Сегодня: 20 ноября 2017, Понедельник

Казачье движение России находится в правовом тупике — считает советник президента РФ Геннадий Трошев.

Из досье: Геннадий Николаевич Трошев — советник президента РФ по вопросам казачества. Герой России, генерал-полковник. 56 лет. Родился в Грозном. Выпускник Казанского танкового училища, Военной академии бронетанковых войск и Военной академии Генерального штаба.

В ходе «второй» чеченской кампании командовал Объединенной группировкой федеральных войск на Северном Кавказе, войсками Северо-Кавказского военного округа. В декабре 2002 года был освобожден от занимаемой должности.
С февраля 2003 года — советник президента РФ по вопросам казачества.

— Миграционные процессы в Северо-Кавказском регионе за последнее время приобрели неуправляемый характер, особенно в Чечне. Исконные казачьи земли, на которых несколько веков проживали и трудились казаки — Наурский, Шелковской и Надтеречные районы, заселены чеченцами.

— Поверьте, это вызывает у казачества глубокую обеспокоенность. Мы, казаки, во все времена находили взаимопонимание у горских народов, к чему стремимся и сейчас, а нашу сегодняшнюю позицию не надо расценивать, как проявление слабости. Казачество на Кавказе всегда было и остается фактором стабильности, надежным союзником российского государства в борьбе с международным терроризмом, национальным и религиозным экстремизмом.

По существу, мы бросили своих братьев. Боевой клич по комплектации казачьих комендантских стрелковых рот в Шелковском и Наурском районах так и остались не более, чем словами, поскольку роты укомплектованы лишь наполовину. А самопровозглашенный в Чечне атаман Григорий Погребной при правительстве продолжает создавать чеченские казачьи полки.

О геноциде в отношении русских мы говорили и на Первом Всемирном конгрессе казаков, который прошел на днях в Новочеркасске. По данным атамана Терского казачества Павла Бондарева, с 90-х годов из Чечни выехало более 200 тыс. русских, тысячи погибли, десятки тысяч человек ограблены. И ни в одном постановлении правительства России, которые принимались за это время, не заложено механизма защиты русских.

И сегодня в Чечне продолжается отток русского населения с исконных казачьих земель. Только в Грозном, по грубым подсчетам, сегодня живет не более 3 тыс. человек, и то в основном старики. Отношение к казачеству, мягко говоря, остается пренебрежительным. Иначе как расценивать тот факт, что более года, как на территории Чечни был создан Терско-Сунженский казачий округ, призванный объединить оставшихся в Чечне казаков.

Но, несмотря на все усилия атамана Терского войска Василия Бондарева, устав округа так и не зарегистрирован руководством Чечни. Вопрос поднимался и в администрации президента РФ, и в представительстве ЮФО, но безрезультатно.

Думаю, что после избрания президента Чечни эта проблема сдвинутся с «мертвой точки». И среди помощников главы республики будет также атаман, который будет заниматься и проблемами русскоязычного населения.

— В сентябре запланирована встреча атаманов с российским главой Владимиром Путиным. Какие проблемы входят в список «президентских» вопросов?

— На встрече будут обсуждаться вопросы, от которых зависит дальнейшее становление казачества. В их числе — проект федерального закона «О государственной службе казачества в РФ». Казачество уже давно готово к госслужбе. Еще в 96-ом донские казаки, по соглашению с таможенниками и пограничниками, несли в порядке эксперимента охрану государственной границы с Украиной, соседствующей с Ростовской областью. Результаты удивили всех: за три месяца количество изъятой контрабанды и задержанных нарушителей в несколько раз превысило обычные показатели. Однако казаков оттуда убрали, а в качестве предлога выбрали отсутствие федерального закона.

Сейчас подобный эксперимент проводится Всевеликим войском Донским в Волгоградской области на границе с Казахстаном. Ситуация с границей напоминает мне то, как несколько лет назад казаки добивались права охранять общественный порядок: поначалу все на это смотрели настороженно, а сейчас это — норма.. И сегодня речь идет об увеличении дружин, которые особенно нужны на селе, где не хватает милиционеров. Но при этом казачество не будет подменять ни милиционеров, ни пограничников, а только помогать им. И не с оружием в руках, потому что это не силовые ведомства.

Также мы намерены поставить перед президентом и два других важных вопроса — разработка концепции государственной политики в отношении казачества и Федеральной целевой программы содействия развитию казачьих обществ. Речь пойдет о системе экономических мер. Тогда казачеству ничего не придется выпрашивать у власти, мы будем сами зарабатывать. Ведь казачество — это большая сила.

У нас зарегистрировано 10 войсковых и 15 окружных казачьих обществ, которые образованы на территории 83 субъектов РФ. Они объединяют свыше 650 тыс. человек, из которых более одной трети уже взяли обязательство по несению государственной и иной службы. В Краснодарском и Ставропольском краях, Ростовской, Волгоградской, Томской и Оренбургской областях губернаторами утверждены целые программы по поддержке казачества, благодаря которым идет планомерный, активный процесс развития казачьих обществ.

— На конгрессе в Новочеркасске были представители казачьих общин из Соединенных Штатов Америки, Германии, Канады, Австралии. Что их больше всего беспокоило?

— Конечно, то, что в наших рядах разобщенность. А также возвращение культурных и духовных ценностей, которые были вывезены в 1918 -1920 годах с территории войска Донского, создание духовно-просветительского центра, в котором могли бы принять участие руководители зарубежных казачьих общин. Я знаю — у них есть такое желание. Многие члены зарубежных казачьих общин и приходов никогда не были в России. На этой почве мы хотим наладить с ними дружеские и деловые связи. Обмен всегда приносит пользу обеим сторонам.Зарубежные общины рассматривают возможность о передаче культурных казачьих ценностей, которые мы смогли бы размещать в Новочеркасском государственном казачьем музее.

