Сегодня: 26 Апрель 2017, Среда

(часть 1)(часть 2)(часть 3)

Собор  18 (30) мая 1805г. состоялось торжество освящения места и закладки г.Новочеркасска, а также временного деревянного соборного храма в честь Вознесения Господня. Судьба распорядилась таким образом, что к постройке каменного соборного храма войска Донского приступили только в октябре 1811г. А перед этим в новом городе проводились большие земляные работы по выравниванию главного проспекта (позднее он получит название Платовского). От будущей площади, где закладывался соборный храм, до будущей ул. Московской выравнивался проспект. «Фактически был прорыт канал на ширину проезжей части улицы от тротуара с одной стороны до тротуара с другой стороны», — писал архитектор К.Куликов. («Знамя Коммуны», © 174 от 10 сентября 1988г.). Если приглядеться, то и сейчас видны высокие тротуарные откосы у музея истории Донского казачества, у Военного института связи, рядом с кинотеатром «Танаис» и т.д.

 

Первый вариант собора.
1811 — 1846г.

1 октября 1811 года состоялась торжественная закладка каменного Войскового собора, но не в честь Вознесения Господня, как он был заложен и освящен при закладке Новочеркасска 18 (30) мая 1805 года, а во имя св. благоверного Александра Невского. В этом историческом казусе сыграла свою роль та ошибка, которая была допущена в Петербурге, когда на первое место была поставлена постройка Александровской церкви, а не собора. А с другой стороны милости и щедроты Императора Александра 1 к Войску Донскому обязывали казаков построить достойный каменный храм в честь Александра. Как бы там ни было, но был совершен обряд закладки Александровской соборной церкви. («Донская церковная старина», ч.1, стр. 81, г.Новочеркасск, 1906г.). Затем история расставит все по своим местам и собор вернет себе название Вознесенский. Первый проект каменного Вознесенского собора по просьбе знаменитого Донского Атамана М.И.Платова сделал придворный архитектор из Петербурга Алоизий (Луиджи) Иванович Русско (Руска). Возглавлял же работы по строительству собора до своего увольнения в отставку в 1818 г. родной брат знаменитого архитектора Иероним Иванович Русско (Руска). Реальные работы на строительстве собора проводились в основном в 1816 и 1817 году, так как в другое время казаки все свои силы (поголовное ополчение на Дону) и средства отдавали борьбе с Наполеоном в Отечественной войне 1812 г., в том числе и в заграничных походах 1813- 1814 годах.
Ознакомиться с нашим списком дженериков можно по ссылке и выбрать лучший
В основу строящегося соборного храма положен куб со сторонами 34 х 34 м. Главный купол обрамляли четыре небольших купола. Парадные входы украшены шестиколонными портиками с фронтонами. В целом этот вариант собора во многом напоминал архитектурный мотив самого крупного в мире собора св. Петра в Риме.

В 1818 и 1819г. собор из-за нехватки строительных материалов не строился. В 1820 г. работы по созданию собора возобновились. С уходом И.И.Русско здание собора было освидетельствовано комиссией в составе: асессора войсковой канцелярии Золотарева, полковника Миллера, инженера-подполковника Пейкера, отставного архитектора Бельтрами и архитектора города Таганрога Молло. Постройку собора признали прочной и сделали прогнозы, что с заменой мягкого приморского камня на твердый «грушевский», (который поставлялся по контракту купцом Фоминым с 1815г.) «крепость собора» еще более увеличится. Свой вклад в укрепление собора внес и войсковой архитектор К.С.Амвросимов, заменивший производителя работ на строительстве собора И.И.Русско. По его предложениям мастера подрядчика урядника Шейкина в 1820 г. заменили в окнах и дверях собора простые деревянные рамы на железные решетки. Но и это не спасло собор от разрушения в будущем. В 1822 г. работы вновь остановились, но теперь уже на 22 года, т.е. до 1844 года. Здание собора к этому времени возвели на высоту в 7 сажень (около15 м.). Собор по проекту должен был иметь высоту в 26 саженей, т.е. более 50 метров.

