конечно же, интересуют привидения, а их как раз и не видать. Видимо, затаились до времени.
Небольшая подсвеченная фигура Суворова и макеты пушек уже не тревожат души пытливых краеведов, и вот все опять на поверхности, но с другой стороны холма. Внизу склон, тропинки, мощенные камнем, беседки, какой-то прудик… «…А рыба там есть?..». Вниз, исследовать, то есть проскакать, залезть, «сфоткаться» на память и опять на верхушку холма по едва просохшему склону.

Хорошо после подземелий и решеток на свежем воздухе! Вдали в затоне корабли зимуют, на высокой мачте флаг вьется белый, косой крест на зеленом фоне — старинный знак таможни. В другую сторону открывается балка, уходящая к Аксаю, по ней змеится дорога, уводящая взгляд мимо известняковых обрывов и какая-то таинственная лужайка с бревном… «Надо обязательно туда добраться!…».

Покидаем музей и, обходя особо опасные грязи, поднимаемся во главе с Хранителем на ту самую дорогу.
Потеплело, солнышко проглядывает, и молодые организмы требуют движения и приключений. В склоне холма открываются разного размера пещеры, дыры, какие-то ржавые ворота… оказывается, военные нарыли для каких-то своих секретных целей.
Балку перегораживает белый облупленный забор. Стоп, дальше прохода нет, собаками охраняется и вообще — «Музей военной техники».

Но… сбоку, по одному вдоль забора пройти можно. За забором выцветшие старые военные громадины и даже две какие-то крылатые ракеты.
Та самая искомая поляна как раз над нами. Ни тени сомнения и вверх, вверх… Но, увы, склон еще не до конца просох и большинство штурмующих соскальзывает вниз, а Андрей даже умудряется проехаться и приземлиться! Посадка была хотя и мягкая, но достаточно грязная. Пока детвора покоряет скользкий склон, Хранитель с руководством не спеша поднимается в стороне по тропинке, выложенной каменными плитами. Он сюда всех приглашал, но в горячке никто никого не слушал.
Соединяемся с основной массой народа наверху, и вот наконец-то привал.

Земля еще сыровата, но солнце пригревает и жизнь начинает бить ключом. Бег, кувырки через голову, обшаривание кустов и т.п.
По краю склона какие-то заросшие ямы — оказалось старые румынские окопы. Здесь во время войны были бои… Под ноги попадается позеленевшая гильза! Все кидаются на поиски и самые упорные вознаграждены. В наш музей попадут еще 3 старых винтовочных гильзы — свидетели военных событий.
Ну, война войной, а обед — по расписанию. Из рюкзаков, кульков и сумок достается еда, скатерть и тот самый трехлитровый гигант с чаем. Невдалеке задымился костерчик. Хорошо… на свежем воздухе!
Пока руководители отдыхают и набираются сил, ребята разбрелись по поляне мелкими группами.

Три часа пролетели незаметно. И хотя принимается коллективное решение остаться тут навсегда, пора, как говорится, и честь знать. А то электричка домой уйдет без нас. Спускаемся с горы мимо уже знакомых собак. Из-за забора нам машут рукой работники музея. «Приезжайте в мае! До свидания».

Да, хорошая получилась прогулка, ну а что касается привидений… что ж, дух петровских времен мы все же ощутили, и какой-то краеведческий осадокв сердце остался. Теперь до следующего похода.

Рис. автора.
* — это букву на станции оторвали.
row['name']

Комментарии (0)

Добавить комментарий