Сегодня: 20 февраля 2018, Вторник

У Ильи Ильфа в записных книжках есть фраза: «Это был такой город, в котором стояла конная статуя профессора Тимирязева». Упрёк делается не автору шедевра или приёмной комиссии, а городу, где этакое было возможно. Новочеркасск – такой город, в котором не так давно организовали телеопрос: «Нужен ли нам театр?» Сама постановка вопроса вызывает оторопь. Не перекладывая ответственности за постыдное мероприятие на всех горожан, отметим, что урон театру эта компания нанесла. Так же, как и наезды власти и отдельных думских деятелей, всерьёз полагавших, что всякое увеселение народное должно приносить доход, а если не приносит, то лучше вместо спектаклей развернуть в здании шоу-бизнес.

Но не только родная городская власть «снабжала» проблемами Донской театр драмы и комедии имени В.Ф.Комиссаржевской (Казачий драматический театр). Во многом он обеспечил себе будущее, воспитав совместно с педагогами Ярославского театрального института два курса молодых актеров. Первый выпуск – уже в «кадровом» составе, второй активно занят в спектаклях сезона. Сыграли спектакль – «Муху-цокотуху» для детей – студенты волгодонского курса. Их судьба – это ещё одна драматичная страница театральной повести.

В августе 99-го года Ярославский театральный институт, мэрия Волгодонска и Новочеркасский театр подписали договор о сотрудничестве: решили готовить актеров для будущего театра в Волгодонске. Но руководство теперь в городе другое, и деньги для обучения ребят приходится выбивать, причём с большой просрочкой. Театр, видимо, в обозримом будущем не откроется (хотя в Волгодонске есть к этому предпосылки, есть театральные традиции, связанные с именем Николая Задорожного, которого, к сожалению, уже нет на свете, но его наука не пропала бесследно). По причине неясных перспектив власти города, вероятно, не испытывают энтузиазма, когда речь идёт об исполнении договора.

Запрос из института, визиты художественного руководителя театра Л.И.Шатохина и ходоков-студентов к парадному подъезду мэрии – всё было безрезультатно. Наконец, ребята обратились с письмом к губернатору, и из Волгодонска переслали 100 тысяч рублей, оставив за собой долг в 233 тысячи.

Сегодня, когда студентам до заветной профессии актера остался всего год, их обучение приостановлено – нечем оплачивать работу педагогов. Одна из них всё же прочла курс лекций бесплатно, но по существу ребята брошены своим городом на произвол судьбы. Театр их поддерживает, как может. Даёт возможность участвовать в массовках. Это тысяча рублей в месяц. 500 – уходит на оплату жилья.

Студенты (их девять), по словам Л.И.Шатохина, — способные, перспективные. Если бы удалось их доучить, он готов оставить ребят в театре, коли они не нужны Волгодонску. Но последняя дистанция на пути к профессии остаётся для них пока непреодолимой.

Такая множественность внутренних проблем добавляет театру головной боли. Для него уже становится тяжёлой привычкой работать в экстремальных условиях, и ничего хорошего в этом нет.

Между тем власть в Новочеркасске, по счастью, сменилась. Помещение, представляющее в преддверии большого ремонта лакомый кусок для людей, умеющих делать деньги, осталось за театром. Оно преобразилось: из унылого, серого, вечно без воды и тепла – стало сверкающим, красивым, поистине театральным. Сюда теперь приятно войти, здесь можно с комфортом провести вечер. Это немаловажное условие популярности. Но сам театр (может быть, под устав от постоянного прессинга) дрогнул и пошёл на репертуарные уступки. Судя по афише нынешнего сезона, н, гордо отвергавший идею представлений наилегчайшего веса, поставил развлечение во главу угла.

Дело даже не в названиях: «Супница» Р.Ламуре, «Снег над нашей любовью» («Восемь любящих женщин») Р.Тома. Беда в том, что стремление непременно посмешить публику упрощает актерские задачи и делает незатейливым зрелище. Обе пьесы: водевиль и детектив – крепко профессионально скроены и открывали довольно широкие возможности, режиссерские и исполнительские, которыми в полной мере не воспользовались. И спектакль по пьесе А.Н.Островского «Волки и овцы» (которую никак не отнесешь к разряду легко комедийных имеет крен именно в эту сторону.

Между тем драматург беспощаден ко всем персонажам своей пьесы. Он написал сатирическую комедию, а не забавную историю, и лучшие сцены спектакля подтверждают это. В нём есть две актерские работы, абсолютно отвечающие духу Островского: А.Коняхина (Беркутов) и А.Иванкова (Чугунов). Точно в блестящей шахматной партии, в несколько ходов Беркутов на наших глазах безжалостно превращает «волчицу» Мурзавецкую в «овцу». Без всяких внешних приёмов А.Иванков демонстрирует тонкую психологическую игру, являя гуттаперчевость Чугунова, которая дается ему (персонажу) огромным напряжением не просто ума, а всего существа. Глубоко. Но и очень смешно.

Вообще веселить народ – вовсе не зазорное занятие. Важно, на каком материале, на каком театральном уровне и в каком сочетании с другими жанрами.

В период особо жестоких нападок со всех сторон театр проявлял чудеса стойкости. Он не шёл на поводу у тех, кто жаждал исключительно развлечения. Своими спектаклями театр говорил им: «То, чего изволите, не всегда получите. А вот посмотрите, что я вам предложу». И он предлагал «Ретро»А.Галина, «Кровавую свадьбу» Ф.-Г.Лорки… Если вспомнить прежние времена, то на этой сцене шли «Чонкин» В.Войновича, «Пугачёв» С.Есенина, «Эшелон» М.Рощина… Вполне допускаю, что не эти спектакли «кормили» Казачий драматический, и понимаю, что вопрос финансового благополучия нельзя сбросить со счетов. Кроме того, театр в городе один, и он должен привечать всякую публику: и ту, которая жаждет просто отдохнуть после работы, и ту, что готова тратиться душой.

Конечно, легко советовать: мол, не подстраивайтесь под низкие вкусы; формируйте те, что уважаете сами. Суровая практика подчас опрокидывает многие добрые намерения. Чем именно театру оправдывать сегодня имя Казачьего? Как быть современным при отсутствии современных пьес? И как формировать репертуар: чего попроще – непритязательной публике, серьезные пьесы – для высоколобых? То есть одно для кассы, другое для души. Но ведь можно и соединить оба устремления! Кто сказал, например, что интеллектуальная драма должна быть непременно скучной, а шоу обеспечит вам вечер удовольствий? Когда спектакль содержит глубокие мысли и в то же время предлагает увлекательную историю, он интересен всем, и каждый зритель, в зависимости от вкуса и общей культуры, снимает свой слой. И удовлетворен им: и тот, чей кругозор – от клипа до сериала, и тот, кто готов размышлять и расти вместе с театром.

Людмила Фрейдлин

Комментарии (0)

Добавить комментарий