В 1828 г. в храме под окном заметили трещину. Наказной Атаман Д.Е.Кутейников поручил войсковому архитектору Фомину исследовать причины, приведшие к трещине. Фомин дал заключение, трещина не опасна и постройку можно продолжить. Не удовлетворившись ответом, Атаман поручил войсковой канцелярии дать свое заключение о трещине. Но канцелярия медлила с ответом. Тогда Д.Е.Кутейников пригласил через Министерство внутренних дел архитектора из Симферополя Колодина. В 1830 г. Колодин доложил, что для продолжения постройки собора необходимо разобрать четыре подкупольных столба и уже построенные стены до погребного фундамента. В противном случае зданию угрожает «величайшая опасность». Строительный комитет, учрежденный при Министерстве внутренних дел, согласился с мнением архитектора Колодина и предложил ему составить смету на слом стен. Но войсковая канцелярия пожалела 900 тыс. руб., уже вложенных в строительство собора, и запросила повторного освидетельствования собора. В 1832г. собор вновь осматривали архитекторы Фомин и Колодин с членами войсковой канцелярии, а также с «посторонними лицами, знающими зодчество»: Курнаковым, Тацыным, Себряковым, Луизовым, Машлыкиным, Желтоножкиным и др. Мнения разделились. Более того, члены войсковой канцелярии Кирсанов и Коньков подняли вопрос о …перенесении Новочеркасска на более удобное место. Но поскольку это находилось в компетенции только Императора Николая 1, то решение вопроса отложили. Несколько попыток решить вопрос о переносе столицы в иное место были окончательно пресечены Николаем 1 в 1837г. во время его посещения Новочеркасска. А вот строительство собора он повелел продолжить и не позднее следующего года.

Но Высочайшее повеление ни в 1838г., ни в последующие 5 лет так и не было выполнено в силу ряда причин (различные проверки, составление новых смет и др.). Только осенью 1843г., когда последовало Монаршье напоминание и повеление поспешить с окончанием строительства Новочеркасского собора, работы продолжились. Создали Особую комиссию из семи членов под председательством начальника штаба генерал-лейтенанта М.Г. Хомутова. Комиссия начала свои действия 27 апреля 1844 г. Архитектором собора теперь состоял И.О. Вальпреда. Комиссия первоначально приступила к снятию поврежденных временем верхних частей стеновой кладки, а затем продолжила постройку. В этих работах под наблюдением архитектора Радомского участвовало более 1 тыс. рабочих, не считая казачьего рабочего полка, который заготавливал камень и перевозил его к месту постройки собора. За два года работ здание собора возвели на 52 аршина от поверхности земли.

Уже оставалось достроить всего два аршина, т.е. окончить своды куполов собора, когда вдруг в 9 часов вечера 29 августа 1846 г. произошло обрушение здания собора. На другой день на стол Наказного Атамана войска Донского М.Г.Власова положили «Рапорт» комиссии, Высочайше утвержденной для окончания строительства собора, подписанный: генерал-лейтенантом Хомутовым, войсковым инженером Ефимовым, архитектором Радомским, кафедральным протоиереем Савельевым и поверенным Председателя коммерческого суда Ковалевым. В «Рапорте» сообщалось о факте обрушения собора. Комиссия утешала Атамана только тем фактом, что при обрушении ни один из рабочих, строящих собор, не пострадал, так как все они по окончании работы принимали пищу в соседних бараках. Не пострадали (успели отбежать) два казака Михаил Черноморов и Казьма Кузнецов, которые сторожили в этот день строительную площадку собора. Специальное полицейское расследование и опросы рабочих показали, что «в злом умысле рабочие никого не подозревают». Вскоре М.Г.Власову разрешили «рабочих людей, заподряженных для постройки храма в Новочеркасске, употребить на расчистку и сортирование материала».

