Сегодня: 26 Апрель 2017, Среда

(часть 1)(часть 2)(часть 3)

Торжества начались 5 мая вечером в заполненном молящимися соборе в присутствии Войскового Наказного Атамана, членов Соборостроительной комиссии, генералитета и др. Всенощное бдение начал Ректор Духовной Семинарии Архимандрит Митрофан (будущий Архиепископ Донской и Новочеркасский) с выходом на литию Высокопреосвященейшего Афанасия, Архиепископа Донского и Новочеркасского. В выходе на величание храмовому празднику, Вознесению Господню, принял участие и Преосвященейший Иоанн, Епископ Аксайский. Пели во время богослужения два лучших хора певчих в Новочеркасске — архиерейский и войсковой.

Торжественный благовест в 8 час. 30 мин. утра 6 мая 1905 г. оповестил жителей Новочеркасска и собравшихся на торжество представителей всех казачьих станиц Дона о начале долгожданного освящения собора. В 9 часов утра прибыл Архиепископ Афанасий и встретил перед храмом Войсковой Круг. Когда участники Круга заняли свои места на соборной площади, началось освящение престола. Затем священнослужители перенесли его в алтарь собора. Стены новоустроенного собора окропил св. водой Архимандрит Митрофан. Во время каждения храма Архиепископом Афанасием ключарь собора помазал св. миром все четыре стены храма. Святые мощи принес из Крестовой церкви, расположенной в Доме Архиепископа (ныне Дом офицеров) Епископ Иоанн, при участии в крестном ходе всего городского духовенства. Около занавеси их встретил в сослужении 12 священнослужителей Архиепископ Афанасий. Архипастырь. Он прочитал молитвы и осенил молящихся на 4 стороны св. крестом, а Епископ Иоанн окропил их св. водой. Во время причастного стиха, один из наиболее уважаемых в городе священников Тихон Донецкий, произнес слово, приличествующее данному торжеству(«Донская церковная старина» ч.1., 1906 г., стр.120 — 127).

После Божественной литургии Архипастырями, в сослужении 30 священноиереев, был совершен благодарственный Господу Богу молебен с произнесением многолетия, во время которых войсковые регалии окропили святой водой. Перед молебном прочитали «Высочайшую грамоту», жалованную войску Донскому 6 мая 1887 г., во время пребывания в Новочеркасске Императора Александра 111 и его Наследника Николая Александровича, нынешнего Императора Николая 11. Освящение придела во имя Воскресения Христова совершил Архиепископ Афанасий в сослужении соборной братии 22 мая 1905 г. Освящение придела во имя иконы Божией Матери, именуемой Одигитрии, совершили 12 июня 1905 г.

В память об освящении и открытии Новочеркасского войскового собора еще 24 октября 1903 г. начали дело по изготовлению соответствующих медалей. 19 февраля 1904 г. Комиссия по сооружению соборного храма направила начальнику Монетного двора в Санкт-Петербурге прошение об изготовлении медалей в память освящения Новочеркасского Вознесенского собора диаметром в 1,75 вершка, т.е. около 8 см. Медалей заказали: 2 шт. золотых, 100 шт. серебряных, 500 шт. бронзовых, а к ним 102 футляра и 500 коробок. Эскиз медалей прилагался к прошению, подписанному председателем соборостроительной комиссии генерал-лейтенантом Грековым, строителем собора инженер-полковником Лимаренко и непременным членом войсковым старшиной Дюбиным.(ГАРО, Ф.354, оп.1., д.782, с.15). Подлинные медали есть в некоторых семейных архивах новочеркасцев. Так, серебряная медаль имеется в домашнем архиве Л.С.Лариной (правнучка протоирея Тита Климентова, ключаря Вознесенского собора), а бронзовая — в семье К.К.Куликова (сына известного архитектора К.И. Куликова).

В память об этом же бывшая Соборостроительная комиссия, согласно постановления Военного Совета от 3 октября 1904г., заказала 500 экземпляров иллюстрированного описания Новочеркасского собора, подготовленного в виде отчета о строительстве храма инженер-полковником К.Х.Лимаренко. Из этого числа 2 экземпляра готовились для царской семьи, 28 экземпляров «золотообрезных в кожаных переплетах», 70 экземпляров на толстой бумаге в красных тисненных переплетах и 400 экземпляров на обыкновенной бумаге, также в тисненных, но синих переплетах. 10 экземпляров отправили в Цензурный Комитет, 2 экземпляра — царской семье и т.д. Основная часть книг хранилась в Донском музее. Имелись предложения направить по одному экземпляру (130шт.) во все станицы Области войска Донского, в частности, в библиотеки при школах и училищах. 100 экземпляров направили в свободную продажу по 7 руб. за книгу.(ГАРО, Ф.354, оп.1, д.782, с. 63.).

