Сегодня: 23 июля 2018, Понедельник

В №3 «Вузовского вестника» в рубрике «Актуальное интервью. Проблемы, поиски, решения»  было опубликовано интервью главного редактора издания с ученым, организатором вузовской науки, Президентом Международной академии наук высшей школы (МАН ВШ) с момента основания, профессором, доктором технических наук, Заслужен­ным деятелем науки и техники РСФСР Валентином Шукшуновым. ДН получил согласие на размещение этого материала

 Валентин Ефимович, какие измене­ния Вы ожидаете в нашей политике, эко­номике и, конечно, в образовании в на­ступившем году?

IMG_1526

— На мой взгляд, 2017 год будет годом больших изменений. Они будут связаны, пре­жде всего, со сближением, нормализацией от­ношений с США на основе совместной борьбы с терроризмом, но это никак не повлияет на дальнейшее развитие нашего стратегического партнерства с Китаем. Произойдут подвижки в восстановлении добрососедских отношений России с Евросоюзом, усилится роль России в установлении мира на Ближнем Востоке и, прежде всего, в Сирии. Крым есть и будет нашим.

Во внутренней политике России акцент будет сделан на укрепление безопасности, обороноспособности, стабильности и устой­чивого развития страны.

Изменения в экономике будут связаны с развитием промышленности и созданием современной экономической технологиче­ской базы.

Что касается образования, то изменения здесь, надеюсь, будут связаны, прежде всего, с отказом от практиковавшейся до настоящего времени модернизации, которая не решила ни одной проблемы, но породила множество новых.

— С приходом нового министра в сфе­ре образования наметились позитивные изменения. Например, признали, что об­разование не сфера услуг. Здесь рож­даются новые духовные ценности и вос­питывается молодое поколение. Как нам не упустить молодежь в космическое пла­вание без руля и ветрил?

— Да, Ольга Юрьевна Васильева совсем немного времени возглавляет Минобрнауки,

но она четко сформулировала те изменения, которые будут проводиться в российском образовании. И эти изменения подавляющей частью образовательной общественности поддерживаются и одобряются.

Бесспорно, требуется в учебных заведе­ниях всех уровней уйти от оказания «услуг» обучаемым и сосредоточиться на получении ими знаний, научить их умению приобретать навыки, на воспитании граждан – патриотов нашей страны. У системы образования име­ется более высокая общественно-значимая миссия — повышать образованность нации, ее интеллектуальный, культурный, духовный и нравственный потенциал. Но это не услуга, а социальная миссия.

Необходимо уйти от подготовки человека-потребителя и сосредоточиться в школах и вузах на подготовке человека-творца, сози­дателя; уйти от коммерческих целей в обра­зовании (сейчас в России и государственные, и частные вузы любой ценой делают деньги, торгуют, в лучшем случае, услугами, в худ­шем – дипломами).

Крупной идеологической ошибкой явля­ется взгляд на образование как на обучение без воспитания. Да, деньги играют огром­ную роль в развитии страны. Но дороже де­нег –интеллект, знания, воспитание. Детей с ясельного возраста нужно воспитывать гра­жданами нашей страны. Следует поднять на новый уровень нравственное воспитание во всех учебных заведениях, возродить систему школьного дополнительного образования, где на выдающихся достижениях нашей страны воспитывать у молодежи чувство гордости, любви к Родине.

В свое время наши ура-реформаторы за­явили: «Образование без воспитания». Чушь! Только обучение плюс воспитание (образо­вание интеллекта и души) помогут человеку обрести крылья. Хорошо об этом сказал Ци­церон: «Ибо чем еще другим я могу больше и лучше послужить государству, нежели об­учением и воспитанием юношества?».

В XXI веке лидирующей нацией будет та, которая создаст эффективную систему школ и высших учебных заведений, чтобы макси­мально развить интеллектуальный, творче­ский, духовный и культурный потенциал своих молодых сограждан. Власть и общество долж­ны смотреть на образование, как на бесцен­ный ресурс человечества.

Сегодня, в эпоху обществознания, стало очевидно, что не уровень развития техники определяет прогресс, а уровень челове­ческих познаний и созданных на их основе технологий. При таком взгляде на отечест­венное образование нам удастся не упустить молодежь «в космическое плавание без руля и ветрил».

— Вы долгое время возглавляли Но­вочеркасский «Политех», были замести­телем председателя Госкомитета СССР по народному образованию. Какие, на Ваш взгляд, минусы в нашей системе образо­вания появились за последние четверть века перманентных реформ?