— Скоро грядут выборы в Государственную думу. За кого пойдут казаки?

— Накануне выборов в Госдуму надо строго спросить с депутатов, и в первую очередь с тех, кто представляет казачьих регионы — Дон, Терек, Кубань и планирует баллотироваться на новый срок, — что они сделали для возрождения казачества. Времена пустых обещаний прошли.

Ведь не для кого не секрет, что до недавнего времени никто казаков всерьез не воспринимал, власть снисходительно смотрела на их игры в вольницу. Пусть играются, чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало. И только когда наступали выборы — будь то на местах или повыше, о них вспоминали. Вот и получилось, что прошло семь лет, а Закон о казачестве до сих пор не принят. Мы все находимся в начале пути, поскольку закон, который был отправлен на рассмотрение в Госдуму еще в 1996 году, сегодня признан войсковыми атаманами «антиказачьим», морально устаревшим, а потому хорошо, что он был снят с рассмотрения президентом Путиным. Поэтому, что касается выборов, в этот раз, думаю, такой «номер» не пройдет.

— А как насчет того, чтобы казакам объединиться и создать свою Казачью партию?

— Никто не собирается создавать такую партию. Казаки должны быть людьми государственными, а не дробиться по партиям и движениям. У нас сегодня другие задачи, и главная из них — объединить казачество России. Настало время для того, чтобы преодолеть раскол в казачьих рядах, хватит делиться на «реестровых» и «общественников».

Ведь и у тех, и других одна цель — служение отечеству, а споры и конфликты мешают достижению этой цели. Сегодня приказом президента РФ 11 войсковых атаманов имеют право носить погоны казачьего генерала. Но посмотрите, сколько атаманов себя считают генералами и увешивают грудь чужими наградами. Они сами себе присваивают звания. Я не собираюсь оказывать прессинга ни на тех, ни на других. Но считаю, что уже хватит делиться на «красных» и «белых». Должен быть один атаман; где двоевластие, там — бардак. Это приводит только к расколу казачества.

Надо научиться слушать друг друга, находить компромиссные решения и вместе решать накопившиеся проблемы. Отсутствие же дисциплины, единых целей и задач сдерживает дальнейшее развитие казачества.

— Геннадий Николаевич, а насколько верны слухи о том, что Трошев идет в политику, хочет избираться в Государственную Думу.

Что только мне не пророчили за последнее время. То, якобы, я хочу избираться губернатором Ростовской области, то будто бы мечу в президенты Чечни, а теперь, вот, оказывается, и в Госдуму хочу податься. Однозначно говорил, говорю, и буду говорить, что пока в политику не собираюсь. Конечно, будущее покажет. А сейчас я советник президента по вопросам казачества и, признаться, дел у меня немало.

— Геннадий Николаевич, после отставки с поста командующего округом Вам поступало немало предложений о работе. Но почему Вы выбрали именно эту должность — советник президента по вопросам казачества?

— Во первых, я потомственный казак. К тому же прослужил в армии 37 лет. Ситуацию знал не понаслышке, много общался с казаками, знаю атаманов в лицо. Ну, а главное, что этот пост мне предложил президент, и я постараюсь оправдать его доверие.

— И что же вышло на поверку?

— Что казачье движение в России в правовом тупике, ибо прежние постановления по его возрождению вошли в противоречие с нынешним федеральным законодательством и потому бездействуют. У казаков нет правового статуса.

И это понятно, ведь Дума готова бы быстро принять закон о казачестве, но лишь такой, который не потребует денег. Но финансы требуются для привлечения казаков к госслужбе по охране правопорядка, в экологические подразделения, для создания кадетских корпусов. Получалось, что главная надежда станичников — на лояльных губернаторов, которые работают с казачеством «в одной упряжке». Где региональная власть симпатизирует атаманам, там уже действуют и муниципальные казачьи дружины, и природоохранные отряды, и учебные заведения (Ростовская область), и даже целевые казачьи земельные фонды (Сахалин).

— Геннадий Николаевич, иногда казаки своим видом напоминают, извините, батьку Махно. Не поймешь что у них за форма?

— По приказу президента, все казаки должны иметь единую военную форму. Но, к сожалению, не у всех есть возможность пошить ее. Ведь одной тысячей не обойтись. Но, это все временные трудности. Будет у казаков красивая форма. И в духовном, культурном плане они вырастут. Подождите…

— Генерал Трошев не только советник президента, он еще и писатель. Признаться, меня потрясла своей откровенностью ваша книга «Моя война. Чеченский дневник окопного генерала». Почему «моя»?

— Этим я хочу подчеркнуть: все то, что там написано, это то, что я понимаю, как личность, как человек, как генерал, как командующий… Я написал то, что видел своими глазами, щупал вот этими руками, я не писал того, что где-то на стороне проходило, в другой полосе боевых действий. Я видел эту войну изнутри. Вот почему я назвал книгу «Моя война «.

На днях выйдет в свет вторая книга «Чеченский рецидив». Это своего рода итог моей работы на посту командующего СКВО… Все та же боль — о Чечне…

— Скоро в Чечне будут проходить выборы президента. Как думаете, за кого пойдут голосовать казаки?

— Наверное, за того, кто больше думает о народе, кто не делит людей по национальному признаку…

МАРИЯ ДУБРОВКА
«Приазовский Край»

Комментарии (0)

Добавить комментарий