По итогам работы 12 художников и один декоратор были Высочайше награждены орденами: В.М.Лопатин, архитектор-художник — орденом св. Анны 3-й степени, а художники : Н.Г.Масленников, А.В.Троицкий, В.А.Поярков, Д.М.Кардовский, И.Ф.Порфиров, Е.И.Гружевский, И.Ф.Попов, В.Н.Попов, А.М.Грушин, В.А.Плотников и М.Е.Ватутин — орденами св. Станислава 3-й степени. Декоратор Елисеев награжден серебряной нагрудной медалью . (ГАРО, Ф. 354, оп.1, д.779, с.13). Строитель собора, реальный автор его проекта наряду с архитектором А.А.Ященко, инженер-полковник К.Х.Лимаренко получил очередное звание генерал-майор и поселился в Новочеркасске.

Недавно назначенный на Донскую кафедру Архиепископ Донской и Новочеркасский Владимир, при осмотре Вознесенского собора отметил наличие в нем таких святынь и древностей как: икона Успения Божией Матери со святыми мощами, преподанную Войску Донскому Митрополитом Киевским Платоном, бывшим Архиепископом Донским и Новочеркасским (1867-1877г.), евангелие времен Петра Великого, весом больше пуда, серебряное блюдо, поднесенное Донским дворянством первому Донскому Архипастырю Высокопреосвященному Афанасию в 1843г., кресты, Евангелия и сосуды, пожертвованные в Вознесенский собор в разное время Войсковыми Атаманами Платовым, Иловайским, Власовым, а также другими благочестивыми прихожанами.

Готовясь достойно встретить приближающееся 100-летие со времени «одоления Наполеона», т.е. победы над французами в Отечественной войне 1812 года, на Дону создали особую комиссию под председательством генерал-лейтенанта А.А.Смагина. Эта комиссия рекомендовала провести часть мероприятий в связи с юбилейной годовщиной и, в частности, такие как: «1) устроить в Новочеркасске дом на 25 человек инвалидов Донского войска (нижних чинов). 2) Поместить в Новочеркасском кафедральном соборе на мраморных плитах имена кавалеров ордена св. Георгия, награжденных за отличие в боях 1812-1814 годов и имена генералов и офицеров, павших в этих боях…5) Переименовать некоторыя улицы г. Новочеркасска, назвав их по фамилиям наиболее отличившихся генералов.»(«Донская Церковная Старина», вып. 1V, 1915г., отд. 11, стр. 108). В частности, переименовали бывший Троицкий проспект в Баклановский в 1909 г. Предлагалось также устроить памятник в честь героев Отечественной войны 1812г., но «ни денег, ни охоты собирать эти деньги у нас не имеется»(там же, стр.111). Первый пункт был выполнен и на углу нынешних улиц Троицкой и Б.Хмельницкого построили «Инвалидный дом» с колоннами, принадлежащий ныне НГТУ, на фасаде которого до сих пор просматриваются цифры «1812» и «1912».

Память героев Дона стала будоражить не только умы общественности, но и Войскового начальства. В частности, от Войскового Атамана барона фон Ф.Ф.Таубе в Главное управление казачьих войск при Военном министерстве еще 23 июня 1909 г. поступила просьба разъяснить Войсковому правительству — имеет или не имеет оно право «по своему усмотрению помещать в имеющуюся при войсковом соборе усыпальницу прах героев Донского войска?» Проблема возникла в связи с тем, что на первую попытку Войскового правительства (еще весной 1907 г.) принять решение о помещении в эту усыпальницу праха героя Отечественной войны 1812 г. генерала Ефремова, Архиепископ Донской и Новочеркасский Владимир отвечал отказом. Возражение мотивировалось тем, что при строительстве под Вознесенским собором в нижнем подвале 24-х мраморных саркофагов, планировалось хоронить в них не прошлых героев Дона, а нынешних и будущих. Епархиальным начальством особо подчеркивалось то, что если разрешить перезахоронить в усыпальницу собора из хутора Старо-Баклановского Баклановской станицы прах героя Отечественной войны 1812 г. генерал-лейтенанта Ефремова, как героя прошлых лет, то таковых героев на Дону найдется немало и усыпальница быстро заполниться, а тогда некуда будет хоронить героев нынешних и тем более будущих.

Переписка по данному вопросу постепенно перекочевала из Военного министерства к Обер-Прокурору Святейшего Синода, а затем и в сам Святейший Синод. В начале они поддерживали решение Донского Архипастыря о воспрещении захоронения в Новочеркасском соборе генерала Ефремова, как героя прошлых лет. Но постепенно Войсковое правительство наращивало свою настойчивость и предложило захоронить в усыпальнице собора наряду с прахом генерала Ефремова останки героя Кавказских войн генерала Бакланова, с учетом 100-летия со дня его рождения в 1809 г. Но Архиепископ Донской и Новочеркасский Владимир, а вместе с ним и Святейший Синод, ответили и на это предложение отказом. Тем не менее, в 1910 г. Войсковой Атаман барон фон Таубе вновь обращается в Военное министерство, а по соответствующим каналам в Святейший Синод, с просьбой разрешить вопрос о захоронении в усыпальнице собора теперь уже трех героев: генерала Ефремова, генерала Бакланова и генерала Орлова-Денисова (также героя Отечественной войны 1812 г.). И, наконец-то, разрешение получили: «Святейший Синод со своей стороны не встречает препятствий к разрешению перенести в имеющуюся при Новочеркасском соборе усыпальницу прах героев Донского войска: генерал-лейтенанта Ефремова, генерал-адьютанта графа Орлова-Денисова и генерал-лейтенанта Бакланова …»(определение Св. Синода за © 6340 от 14-24 августа 1910г.) . Таким образом, к концу 1910 г. разрешение на перезахоронение в усыпальницу собора праха указанных героев Дона получили.