31 августа Наказной Атаман генерал от кавалерии М.Г.Власов доносил Императору Николаю 1: «Строющийся в Новочеркасске большой соборный храм, сооружение которого войско Донское ожидало с таким нетерпением и так скоро надеялось приносить в нем моления Всевышнему, 29 числа, сего месяца, в 9 часов вечера, внезапно обрушился; окруженный моими соотчичами с достойнейшим и неутешным сотрудником моим генерал-лейтенантом Хомутовым, я предаюсь глубокой скорби, видя наши надежды и многолетние труды и издержки по неисповедимым судьбам Всевышняго вместе с сим зданием в одну минуту поверженными в прах.»(«Донские Епархиальные Ведомости», © 15 от 21 мая 1905 г., стр.332-333). Примерно об этом же доложили Военному Министру с одновременной просьбой поскорее прислать на Дон начальника V Округа Инженеров Военных поселений полковника Рерберга с архитектором «для осмотра обрушившегося храма, дабы после оного можно было приступить к очистке обвалившегося леса и камней и до прибытия комиссии, открыть путь к самому зданию, в коем должны быть изследованы причины разрушения без чего комиссия должна была бы долгое время в бездействии ожидать окончания сих весьма значительных работ…»(Военно-исторический музей, ф.1., оп.1., д.162227, л.6., копия из архива В.К.Куинджи). В этот же день послали извещение об обрушении Новочеркасского собора Святейшему Синоду за подписью секретаря Донской духовной консистории Платона Дубровного.

Получив донесение об обрушении строящегося каменного собора, Государь Император повелел назначить комиссию для изучения причин обрушения и разрешил создать новый проект собора. В состав комиссии включили академика архитектуры И.О.Вальпреда, генерал-майоров Лаврова и Орлова-Денисова. Для окончательного принятия решения на месте решили послать в Новочеркасск Вице-Директора Инженерного Департамента генерал-адьютанта Фельдмана. Причинами обрушения собора признали: возможную осадку фундамента и нерасчитанную до конца тяжесть собора, нарушившую северные подпорные арки. Используемый для удешевления строительства пористый местный известняк («грушевский») при сильном давлении общей массы возведенного собора, разрушился, сжался и породил обрушение купола. Около 50 % фундамента, при проверке, оказались также из «грушевского камня». Николай 1, познакомившись с результатами расследований комиссии, наложил резолюцию: » Сломать зимой, буде можно; разобрав материал от обрушения, разложить на годный и негодный, и составить теперь же новый проэкт в византийском вкусе, поручив архитектору Тону.»(«Донские Епархиальные Ведомости», © 15 от 21 мая 1905г., стр. 333-334).

Так печально окончилась история 35-ти летней постройки первого варианта Войскового собора в Новочеркасске. Жители города оказались крайне огорчены этим фактом, так как для казаков строящийся соборный храм в Новочеркасске, представлялся как «новый Иерусалим Донцов». В первом варианте собора, разработанном архитектором Л.И.Русско в стиле лучшей римской архитектурной традиции, планировалось не только освящать боевые знамена донцов и их угодные Богу, Царю и Отечеству дела, но и поместить: войсковые регалии (награды — Е.К.), чтобы напоминать потомках о славных делах их предков. Вокруг Войскового собора планировалось поставить вместо ограды 10 пушек, отбитых донскими казаками у французов в Отечественную войну 1812г. и пожалованных войску Донскому. Рядом с собором устроили фамильный склеп-усыпальницу праха основателя Новочеркасска и собора, Войскового Атамана, графа и кавалера М.И.Платова.

Второй вариант собора. 1850 — 1863г.

Собор

Новый план собора, составленный известным архитектором К.А.Тоном (автор проекта храма Христа Спасителя в Москве), был Высочайше утвержден 4 января 1847г. Стены нового собора предполагалось строить из хорошо обожженого и обработанного кирпича. По плану Тона войсковой архитектор И.О.Вальпреда составил смету строительства собора. Расходы по созданию войскового храма оказались настолько значительными (более 1 млн. руб), что Государь не одобрил представленной сметы и потребовал спроектировать храм меньший по размерам и стоимости, который будет «по средствам» Войску Донскому. Следуя этим требованиям, войсковой архитектор И.О.Вальпреда спроектировал собор с пятью приделами, длиной в 38,5 сажен (более 82м.) и высотой 33 саж. (более 70 м.). Колокольня по проекту должна была достичь 84 м. (39, 33саж.). Стоимость нового варианта собора оценивалась архитектором И.О.Вальпреда в 640 тыс. руб., что составляло чуть более половины стоимости, предложенной проектом К.А.Тона. По новому проекту предполагалась трехчастная конструкция, основными компонентами которой должны были стать церковь, притвор и колокольня. Главный купол должен был иметь, как и в первом варианте, луковичную форму, а колокольня проектировалась шатровой. Проект И.О.Вальпреда Высочайше утвердили 16 апреля 1850 г. Проект К.А.Тона был использован при строительстве крупного храма в Ростове на Дону — Александро-Невского собора.

