Сегодня: 21 ноября 2017, Вторник
 

Преступления бывают разные. И давно известно, что не знание законов не осво-бождает от ответственности за их нарушение. Мы мало говорим об экономиче-ских преступлениях. Это не значит, что их нет. Они есть, но как-то негромко звучат, находятся в тени. Здесь же мы также узнаем, как правоохранительные органы расшифровывают понятие «отмывание денег».
По логике, исполнение любого закона должно служить на пользу всему общест-ву, на пользу всем нам. Но подчас исполнение закона ведет к некоторому пара-доксу: все сделано правильно, как должно быть, но пользы маловато, или даже совсем наоборот. Хотим напомнить смысл слова «преступление». Уже само по себе оно говорит, что человек через что-то переступил. Прежде всего, через за-кон. А в кровавых случаях переступают и через человека. Пример экономиче-ского преступления
Мы расскажем в этом выпуске о довольно интересном и показательном деле. Начнем немного издалека. В какой-то период времени наш город стал довольно промышленным. Достаточно назвать и сегодня существующие гиганты НЭВЗ, НЗСП, НЭЗ. Но ведь были и более мелкие, тем не менее, значимые, предпри-ятия: станкозавод, ЖБИ, металлоизделий и т.д. В условиях централизованной советской власти многое определялось простым решением сверху. Сегодня об-стоятельства иные. Однако, промышленные предприятия существуют. Более то-го, являются градообразующими, отчисляют определенные налоги и в бюджет города. Несмотря на коренные изменения в нашей жизни, промышленные пред-приятия работают. А значит, у них есть отходы. Куда их девать? Где их разме-щать? Смотрите, даже семья состоит из трех человек, сколько всяческого быто-вого мусора выбрасывается ежедневно: упаковки, остатки еды, прочие отходы… А то промышленные предприятия. Они не могут просто-напросто работать без отходов.
Когда-то в нашем городе, лет 60 назад, была отведена под промышленные отхо-ды соответствующая площадь. Кто, как там будет работать — решала в конечном итоге КПСС. Она и спрашивала по всей строгости, если был какой непорядок. По ее воле можно было и лишиться работы. Вообще потом человек мог не найти себе достойной работы. Наказания были очень суровые, не обязательно с лише-нием свободы.
Итак, площадка для промышленных отходов в городе — это суровая необходи-мость. Ситуация изменилась с приходом капитализма. Чтобы заниматься подоб-ной деятельностью, надо иметь лицензию. Любой, получавший ее, знает, сколь-ко всяких инстанций надо пройти, при этом еще и покланявшись. Дело позарез необходимое, но… В один «прекрасный» день Отдел по борьбе с экономически-ми преступлениями дошел до полей утилизации промышленных отходов в на-шем городе. И спросил у руководителя, частного бизнесмена, назовем его Теле-гиным, лицензию на данный вид деятельности. Ан, нет ее, не было. А идет бур-ная деятельность. Оперуполномоченный пишет рапорт: нарушение закона. Кто будет спорить?! Уголовное дело возбудили
Дело, надо сказать, было поставлено исправно. Все чин по чину. И работало как часы. Учет, документация, безналичное перечисление денег через банк, отчис-ление всех необходимых налогов и обязательных платежей…. Налоговые и дру-гие финансовые органы не могли придраться. А лицензии не было. Но финансо-вым органам было без разницы — есть лицензия или нет. Тем более, что и в от-ношении лицензирования той или иной деятельности законодательство у нас тоже постоянно меняется. Начались тщательные проверки. Вначале выяснилось, что бизнесмен работал два года не имея не только лицензии, но и договора арен-ды на земельный участок. Первая же финансовая проверка показала доход более 1,5 млн. рублей. Но, повторяем, ООО было зарегистрировано в налоговом орга-не. Первоначально стало ясно, что тут явная статья 171 УК, часть 2, пункт б «Незаконное предпринимательство» с извлечением дохода в особо крупных размерах. Но чем дальше шли проверки, тем всё более росла сумма. И в конеч-ном итоге выяснилось, что за два года работы доход ООО составил почти 7 млн. рублей. Надо сказать, работа следственных органс!в была проделана огромная. Была перелопачена гора документации на промпредприятиях, в банках, допро-шены десятки свидетелей. По мере изучения документов указанная цифра росла. В вину поставить можно было лишь работу без лицензии. Собственно, что и являлось первоначально основанием для возбуждения дела. Обвинительное за-ключение