Но читатель уже возможно обратил внимание на то, что в этом списке нет пока самого известного героя Дона — Войскового Атамана М.И.Платова. Это действительно так. Как ни странно сегодня нам это отмечать, но вопрос о перезахоронении героев Дона решался именно в такой временной и исторической последовательности, как мы изложили, а с другой стороны в списке героев действительно не было М.И.Платова. Только 17 февраля 1911 года Предводитель Дворянства войска Донского А.П.Леонов обратился к Святейшему Синоду с предложением «о перевезении останков Войскового Наказного Атамана войска Донского графа Платова в усыпальницу Новочеркасского кафедрального собора». Это предложение сформулировал полковник Какурин на Чрезвычайном Областном войска Донского Дворянском Собрании 30 января 1911 г. Святейший Синод своим определением за © 1681 от 3-10 марта 1911 года вначале отклонил данное ходатайство, но определением от 17-19 августа этого же 1911 г. все же разрешил перезахоронение в усыпальницу Новочеркасского собора праха М.И.Платова. Наконец-то были преодолены все преграды для того, чтобы перезахоронить в усыпальницу войскового Вознесенского кафедрального собора прах героев Дона.

4 октября 1911 г. в рамках продолжающейся подготовки к празднованию 100-летнего юбилея Отечественной войны 1812 года и участия в ней Донских казаков, состоялось торжественное перезахоронение в усыпальницу Вознесенского собора останков 4-х героев Дона: Войскового Атамана, генерала от кавалерии, кавалера отечественных и зарубежных орденов, графа, основателя города Новочеркасска М.И.Платова, генерал-адьютанта В.В. Орлова-Денисова, генерал -лейтенанта И.Е. Ефремова и генерал-лейтенанта Я.П.Бакланова, а также праха особолюбимого горожанами Архиепископа Донского и Новочеркасского Иоанна. На другой день с южной стороны собора при огромном стечении народа открыли памятник герою Кавказских войн генералу Я.П.Бакланову. Завершилась композиция из памятников трем богатырям Дона, вставшим по трем сторонам войскового Вознесенского кафедрального собора: Ермака, Платова и Бакланова. (О торжественной церемонии перезахоронения подробнее см. П.Х Попов «Герои Дона», Новочеркасск, 1911 г.).

В этом же 1911 г. казак Ф. Шестаков посвятил такие строки историческому событию в стихотворении «Памяти Донских героев»:

Под сенью соборного храма в гробницах ,
Донских генералов останки лежат
И подписи скромно о доблестных лицах
Их верным потомкам Донцам говорят:
Как честно при жизни Престолу служили
Вожди-генералы, как бились в боях,
Когда, где и как свои очи смежили,
Когда в это место положен их прах.
Напротив, пред Спасом мерцают лампады,
Вокруг нерушимо простерся покой,
И, чувствуя прелесть небесной отрады,
Стоял я безмолвно с поникшей головой.

К сожалению, не было претворено в жизнь в связи с финансовыми затруднениями, а затем началом 1-й Мировой войны, еще одно мероприятие, которое хотели приурочить к празднованию 100-летия Отечественной войны 1812 г. В Войсковом Вознесенском соборе на стенах должны были установить мраморные плиты с именами кавалеров ордена св. Георгия, а также казачьих генералов и офицеров, павших в Отечественной войне 1812 г. В храме Христа Спасителя в Москве частично эту задачу решили ранее, написав на стенах имена некоторых героев — казаков с Дона. Но в столице Донского казачества ее воплотить в жизнь так и не удалось.(«Донские Областные Ведомости», © 15 , 1914 г.). Не воплотили в жизнь и решение, принятое в 1915 г. об увековечивании памяти генерала от кавалерии А.В. Самсонова, бывшего Войскового Наказного Атамана (1907-1909 г.), покончившего с собой после неудачной военной операции (кстати, не по его вине, а по вине генералов Я.Г.Жилинского и П.К.Ренненкампфа) на германском фронте в 1914 году. После Высочайше разрешенного сбора пожертвований среди донских казачьих полков, предполагалось в усыпальнице Вознесенского собора в Новочеркасске поместить рядом с останками героев Дона Платова, Орлова-Денисова, Ефремова, Бакланова образ Атамана и прах боевого генерала А.В.Самсонова. Но это решение так и не было практически осуществлено по неизвестным нам причинам.