В 1850 году приступили к постройке нового варианта Вознесенского собора в Новочеркасске. В закладке 2-го варианта собора принял участие приехавший рано утром 31-го октября 1850 г. на Донскую землю, а вечером — в Новочеркасск Наследник Цесаревич, Августейший Атаман всех казачьих войск Александр Николаевич. 1-го ноября будущий Император Александр 11 (с 1855г.) принял участие в традиционном Войсковом Круге. На Круге, в окружении знамен и боевых регалий с золотым перначом в руке (символ Атаманской власти -Е.К.), при огромном стечении казачьих войск и жителей Дона, молодой наследник поблагодарил Донцов за верную службу. Вечером Августейший Атаман принимал участие на балу, устроенном в недавно построенном здании Дворянского собрания (угол Платовского пр. и Соборной пл.).

На другой день, т.е. 2-го ноября 1850г., Цесаревич принял участие в торжествах по случаю закладки нового каменного Войскового Вознесенского собора. Чин освящения места строительства собора совершил Архиепископ Донской и Новочеркасский Иоанн. Его Высочество соизволил собственноручно заложить в специальный футляр в основание фундамента собора памятную доску со словами: «В лето от Рождества Христова 1850 ноября 2 дня и в двадцать пятое лето благополучного царствования Великаго Государя Императора Николая Павловича, Самодержца Всеросийскаго, и Супруги Его Государыни Императрицы Александры Федоровны, во время престолонаследия Государя Цесаревича Великаго Князя Александра Николаевича и Супруги Его Цесаревны Великой Княгини Марии Александровны, в начальствование Войском Донским Наказнаго Атамана Генерал-Лейтенанта Михаила Григорьевича Хомутова и в управление Донскою Епархиею Архиепископа Донского и Новочеркасскаго Иоанна, Его Императорское Высочество Государь Наследник Цесаревич, Атаман всех казачьих войск, удостоив посещением Своим город Новочеркасск, соизволил заложить сей кафедральный собор во имя Вознесения Господня по проэкту строителя онаго Академика Вальпреда, при бытности Наказнаго Атамана, членов всех присутственных мест и Христолюбивых Донских воинов и Дворянства.»(«Донская Церковная Старина»,ч.3-я, отд.1., стр.72).

В 1851г. утверждается смета на строительство 2-го варианта собора, но работы начались только в 1852г. Поставлял кирпич по договору подполковник Николай Рубашкин, а работы, согласно контракта, производил отставной подпоручик Садомцев. В связи с тем, что кирпич, поставляемый Н.Рубашкиным, оказался невысокого качества, то позднее подряд на поставку кирпича и камня отдали тому же Садомцеву. Он привозил камень из Белой Калитвы и с берега Азовского моря, на котором его добывали «способами рабочего полка». Подряд на поставку извести, заготовляемой из камня на реке Кундрючьей, отдали казаку Дмитрию Епифанову. В 1853г. возникли сомнения в прочности строящегося собора из-за недостаточного качества кирпича, уже поставленного Н.Рубашкиным и уложенного в фундамент и стены собора. По Высочайшему повелению, построенную часть собора осмотрела комиссия во главе с инженером генерал-лейтенантом Ярмерштедтом. Комиссия не нашла причин для беспокойства и работы были продолжены. Но проблема качества кирпича осталась. Осенью 1853 г. собор обследовала еще одна комиссия в составе генерал-майора де-Витте и подполковника Седова. В 1854г., по указанию Атамана М.Г.Хомутова, строящийся собор вновь обследовала комиссия, теперь уже в составе архитекторов подполковников Седова и Волошинова, а также инженер-есаула Родионова. Комиссия признала выполненные работы качественными. Но войсковой старшина Желтоножкин, по собственной инициативе, сделал особое заявление о том, что фундамент собора непрочен и не выдержит нагрузки всей массы собора. Работы в виду этого на 2 года приостановились. Направленный департаментом военных поселений в Новочеркасск инженер генерал-майор Рерберг сделал заключение о том, что работы по строительству фундамента сделаны правильно и качественно. Поэтому в 1857 г. работы по строительству собора были продолжены все тем же Садомцевым под присмотром архитектора О.И.Вальпреда. По контракту с подрядчиком Садомцевым создание собора хотели закончить к 1 октября 1861 г., т.е. ко дню 50-летия закладки каменного храма. Работы шли медленно и Садомцев настоял на новом сроке окончания работ — 1 июля 1863г.

