Сегодня: 22 августа 3802, Воскресенье

Мальтийский сокол и донской жеребец в борьбе за единство России
Казачий атаман Николай Козицын стал рыцарем ордена госпитальеров. Православный Дон ликует: атаман Международного союза казачьего объединения Всевеликое войско Донское Николай Козицын стал рыцарем Мальтийского ордена! Это случилось во время празднования 500-летия освобождения острова Родос от турецкого владычества. На этот греческий остров донского казака пригласило руководство ордена. Правда, православным как раз вроде бы и нет особого повода для торжества: орден-то католический… Но тут впору вспомнить, что рыцарем этой некогда могущественной организации (как сказали бы в совковые времена – Военного госпиталя имени Святого Иоанна) был и знаменитый атаман Матвей Платов. И сие – истинная правда. Как и то, что случилось это в эпоху превращения великого Мальтийского ордена, оказавшего когда-то неоценимые услуги и Карлу Пятому, и Филиппу Второму, давшего в 1565 году беспримерный отпор турецкому флоту и сорокатысячной армии, в опереточное виртуальное государство без территории. В конце восемнадцатого века и началось сближение мальтийцев с Россией – сначала как с традиционным врагом Турецкой Порты, затем – как с яростным противником Французской революции, изгнавшей орден из галльских краёв и конфисковавшей все владения госпитальеров. В те поры государь Павел и принял рыцарские регалии (а заодно странный титул протектора мальтийской религии, то есть католичества) из рук великого гроссмейстера Гампеша, а вскоре на территории матушки-Руси появилось с сотню мальтийских командорств.

Когда же и в России император Александр Первый положил конец папашиным играм и наотрез отказался от гроссмейстерских мальтийских регалий, несчастным госпитальерам не оставалось ничего кроме как осваивать азы интернационализма, чтобы пополнить свои изрядно поредевшие ряды. Если во времена расцвета Мальтийского ордена стать госпитальером мог лишь рыцарь самого благородного происхождения, внесший солидную сумму в 2 тысячи турских су и обязательно католик, то теперь стать кавалером или кавалерской дамой могут лица любого сословия и вероисповедания, даже мусульмане!

Этот исторический экскурс необходим для того, чтобы реально оценить величие момента. И вспомнить (слегка перефразируя) знаменитую поговорку о том, что русский человек обязательно умудрится куда-нибудь вступить: или в партию или в… орден. Правда, сам Козицын иного мнения о своих нынешних собратьях.

– Там собрались сильные мира сего из Америки, Нидерландов, Греции, Германии, Австрии и других стран, – рассказал атаман. – Меня представили великому магистру и предложили стать рыцарем ордена госпитальеров – христианской организации, известной своей широкой благотворительностью. По словам Козицына, за нового госпитальера высказалось 92 процента присутствовавших рыцарей. При этом атаман с особой гордостью подчеркнул, что во время церемонии посвящения в рыцари он отказался преклонять колено перед великим магистром, сославшись на особый казачий кодекс чести. (Опять-таки не к месту вспомнилось древнерусское сказание о воеводе Дракуле: когда перед сим воеводой не сняли шапок заморские послы, объяснив, что в их стране так не принято, воевода милостиво кивнул и приказал в знак уважения послов… прибить их шапки к их же макушкам золотыми гвоздиками! Чтобы помнили: в чужой монастырь со своим уставом не лезут).

Известие о появлении на Дону новоиспеченного мальтийского сокола несколько ошарашило здешнее казачество. Слишком многие считают атамана фигурой одиозной. И не столько потому, что за Козицыным закрепилась слава красного атамана, поскольку он активно пользовался поддержкой коммунистов. В конце концов, каждый выбирает друзей по вкусу. Довольно неприятный осадок оставила история его борьбы за реестровое атаманское кресло, когда сперва он активно поддерживал идею государевой службы , а затем – когда не попал в реестровые атаманы – стал выводить потешные войска на пикеты и митинги, заявляя, что реестровое казачество – путь к очередному расказачиванию. Совсем уж подмочил свой авторитет мятежный атаман, когда в начале 90-х решил заключить договор о дружбе и сотрудничестве с чеченскими сепаратистами, что вызвало бурю возмущения среди казаков. К тому же не слишком привлекательна для казаков в качестве предводителя фигура бывшего контролёра колонии строгого режима, который, по некоторым сведениям, был уволен со службы по отрицательным мотивам. Что же в таком случае послужило причиной для принятия красного атамана в ряды мальтийского ордена?

Перечисляя свои заслуги, Николай Козицын заявил, что воевал в Приднестровье, освобождал пленных в первой чеченской войне, отправлял караваны с гуманитарной помощью в Абхазию. Именно эти дела, по его мнению, оценили мальтийские рыцари. Правда, у нас сильные сомнения, что в глазах Европы в целом и мальтийского ордена в частности приднестровская война и помощь мятежной Абхазии являются рыцарскими доблестями. Но других доводов атаман привести не смог. Впрочем, такой же вопрос можно было бы задать и другим доблестным рыцарям мальтийского ордена из числа наших соотечественников. Например, Борису Березовскому, Павлу Бородину, Евгению Примакову. Какими такими рыцарскими подвигами прославились эти господа, тоже не совсем понятно. Бориса Николаевича Ельцина обойдём молчанием: во-первых, из уважения к сединам, во-вторых, он столько подвигов наворотил, что его можно смело причислять даже к ордену джедаев. Да и какая разница, за что этому российскому воинству нацепили на грудь экзотические восьмиугольники? Нынче носить Мальтийский крест – примерно то же самое, что называть себя во время переписи населения гоблином или эльфом. Хотя сам донской мальтиец так не считает. – Связи, которые мы приобрели с помощью Мальтийского ордена, помогут нам добиться главной цели – мирового признания казаков как народа, – заявил Николай Козицын.

– Мы хотим также, чтобы казаки и на российской земле стали равными среди других народов. Я выступаю за единую и неделимую Россию с равноправным содружеством наций. — Атаман широко улыбнулся и добавил: – И мой жеребец тоже!

Жаль только, жеребец в мальтийские рыцари пока не принят. Но это – дело времени…

Комментарии (0)

Добавить комментарий