5 декабря 1914 г. состоялось следующее крупное событие, связанное с собором. В Новочеркасск приехал Император Николай 11. В городе он посетил несколько лазаретов и госпиталей, в которых наградил раненых на фронте воинов и при большом стечении народа на соборной площади посетил Войсковой храм. Все «градское духовенство» во главе с Архиепископом Донским и Новочеркасским Афанасием встречало Монарха, подъехавшего к паперти на автомобиле. Вот как кратко описал в своих дневниках Император Николай 11 посещение столицы Дона: «В Новочеркасск приехал к 10 час. Прямо в новый громадный собор (выделено нами — Е.К.) и затем в атаманский дом, где был поч. караул местной команды и последний выпуск прапорщиков из училища. Посетил два лазарета и позавтракал в поезде. Побывал еще в госпиталях и затем посетил офицерское собрание на чашку чая. Видел раненых донских офицеров. Был в кадетском корпусе, институте и приюте. В 7 час. покинул Новочеркасск.»(«Новочеркасск и Платовская гимназия в воспоминаниях и документах», вып. 3, М., 1997г., стр. 61).

1-я Мировая война, начавшаяся 20 июля 1914г., подняла казаков Дона на защиту Отечества от австрогерманцев. В соборе часто шли службы с просьбами к Богу о даровании победы русскому оружию и здравия воинам России. Отсюда, с соборной площади уходили на фронт после молебна многие казачьи части. Сюда же в собор возвращались тела многих казаков, отдавших свою жизнь за Россию. Здесь над их прахами говорились последние слова, отсюда в гробах они направлялись на городские кладбища («старое» в городе и «новое» на Хутунке ) .

Постепенно Мировая война для России, а затем и для Германии, превратилась в революцию и гражданскую войну. Дон стал раскалываться на белых и красных, на тех, кто продолжал ходить на встречу с Богом в собор и тех, кто стал обходить его стороной.

Именно в Войсковом соборе получил благословение на труды во благо Донского казачества летом 1917 г. первый выборный Атаман Алексей Максимович Каледин и именно он отпевался в соборе после своего рокового выстрела 29 января 1918 г., окончившего его земную жизнь. Вслед за ним получил благословление в соборе и второй выборный Атаман Алексей Михайлович Назаров, которому суждено через несколько недель быть расстрелянным красногвардейцами, занявшими Новочеркасск. По воспоминаниям балтийского моряка Михаила Пантюхова:»На одном из пяти золоченых куполов (собора — Е.К.) — не то дыра, не то заплата. Это в 1918 году влепил из шестидюймовки матросский поезд.»(Пантюхов Михаил «Красная линия», 1973г.,стр.208). Вскоре после захвата города в соборе появились красногвардейцы с требованием показать колокольню, на которой по их сведениям казаки, якобы, спрятали пулемет. Не найдя пулемет красногвардейцы «в шапках, с ружьями на перевес …вошли в храм, проникли в алтарь, штыками сорвали облачения с престолов главного и в первом приделе, приподняли и повредили мраморную доску главного престола: «искали казаков…»(Донской Край», © 18 от 11(24) мая 1918г.).

Летом 1918 года на площади у Вознесенского собора проходит смотр боевых подразделений молодой Донской армии, формируемой Атаманом Красновым для борьбы с большевиками. Здесь же 16 сентября 1918 г. после молебна в соборе Донской Атаман П.Н. Краснов принесет клятву на верность службы Всевеликому войску Донскому. В соборе в начале февраля 1919 г. произносились благодарственные молитвы и в честь нового Донского Атамана А.П.Богаевского. В феврале-марте и апреле 1919 г. в соборе отпевали многих известных людей Дона и Новочеркасска, погибших от холеры. Не раз возносились молитвы соборного духовенства о даровании победы Донской армии над Красной армией, наступающей на Новочеркасск.

Но логика истории неумолима. В первых числах Нового 1920 года части Красной армии стали приближаться к Новочеркасску. 3-4 января из города стали эвакуироваться Донской Императора Александра 111 кадетский корпус, Мариинский институт благородных девиц и др. Старшеклассники кадетского корпуса (1-я сотня) в последний раз выстроились на Соборной площади в ночь с 3 на 4-е января, а затем пешим порядком выступили из города, охраняя огромный обоз с документами и денежными средствами. 7 января 1920 г., т.е. на Рождество Христово Новочеркасск оставляется казачьими частями Донской армии. Город, как и Войсковой собор, вошел в новый, неведомый ранее этап советского развития, этап атеистический, богоборческий по своей сущности.

В первые годы советской власти внешне все оставалось по старому. Собор работал, соборное духовенство вместе с Архиепископом Донским и Новочеркасским Митрофаном служило службы, а верующие посещали храм. Но ситуация вокруг собора значительно изменилась. Новые городские власти объявили собор орудием враждебной белоказачьей пропаганды, средоточием «поповского мракобесия,» балластом на пути социалистического строительства. Каждый, кто посещал собор, попадал под подозрение и идеологическую оценку «церковного прихвостня». Так, в газете «Красный Дон» была опубликована «разоблачительная» статья под названием «Таинственный архимандрит», в которой с негативной стороны описывалась деятельность архимандрита Бориса (Рукина) — друга Архиепископа Донского и Новочеркасского Митрофана. Новые власти оставляли без внимания только престарелых горожан, которым бесполезно рассказывать о перспективах безбожного будущего. Число посещающих собор стало резко падать, а проблемы по его содержанию — резко возрастать. Большим ударом для собора стало хищение из храма икон, церковной утвари и драгоценностей на сумму более 2 млн. руб. Похитителей, естественно, не нашли. А собор найти средства на возмещение ущерба не мог. Материальное положение собора резко ухудшалось.