Работы уже практически оканчивались, когда по докладной записке соборостроительной комиссии, поданной Войсковому Наказному Атаману М.Г.Хомутову: «В новостроящемся Новочеркасском соборе главный купол, окончившийся постройкою, в 12 часов ночи, с 10 на 11 число сего июля 1863 г., обрушился во внутрь собора и увлек за собою еще часть одного из малых куполов и 5 боковых сводов.» При этом комиссия отметила, что явных предварительных нарушений и повреждений не замечалось. Так печально закончилась еще одна попытка строительства, теперь уже второго варианта Войскового собора в Новочеркасске.

Новочеркасцы и многие жители Дона были в шоке. Рухнул собор, заложенный при участии нынешнего Императора России Александра 11. Естественно, что все правила приличия требовали достойного выхода из этого пикантного положения. Поэтому были предприняты многие попытки достроить 2 — й вариант собора, тем более что на это имелось Высочайшее разрешение. Многолетние попытки достроить собор ни к чему хорошему не привели.

Интересно отметить тот факт, что приехавшая в августе 1863 г. в Новочеркасск, т.е. сразу же после обрушения, комиссия в составе генерал-майора Готмана — 2 го, военного инженер-полковника Витковского и флигель-адьютанта полковника графа Келлера признала, осмотрев в сентябре здание собора, что «работы выполнены тщательно, искусно и осмотрительно». Единственную причину обрушения комиссия нашла в поспешном устройстве барабана главного купола собора. Вывод комиссии — собор можно достроить.

Войсковое начальство попало в затруднительное положение. Собор закладывал в свое время Наследник, т.е. нынешний Император, и дело чести донцов достроить заложенный им собор. К этому же мнению, но по техническим причинам, пришла комиссия Готмана. Более того, Военный Совет постановил «причину обрушения купола не вменять в вину строителя и дело это оставить без дальнейшего преследования». Архитектору О.И. Вальпреда поручалось достроить собор с новым куполом за два года. Возможно, такому мягкому решению Военного Совета содействовали упорные слухи о том, что виноват в обрушении купола собора был не архитектор И.О. Вальпреда, а Войсковой Наказной Атаман М.Г. Хомутов, который настаивал на том, чтобы строитель собора закончил его к лету 1862 г. (а в августе 1862г. исполнялось 50 лет Атаману). Вальпреда признавал, что он не проявил должного мужества в пресечении притязаний Атамана на поспешное строительство.

