Сегодня: 19 сентября 2019, Четверг
 

28 января этого года произошло знаменательное событие в становлении и развитии казачьего движения на Дону: постановлением губернатора Владимира Чуба образован Департамент по делам казачества и кадетских учебных заведений Ростовской области. Главой его назначен казачий генерал, кандидат исторических наук Владимир Миронов. За плечами Владимира Николаевича уже немалый опыт в воспитании казаков: он занимается этой деятельностью 14 лет, 6 лет был директором Новочеркасского кадетского корпуса, затем работал в Красноярском крае у губернатора Лебедя, где с его помощью было открыто 11 кадетских корпусов и Мариинских гимназий для девочек. Год назад Миронов выезжал в Страсбург, где выступал в Совете Европы по теме «Профилактика преступности среди молодёжи». В «круглом столе» участвовали Германия, Франция и Россия. Генерал рассказал об участии кадетских корпусов в профилактике подростковой преступности. Иностранных собеседников чрезвычайно заинтересовала эта тема. И особенно потому, что родиной кадетских корпусов является Франция («кадет» — маленький капитан, юный командир). Затем этот опыт переняла Германия, а со времён Петра I кадетские корпуса появились и в России.

Нам нужен казак ХХI века
В новой России традиции кадетского образования, к сожалению, преимущественно культивируются в казачьей среде.

— Конечно, и сегодня в стране действует система суворовских училищ, — сказал на встрече с журналистами генерал Миронов. — Однако это уже не те суворовские училища, которые создавались в 1943 году по приказу Сталина. В то время в училище зачисляли учеников второго-третьего классов и воспитывали их до окончания курса средней школы. Только образование суворовцев было несравнимо выше, чем любого ученика обычного учебного заведения.

Тогда ещё среди преподавателей можно было встретить выпускников императорского пажеского корпуса, обучавших воспитанников не только математике или географии, но и правилам поведения офицера в обществе, понятиям чести и достоинства и многим другим полезным наукам жизни. Все выпускники свободно говорили на двух иностранных языках. Сейчас в суворовские училища зачисляют с 15 лет. Преподаватели сами признают, что нынче воспитывать ребят в этом возрасте уже поздно.

Миронов заметил, что современные казачьи кадетские корпуса перенимают всё лучшее, что было как в дореволюционной, так и в советской системах образования и воспитания. Так, в отличие от суворовских училищ, казачьи корпуса принимают ребят после окончания ими 5 класса общеобразовательной школы и воспитывают в течение семи лет. В корпусах изучают два иностранных языка, помимо общеобразовательных, преподаются семь специальных предметов, в том числе история казачества и Закон Божий.

Сегодня в Ростовской области пять казачьих кадетских корпусов. Кроме того, успешно работают более 70 образовательных учреждений с казачьим статусом: дошкольные образовательные учреждения, средние общеобразовательные учреждения, гимназии, детско-юношеские спортивные школы, лицеи, кадетские профессиональные училища и др. В них воспитываются и учатся около 25 тысяч ребят разного возраста.

Кадетские корпуса стоят на вершине этой пирамиды. Правда, как признал сам Владимир Миронов, уровень преподавания в некоторых из них порою несколько уступает общему уровню в Ростовской области. Но, во-первых, теперь к преподаванию начали привлекать кандидатов наук и профессоров вузов. Во-вторых, огромное значение имеет то, что кадетский корпус дисциплинирует ребят, нацеливает их на поступление в высшие учебные заведения. Уже сейчас большая часть бывших кадетов становится студентами университетов и институтов, успешно сдавая вступительные экзамены. В ближайшем будущем речь будет идти о специальной разнарядке казаков при поступлении в вузы.

— Наша цель — воспитать человека духовного, нравственного, интеллектуального, физически развитого, предпочитающего здоровый образ жизни, полезного для общества и готового служить Отечеству на государственном, гражданском и военном поприще, — подчеркнул генерал Миронов.

На Дону действует пять казачьих кадетских корпусов: в Белой Калитве, Морозовске, Шахтах, Новочеркасске и Ростове. Это — очень мало. Ежегодно в каждое такое учебное заведение принимается всего от 20 до 30 человек. Понятно, что велик и конкурс — от 5 до 10 человек на место. При приёме учитывается и уровень знаний, и — что особенно важно — социальные льготы абитуриентов. Из 1300 кадетов — 100 полных сирот, 400 ребят из неполных семей.