Вскоре появился приказ по Черкасскому округу о том, что все оставшиеся после гражданской войны священнослужители должны стать на учет. Органы взяли под контроль не только духовенство, но и церковнослужителей. Большинство из них, особенно те, кто выступил хотя бы в какой-то форме с осуждением новой власти в ее отношении к религии и церкви, были арестованы и содержались в подвалах Окружного и городского ВЧК на Александровской ул. (ныне старый учебный корпус техникума пищевой промышленности). Большая группа Новочеркасских священнослужителей, в том числе и бывший соборный протоиерей Захария Лобов были высланы на Соловки, где многие из них закончили свою земную жизнь.

С нарастанием антирелигиозной и атеистической пропаганды, созданием в городе филиала «Союза безбожников», собор все больше и больше становится своеобразным» бельмом на глазу». И когда начались процессы по сбору цветных и драгоценных металлов на нужды коллективизации и индустриализации страны, то в местной газете появилась заметка о том, что «Крыша б. городского собора снимается для использования меди и других цветных металлов (выделено нами — Е.К.), новая крыша будет сделана из железа.»(«Знамя Коммуны»,© 72 от 22 мая 1934г.). Заметка написана туманно, так как на куполах была не медь, а позолоченная медь, а железные кресты были также вызолочены, а в центральном кресте находился знаменитый хрусталь из Богемии. Естественно, что сусальное золото (толщиной в 12-15 микрон), пролежавшее на крыше Вознесенского собора с 1905г. по 1934г. уже потеряло свое качество и требовало замены. Но, тем не менее, листы позолоченной меди сняли, а взамен : железные листы по различным причинам несколько лет не ставили. Собор закрыли. Длительное время он подвергался природной стихии — заливался дождями, заносился снегом, обжигался палящим солнцем и т.д. К тому же, нашли применение и подвалам собора. В них стали хранить вначале керосин, а потом зерно для солодового (пивоваренного) завода.

В эти же печально известные 30-е годы произошло еще одно событие, характерное для времени политического насилия и беззакония. Органами безопасности был арестован, осужден и расстрелян Иулиан Митрофанович Симашкевич, епископ Новочеркасский, сын последнего архиепископа Донского и Новочеркасского Митрофана (Симашкевича).

В первые дни оккупации Новочеркасска гитлеровскими захватчиками летом 1942 г. по просьбе городских казаков Вознесенский собор был открыт для богослужения. В нем вновь появились наряду с горожанами люди в казачьей форме. Это были те казаки, которые признавали власть оккупационных войск, те, кто вступил в казачьи отряды полковника С.В.Павлова, избранного Походным Атаманом вновь возрождающегося казачьего войска Донского. С изгнанием гитлеровцев и уходом прогермански настроенных казаков под управлением Атамана С.В.Павлова, собор в Новочеркасске продолжал функционировать.

В послевоенные годы Вознесенский собор так и жил двойной жизнью. В подвалах хранилось то зерно, то сахар, то мука, то другие продукты и материалы, а наверху шли церковные службы, собиравшие в разные годы и на разные праздники различное количество верующих и неверующих. В 1950 году разобрали фонтан на Соборной площади, в котором освящали воду. В 50-е годы с большим трудом удалось провести живописные восстановительные работы с помощью ленинградских художников. За неимением достаточных средств на место бывшего оформительского сусального золота легла бронзовая краска. В 60-е годы вновь нависла угроза закрытия собора в связи с усилением антирелигиозной пропаганды и требованиями построения атеистического и коммунистического общества уже в начале 80-х годов. Как же можно было войти в коммунизм, объявленный Н.С.Хрущевым, при работающих церквях и в частности, действующем соборе? Но жизнь брала свое. Каждая такая идеологическая компания приходила и в скором времени уходила. Собор выстоял. Он продолжал действовать, несмотря ни на внешние причины, ни на внутренние раздоры. В среде церковнослужителей собора не раз возникали в 70 и 80-е годы различного рода жалобы на неправильные действия отдельных священников, дьяконов, старост собора. А последних сменилось немало. Городские власти, куда попадали эти жалобы, пытались их рассматривать, но в большинстве случаев от них отмахивались, считая их внутренним делом общины собора, надеясь на то, что чем больше раздора ,тем ближе к закрытию собора.

В конце 70-х годов были предприняты шаги к внешней реставрации собора. Но средств явно не хватало и удалось подштукатурить и покрасить оранжево-желтоватой краской только «лицевую» часть западного фасада. Работы проводились «шабаями», а не реставрационными мастерскими, которые за свою качественную работу требовали больших средств, т.е. подвернувшимися с улицы «мастерами». «Шабаи» брали меньше, чем реставраторы, но и делали значительно хуже них. Попытки хотя бы частично восстановить разрушающуюся внутреннюю роспись, в частности, на хорах, также давала печальные результаты. Средства уходили, а живопись продолжала осыпаться.