В эти два года в соборе восстановили строительные леса, которые были сметены обрушившимся куполом и устроена временная деревянная крыша. Убрали мусор и работы ……остановились. Стали разрабатывать новую смету достройки. 15 января 1866 г. объявили торги на достройку здания собора. Но на торги никто не явился. Вторые торги, назначенные на 16 мая, не объявлялись. Только в 1868 г. при Войсковом Наказном Атамане А.Л.Потапове положение несколько изменилось, и была выработана смета, которая устроила Императора. Он подписал ее 1 августа 1868 г. Согласно новой смете вялые работы по достройке собора начались в 1869 г. при новом Войсковом Наказном Атамане М.И.Черткове. Атаман доложил в Военный Совет, что некоторые работы ведутся только на колокольне (так как нет средств). Он же предложил упразднить комиссию по достройке собора, которую учредили еще в 1844 г. Члены комиссии, не смотря на то, что во многие годы после обрушения первого и второго собора строительные работы не велись, тем не менее ежегодно получали вознаграждение в сумме 6723 руб. Атаман предложил функции упраздненной комиссии передать вновь учрежденному Комитету по устройству города. Он же предложил уволить архитектора Вальпреда и дать возможность достроить собор другому архитектору. Военный Совет принял эти предложения Атамана.

Весной 1872 г. М.И.Чертков назначил комиссию по осмотру собора. Комиссия в целом признала состояние собора хорошим и сочла возможным возобновить его достройку. Но члены комиссии Гавронский, генерал-майоры Ульянов и Боков не согласились с выводом комиссии и выразили особое мнение, которое гласило о том, что качество материалов, использованных при постройке собора низкое, а значит, это может привести к новому несчастью. Выводы комиссии и особое мнение послали в Военный Совет в 1873 г., который только через два года (в 1875г.) решил послать на Дон специальную комиссию от инженерного управления и одного архитектора, которым стал А.А.Ященко.

В состав приехавшей в Новочеркасск комиссии включили: профессора архитектуры Бернгардта, его ученика по Академии художеств Гау и инженер-капитана Лимантова. Комиссия осмотрела здание собора, а архитектор А.А.Ященко разработал свой проект достройки второго варианта собора. 20 апреля 1877 г. этот проект послали на утверждение в управление иррегулярных войск. Но инженерный комитет, выслушав доводы Бернгардта и профессора Николаевской инженерной академии генерал-лейтенанта Паукера о плане достройки собора, составленном архитектором А.А.Ященко, признал летом 1878 г. возможным «оставить представленный проект без последствий и вместо предполагаемой достройки собора возвести в Новочеркасске новый собор по другому проекту на вновь избранном месте, а неоконченное здание приспособить для каких-либо надобностей города или же войска Донского» («Донская церковная старина», ч.111, отд.1,1911г., стр. 89).

Несмотря на это решение, была сделана еще одна попытка достроить второй вариант собора. Ее предпринял Почетный гражданин Новочеркасска, торговый казак (горнозаводчик) Семен Николаевич Кошкин. Он подал 4 января 1879 г. докладную записку Войсковому Наказному Атаману Н.А.Краснокутскому с предложением достроить собор за свой счет. Но архитектор А.А.Ященко раскритиковал его предложение устроить легкий деревянный купол над собором, так как над зданием, на которое уже затратили около 3,5 млн. руб., возводить временный купол нецелесообразно и грешно. Чтобы не брать ответственность за непопулярное решение на себя, Атаман послал Военному министру как записку С.Н.Кошкина, так и возражение А.А.Ященко. 14 февраля 1880 г. на имя Атамана пришел запрос о том, сколько же надо средств на достройку собора, сколько будет стоить слом этого же собора и какова возможная стоимость нового варианта собора. Н.А.Краснокутский ответил на вопросы и послал министру новый проект А.А.Ященко, который оценивался в 624 тыс. руб., а разборка прежнего собора — в 100 тыс. руб. Военный Совет в связи с этим решил: «1) обвалившийся в 1863году в Новочеркасске каменный собор разобрать; 2) на разборку эту назначить из войскового капитала войска Донского 106 тыс. руб., с разделением этой суммы на два года, на 1880 и 1881.»(«Донская церковная старина», 1911г., ч.111, отд.1, стр.92). Император Александр 111 утвердил это решение 17 мая 1880г.

27 августа 1880г. в Новочеркасске состоялись открытые торги на право разборки прежнего варианта собора. Конкурс выиграл торговый казак Николай Иванович Лимарев, который взялся по контракту разобрать собор за 70 тыс. руб. за два года. К октябрю 1882 г. второй вариант здания каменного Войскового Вознесенского кафедрального собора разобрали.

(продолжение)