— Хотелось бы подчеркнуть, что наши корпуса — не военные училища, — заявил Миронов. — Да, казачий корпус — элитное учебное заведение. Но большинство воспитанников по выходе связывают себя с гражданской жизнью. Сейчас, в период реформирования армии, стране больше нужны экономисты, юристы, врачи. Если хотите, и журналисты.

«Мы за белых и за красных»
Однако многих представителей СМИ всё же интересовали именно военные аспекты воспитания юных казаков. Например, казачье движение упрекнули в том, что многие в нём играют в «Белую Гвардию».

— Это далеко не так, — возразил Владимир Николаевич. — Мы почитаем память казаков, которые сражались против врагов Отечества в рядах Красной и Советской Армии, каждый год чествуем ветеранов. Но помним также и трагическую дату Лиенца, когда более 50 тысяч казаков было выдано Советам и уничтожено. Кадетам при обучении мы объясняем, и что такое Орден Боевого Красного Знамени, и что такое Георгиевский Крест. Надо объективно подходить к истории. В этом смысле мы и за красных, и за белых. Меня больше волнует другое: сегодня молодёжь не знает ни Ленина, ни Жукова, ни Каледина.

Казачьему генералу задавались и более неприятные вопросы, в том числе о так называемых «фашистских казаках», воевавших в годы второй мировой войны под гитлеровскими знамёнами. Владимир Николаевич заявил, что и эта страница в истории казачества не скрывается от кадетов. Да, ряд казаков «заблудился», надеясь, что немецкие части несут им свободы и вольности. За это отступникам и коллаборационистам пришлось заплатить дорогую цену. Однако не следует забывать, что в Великую Отечественную было создано 5 казачьих гвардейских частей, где служили десятки тысяч казаков. Сталин обратился к традициям казачьей национальной гвардии, на которую опирались российские самодержцы.

— И сегодня мы стремимся к тому, чтобы сделать казачество оплотом Российского государства, его военной элитой, — подчеркнул генерал Миронов. — Наши ребята с охотой идут служить по контракту. Условия, которые предложило государство, приемлемы для молодого казака, он может и защищать Родину, и обеспечивать семью. Недавно я был в Будённовске, мы поздравляли с 9-й годовщиной 205-ю отдельную мотострелковую казачью бригаду, вручали ценные подарки офицерам и солдатам — уроженцам нашей области. Со следующего года наши казаки будут служить в Донском казачьем батальоне этой бригады.

Какой казак казачливее?
Дотошные репортёры интересовались и разногласиями между «вольными», «общественными» и «государевыми», «реестровыми» казаками. Объединятся ли когда-нибудь те и другие или так и будут враждовать друг с другом?

— Я сам когда-то был среди «общественных», теперь — «реестровый», — объяснил Владимир Миронов. — И пришёл к выводу: на самом деле такого разделения не существует. Есть те, кто занимается делом, и те, кто только ограничивается лозунгами и на мероприятия скликает по 20 — 30 человек. С кем объединяться? Пока среди «общественных» казаков нет тех, кто реально делает что-то полезное. За 14 лет с 1990 года они твердят одно и то же: создать Донскую республику, расширить её границы, распространить закон о репрессированных народах на казачество и с ходу направить миллиарды из федерального бюджета на поддержку казаков… Всё это — обычные спекуляции на «квасном» сепаратизме. Никого не интересует, какое отношение эти прожекты имеют к реальности. Поэтому таких казачьих «ораторов» мало кто слушает. Как только любое «общественное» казачье войско на майдане построит 500 человек, я извинюсь и скажу, что мы будем с ними вести разговор об объединении. Что касается «реестровых»: в наших учебных заведениях мы воспитываем молодых казаков по заветам предков. Наши десять атаманов — главы администраций городов и районов. Сегодня на Дону 1200 муниципальных дружинников, из них — 145 конных. На их содержание выделяются бюджетные средства. Казачьи дружины защищают жителей Дона от разгула преступности, это признаёт и руководство областного ГУВД. В Ростове дружинники действуют около двух лет, их пока 40 человек, из которых 21 — конный дружинник. Да, для донской столицы это мало. Но всё же это — реальные дела, а не призывы и прокламации!

Именно «реестровые» казаки способствуют увековечению памяти славных сынов Дона. Открыты памятники и бюсты атаману Платову, генерал-лейтенанту Маркову в Сальске, в следующем году к 200-летию Новочеркасска в казачьей столице будет установлен памятник атаману Каледину. В гражданскую войну он застрелился из-за того, что не смог пережить раскола казачества на Дону. И нам всем следует извлечь из этого урок.

Текст: Александр Сидоров

Комментарии (0)

Добавить комментарий