Немало оказалось проблем и с водой, которая постоянно затапливала южную часть подвала собора и подземный ход в бывший Архиерейский дом (ныне Дом офицеров). Многие попытки ее откачки серьезных результатов не давали, да и по мнению авторитетных ученых сложившийся водный баланс лучше не трогать, а воду не откачивать, так как при ее отсутствии разрушительные процессы в нижней части собора могут стать необратимыми и губительными. Появление подпочвенной воды в южной части подвального помещения собора вызвано тем, что при советской власти была нарушена (вольно или невольно) дренажная система, отводящая подпочвенные воды от собора в сторону ж/д вокзала по бывшему Крещенскому (ныне Красному) спуску. Потому-то в 70-80-е годы новочеркасцы часто удивлялись тому, что асфальт на Красном спуске «плывет» вниз к вокзалу, что нередко на спуске появляются глубокие обвалы и промоины. Раз подземная дренажная система нарушена, то подпочвенной воде некуда идти и она пробивает себе возможное русло, в том числе под асфальтом, который не имея положенной по технологии многослойной «подушки», поднимается водой и «плывет» по течению, в данном случае вниз к железной дороге. В начале 90-х годов группа ученых во главе с профессором, доктором технических наук Ю.Мурзенко в составе кооператива «Изыскатель» провела всестороннее обследование состояния Вознесенского собора, на основе чего был создан научно-технический паспорт здания. В нем отражены результаты исследований и рекомендации к тому, как надо осуществлять контроль за его дальнейшей ситуацией. Исследования показали, что собор стоит сегодня на «глиняном плывуне», обезвоживание которого может привести к осадке фундамента и нарушению общего стабильного положения собора.

С осени 1990 года понемногу стали ремонтировать и реставрировать нижний подвал собора (гл. реставратор Н.Д.Бурдина), где находится усыпальница великих людей Дона. При осмотре полов с разрушившимся бетоном над 24 саркофагами было решено проверить много лет ходившие слухи о том , что эти захоронения раскрыты в первые годы советской власти и осквернены. 1 марта 1992 года комиссия, сформированная по указанию Донского Атамана С.А.Мещерякова из представителей казачества, после совершения литии, вскрыла древние захоронения. Открытые саркофаги представляли ужасное зрелище. Здесь находились черепа, кости, строительный мусор, обломки иконостаса и др. Казаки приняли решение привести в порядок донские святыни и торжественно перезахоронить останки знаменитых людей Дона.

15 мая 1993 г. в Вознесенском соборе проходила церемония торжественного перезахоронения останков великих людей Дона: генералов Платова, Орлова-Денисова, Ефремова и Бакланова, а также Архиепископа Донского и Новочеркасского Иоанна в усыпальнице собора. А на другой день 16 мая духовенство собора участвовало в торжествах по открытию воссозданного и установленного на прежнем пьедестале памятника основателю города, Войсковому Атаману, кавалеру многих орденов, графу Матвею Ивановичу Платову. С процессом возрождения казачества, начавшегося на Дону в 1989 г., Вознесенский собор не раз участвовал в различного рода войсковых церемониалах, но реальным войсковым храмом так пока и не стал и не по вине духовенства, а в силу того, что далеко не все казаки пока не находят возможным или нужным посещать собор не только по будничным дням, но по праздничным и торжественным дням. Настоятель Вознесенского собора протоиерей Александр справедливо не раз сетовал на то, что некоторые атаманы и казаки не посещают свой же Войсковой соборный храм.

В середине 80-х годов, когда отношения с церковью в результате «перестройки» несколько оттаяли, стал обсуждаться вопрос о возможном покрытии куполов и крестов Вознесенского собора сусальным золотом. В связи с этим были предприняты серьезные шаги к обновлению покрытия. Ученые подсчитали (В.П.Котилевский), что для покрытия сусальным золотом только куполов Вознесенского собора потребуется 15 кг, в т.ч. 5,2кг — для главного купола, 4.6кг — для двух средних куполов и 5.2кг — для 4-х малых куполов. Для золочения и «высвечивания» крестов необходимо 0,5 кг. сусального золота и 0,3кг. хрусталя. Но таких средств у собора не было, нет и пока не предвидится. Поэтому удалось пока только позолотить, да и то не все наружные кресты. Внешняя внутренняя реставрация здания собора, позолота его куполов и крестов ждут своего часа.

Возможно, этому процессу будет способствовать обещание Президента России, данное городским властям и населению при посещении им Новочеркасска 11 июня 1996 г. в том, что средства на реставрацию собора будут выделены из федерального бюджета. Может быть, поможет работа комиссии Министерства культуры России, которая работала в Новочеркасске в конце августа 1996 г. по указанию Б.Н.Ельцина? Комиссия установила, что для проведения первоочередных мероприятий по укреплению Вознесенского собора, начинающего крениться с южной стороны (уже на 9 см.), требуется около 80 млрд. руб., а для полного объема реставрационных работ, в т.ч. живописных и золочения — около 500 млрд. руб. (не деноминированных). Но денег пока таких никто не выделяет и поэтому собор живет надеждами на лучшее времена и на то, что окажет практическую помощь созданный Фонд возрождения Вознесенского собора .