Вот что констатирует обвинительное заключение. «Имея умысел на легализа-цию (отмыв) денежных средств, приобретенных им в результате совершенного преступления, произвел затраты для осуществления финансово-хозяйственной деятельности фирмы путем направления их в оплату различных расходов на сумму 6 млн. рублей, таким образом предал денежным средствам правомерный вид, а именно произвел оплату:
— налога на добавленную стоимость;
— единого социального налога;
— накопительной части пенсии;
— соцстраху;
— налога на прибыль;
— на компенсацию негативного воздействия на окружающую среду;
— подоходного налога;
— за выполненную работу другой фирмой;
— за кассовое обслуживание;
— за исследование атмосферного воздуха;
— за профподготовку;
— за оказание услуг природоохранного назначения.
Выяснение всего этого комплекса финансовых действий заняло очень много времени и серьезно отвлекло работников ОБЭПа. Что же получается?! Человек внешне исполнял все законы, только лицензию ему не давали. Протоколы до-просов различных людей, причастных к данному делу показывают, что процесс приема и утилизации промышленных отходов было поставлено неплохо. Поче-му данному ООО доверяли? Потому, что раньше у них была лицензия на этот вид деятельности и партнеры могли и не знать, что срок ее действия истек, и фирма два года работала без лицензии. Да и куда бы еще они повезли свои отхо-ды?
Возникает тогда вопрос: почему ее не продлили? По свидетельству работников 000, лицензию все время пытались получить, но безуспешно. Материалы дела не говорят, почему не удалось ее получить. Зная обстановку в нашем обществе можно лишь предполагать причину. Решение суда
Телегин признал полностью себя виновным и раскаялся. Суд посчитал, что в данном случае тут два преступления: средней тяжести и тяжкое. Наказание бы-ло вынесено в виде лишения свободы сроком на четыре года и 6 месяцев и над-лежало считать его условным. И в приговоре дополнительно записано: «Учиты-вая, что получаемый доход не присваивался, суд считает возможным не назна-чать ему дополнительное наказание в виде штрафа».
Итак, с правонарушителем все ясно. Закон исполнен, закон вос-торжествовал. Неизбежные вопросы
И что же теперь? Промышленные предприятия продолжают работать. У них по-прежнему масса отходов. Значит, что? Правильно, везут их, куда и прежде везли. И даже если сегодня у новой фирмы лицензия есть, то какое-то время там была бесхозяйственность. Выгодно ли это всем нам, жителям города?
Можно предположить, только предположить, две причины описанной ситуации. Либо надо было вытеснить порядочное ООО и дать возможность кому-то друго-му вести дело, скажем так, немного по-иному. Либо Телегин принципиально не желал делать требуемый «откат».
Удивляет во всей этой ситуации позиция городской администрации. Непонятная позиция. Ее прямое дело было контролировать данную ситуацию и помогать по-лучить лицензию. Никуда ведь не денешься — отходы были вчера, будут сегодня, и будут завтра. И должное функционирование площадки промышленных отхо-дов нельзя было упускать из поля зрения.
Думается, данное уголовное дело должно стать уроком для всех предпринимате-лей. Закон суров, но это закон. А администрации города следует уделить поло-жению на площадке промышленных отходов самое пристальное внимание. Слишком важна она для города в целом.

Комментарии (0)

Добавить комментарий