Посильную помощь Вознесенскому собору в конце 1991 года оказала городская библиотека им. А.С.Пушкина. Ею были безвозмездно переданы для организации соборной библиотеки 1.539 книг и 801 экземпляр журналов религиозного содержания, а также стеллажи, витрины, столы и стулья. Оказана новой библиотеке помощь кадрами .

Прошло почти 195 лет со дня закладки войскового Вознесенского кафедрального собора, за которые он вобрал в себя бездну человеческих судеб, радостей и тревог жителей и гостей Новочеркасска, нередко трагическую, но в целом славную историю Донского края.

Постановлением мэра г. Новочеркасска Н.И.Присяжнюка © 166 от 4 февраля 1997 г. «О регистрации права собственности на недвижимое имущество за приходами Русской Православной Церкви Ростовской-на-Дону епархии Московской Патриархии» здание Свято-Вознесенского кафедрального собора на пл.Ермака было закреплено за его приходом.

Почти столетнее строительство каменного Войскового Вознесенского кафедрального собора стало бы невозможным, если бы рядом с ним не работал все эти годы изо дня в день ВРЕМЕННЫЙ (в течении 99 лет — !) деревянный Войсковой Вознесенский кафедральный собор.

Временный деревянный Вознесенский кафедральный собор в Новочеркасске. ( 1805-1904г.)

Как уже известно, закладка и освящение места под Новый Черкасск , а также соборный храм Вознесения Христова, состоялась 18 (30) мая 1805 г. Это церковное торжество состоялось во временной деревянной часовне-храме (с пристроенным алтарем), которую за полтора месяца до этого начал строить, согласно контракта с Войсковым правительством, крестьянин Дмитрий Петров. К 15 мая 1805 г. часовня-храм была готова к осмотру приехавшим на Дон Епископом Воронежским и Черкасским Арсением 11 (до 1829 г. на Дону не было самостоятельной епархии и казаки, в церковном отношении, подчинялись воронежскому архиерею). Вся постройка, созданная по проекту донского инженер-капитана Ефимова и под присмотром протоиерея из Черкасска Алексея Оридовского, представляла собой деревянную православную часовню на 4-х столбах, обшитую внутри досками с пристроем-алтарем, окрашенными в белый цвет. Тесовая крыша и деревянный забор были окрашены в зеленый цвет.

Именно эта деревянная часовня-храм стала с 18 мая 1805г., т.е. после освящения в ней места под новую столицу и новый соборный храм, основанием для временного деревянного Вознесенского собора. До 1809г. эта часовня-храм являлась единственной церковью (собором) во всем столичном городе. Но затем появились деревянные молитвенные дома Троицкий и Александровский, а также деревянная Димитриевская (кладбищенская) церковь. 8 октября этого же 1809 г. Вознесенский храм был вновь освящен, так как в нем устроили и освятили «придел в честь иконы Божией Матери Одигитрии». В 1811 г. неподалеку от деревянного собора стал строиться каменный Войсковой Вознесенский собор, строительство которого затянулось до 1905 г. и поэтому все функции Войскового собора пришлось выполнять ВРЕМЕННОМУ деревянному Вознесенскому собору.

В 1813году из Старочеркасского Воскресенского (бывшего Войскового) собора в Новочеркасск привезли башенные часы и установили вначале на соборной деревянной колокольне, построенной еще в 1810 г. Опорные столбы Вознесенского храма, ввиду ветхости, в 1822 году заменяются на новые, а также перекрывается деревянная крыша. В 1826 г. при деревянном соборе строится деревянная караулка. В том же 1826 г. Войсковой Наказной Атаман И.А.Андрианов поставил в известность Войсковую Канцелярию о необходимости освидетельствования и ремонта деревянного Вознесенского собора. Полковник Миллер и городовой архитектор Фомин осмотрели деревянный собор и предложили Канцелярии выделить средства в размере 6.357 руб. 90коп., необходимые для ремонта храма. Средства выделили и ремонт произвели.

5 апреля 1829 г. открывается самостоятельная второклассная (по штату) Донская епархия с местопребыванием архиерея в Новочеркасске. Таким образом, столица Донского казачества получила статус епархиального города. В связи с этим деревянный Вознесенский собор получил название кафедрального (т.е. имеющего кафедру епископа). Высочайшим Указом от 23 августа 1830 г. деревянный Вознесенский кафедральный собор представлен «в полное ведение Высокопреосвященного Афанасия, Архиепископа Новочеркасского и Георгиевского», т.е. первого Донского Архипастыря. С 1842 г. Архипастыри на Дону получили титул — Донской и Новочеркасский.

Архиепископ Афанасий, получив в свое управление Вознесенский собор, распорядился освидетельствовать его. По сохранившемуся описанию от 1830 года временный деревянный Вознесенский собор имел купол, покрытый листовым железом, а нижний корпус — из соснового теса. Кровля и кресты были окрашены зеленой краской, а стены — белой. В 1833 г. мастеровой Зиновий Иванов получил на городских торгах (аукционе) право «исправить соборную Новочеркасскую церковь Божию в повреждениях». На ремонтные работы из Войсковой казны ему выделили 5.300 руб. Наблюдение за ремонтными работами проводил архитектор Колодин. 12 ноября 1833 года отремонтированный деревянный Вознесенский кафедральный собор вновь был освящен. В результате ремонта храм внутри оббили парусиной и окрасили. Придел и пономарня покрыты листовым железом. Трапезная, алтарь и крыша Вознесенского храма остались деревянными.

В таком виде деревянный собор прослужил до 1848 г. В этом году началась его капитальная перестройка. Освящение «вновьустроенного» деревянного Вознесенского кафедрального собора провели в 1849 г. Новый вариант собора обшелевали тесом и покрыли листовым железом. На соборе установили войсковые часы. В обновленном деревянном соборе, как и в прежнем, устроили два престола: главный во имя Вознесения Господня, освященный 11 мая 1849 г. третьим Донским Архипастырем Иоанном (захороненном в усыпальнице каменного Войскового Вознесенского кафедрального собора 4 октября 1911г.) и придельный храм в честь иконы Божией Матери Одигитрии, освященный 12 июня 1849 г. протоиереем С.Салтыковым.

При Вознесенском соборе в эти годы имелись две деревянные колокольни — одна рубленная из брусьев, на которой висело несколько небольших колоколов и другая на столбах, где висел один большой старинный колокол. В 1854 г. на средства жены Наказного Атамана Екатерины Михайловны Хомутовой и других благотворителей к деревянному собору пристроили третий северный придел во имя Воскресения Христова, освященный Архиепископом Донским и Новочеркасским 16 августа 1854 г. В августе 1872 г. обе колокольни разобрали, а колокола перенесли на колокольню недостроенного 2-го варианта каменного Вознесенского собора. В 1874 г. при деревянном Вознесенском соборе выстроили деревянное здание для караульных казаков. С 1877 г. по 1889 г. деревянное соборное здание несколько раз перестраивалось. Главный алтарь, приделы и притворы были «значительно распространены» (т.е. расширены -Е.К.), а «южный придел упразднен и обращен в ризницу.» Через несколько лет, т.е. в 1892 г. этот южный придел восстановили и его освятил 15 августа Преосвященный Иоанн, Епископ Аксайский (викарий Донской епархии, т.е. помощник Донского Архиепископа).

В эти годы деревянный Вознесенский кафедральный собор покрыли листовым железом, окрашенным в зеленый цвет. Храм имел шесть выходов. Над собором возвышалось семь глав с железными шестиконечными крестами. Кресты и главы были вызолочены. Стены собора выкрашены «бланжевою краской» (т.е. телесного цвета — Е.К.). Внутри Вознесенский храм, кроме восточной части, главного алтаря, притвора, приделов и ризницы был ошелеван тесом, обтянут парусиной, окрашен бело-голубой краской. Четыре дубовых столба поддерживали купол собора. Над западными вратами устроили церковные хоры. Но деревянный собор все же быстро ветшал, был малопоместителен, у него отсутствовала церковная ограда. Как было записано в справке © 48, приложенной к представлению в Главное Управление казачьих войск от 17 февраля 1887 г.: «Кроме того, отсутствие вокруг собора ограды, необходимой при каждом, даже самом беднейшем храме, бывает причиною явлений нежелательных, вводящих верующих в соблазн. Так, в тени собора отдыхают целыми стадами телята, у стен его бегают ватаги собак, которые иногда забегают и в самый храм, об углы стен собора чешутся свиньи и т.п.»(Военно-исторический музей, Ф.1. оп.1. д.162227, л. 52, из архива В.К.Куинджи).

В 1881 г. возле деревянного собора устроили кирпичную колокольню. Кирпич на ее строительство взяли из разрушившегося 2-го варианта каменного Вознесенского собора. В 1901 г. эту каменную колокольню разобрали, а колокола перед этим перевесили на колокольню строящегося третьего варианта каменного Войскового Вознесенского кафедрального собора.

В 1904 г., т.е. через 99 лет после его постройки в виде часовни-храма, деревянный Войсковой Вознесенский кафедральный собор был закрыт и разобран, так как рядом уже закончилось строительство 3-го варианта каменного Войскового Вознесенского кафедрального собора. Верно прослуживший казачеству на протяжении почти ста лет, ВРЕМЕННЫЙ деревянный Вознесенский кафедральный собор «был разобран и перенесен в богоугодные заведения» города. Он стоял на том месте, где ныне располагается двухэтажное кирпичное здание кожно-венерологической больницы (НКВД).

Почти вековая драматичная история строительства трех вариантов каменного Вознесенского кафедрального собора в Новочеркасске затмила в сознании людей скромные 99 лет повседневного служения во ВРЕМЕННОМ ДЕРЕВЯННОМ Войсковом Вознесенском соборе. Но судьба каменного собора немыслима без судьбы деревянного собора, ибо каменный поднялся до вершины «Второго солнца Дона» именно потому, что рядом все эти почти 100 лет строительства работал временный деревянный Вознесенский кафедральный собор.