— В этом году исполняется 13 лет со дня создания в России объединенного Министер­ства образования и науки (Минобрнауки). Все это время Министерство ведет модернизацию образования, отбросив действующую тогда Концепцию модернизации российского об­разования. Этим самым оно отвергло тот ра­циональный, продуманный пошаговый путь модернизации образования, который был определен этой Концепцией.

Начиная модернизацию образования в 2004 году с чистого листа, руководство Ми­нобрнауки отвергло также и Национальную доктрину образования в Российской Феде­раций, которая была обсуждена и одобрена Всероссийским собранием работников об­разования в январе 2000 года и утверждена Постановлением Правительства РФ. Действие Доктрины этим Постановлением Правительст­ва было рассчитано на период до 2025 года. Среди её стратегических целей обозначено: «Восстановление статуса России в мировом сообществе как великой державы в сфере об­разования, науки, культуры, высоких техноло­гий и экономики». Эти благие цели в резуль­тате непродуманных, непрофессиональных, несистемных действий «модернизаторов» и их идеологов были искажены, привели к совер­шенно противоположным результатам. Ми­нобрнауки отвергло преемственность в раз­витии образования в России.

Никакого нового концептуального доку­мента стратегического значения, никакой Программы модернизации отечественного образования Минобрнауки образовательной общественности не предложило. В силу это­го руки у «модернизаторов» были развязаны в отношении того, что и как делать с образова­нием. Они стали бесконтрольными со стороны общества, недоступны в части сотрудничества с общественными организациями, действую­щими в системе образования.

«Модернизаторы», несмотря на выработан­ные Всероссийским собранием работников образования в 2000 г. направления развития образования, которые учитывали историче­скую преемственность, достижения советско­го образования, многонациональные и терри­ториальные особенности страны, повели себя очень самонадеянно. Они отвергли наработки сотен педагогов России, принимавших учас­тие в создании Доктрины, и стали проводить разрушительную модернизацию по своему усмотрению.

Анализируя происшедшие изменения в си­стеме российского образования в последние 13 лет, можно констатировать, что в результате модернизации не удалось решить ни одной старой проблемы, а, напротив, обострить и породить множество новых. В стране рез­ко снизилось качество школьного и высше­го образования, подготовки специалистов на всех уровнях, была утрачена «изюминка» российского обучения и воспитания — то, чем выгодно отличалась советская система от зарубежных стран. Во многом были утрачены фундаментальность, научность, системность и практическая направленность нашего обра­зования, его полнота и цельность, гармонич­ность сочетания всех уровней образования, начиная от дошкольного и заканчивая после­вузовским. В силу того, что «модернизаторы» подвергли отечественное образование то­тальной «вестернизации» и коммерциализа­ции, опустили его, как принято говорить, ниже плинтуса.

— А что нужно сделать в первую оче­редь, чтобы поднять образование на прежние высоты?

— Я думаю, что, прежде всего, необходимо остановить эту перманентную модернизацию образования, которая завела его в далекий тупик. Нужно сделать перерыв, осмыслить ее итоги, разработать новую концепцию модернизации, создать законодательную, научно-методическую базу, провести ряд эк­спериментов, выполнить пилотные проекты, создать специальную независимую комиссию, которая должна подготовить Национальный доклад: «Состояние российского образования после проведения модернизации в течение 2004-2016 гг.». Этот доклад, предложенный обществу и власти, должен содержать не только оценку, но и рекомендации по выходу российского образования из той тяжелой си­туации, в которой оно оказалось в результате провальных реформ.

Не дожидаясь выполнения всего того, что было сказано выше, требуется, в первую оче­редь, принять ряд мер по восстановлению высокого уровня былой фундаментальной подготовки школьников, учащихся коллед­жей и студентов вузов, в частности, по есте­ственным и математическим дисциплинам, обеспечить высокий уровень инженерной подготовки в вузах.

Требуется провести фундаментализацию образования, то есть системное и всеохваты­вающее обогащение учебного процесса фун­даментальными знаниями и методами твор­ческого мышления, выработанными науками.

Это, в свою очередь, потребует подготов­ки, профессиональной переподготовки и по­вышения квалификации профессорско-пре­подавательского состава (ППС) и учителей, способных формировать специалистов — творческих личностей, обладающих фунда­ментальными знаниями, системным мышлени­ем, высокой культурой, духовностью и нрав­ственностью.

Совершенно необходимо восстановить былой статус и престиж профессий ученого, педагога, воспитателя.

На основании фундаментализации обра­зования потребуется обновить его содержа­тельную базу; постепенно осуществить пе­реход университетов от «поддерживающего обучения» к «опережающему»; обеспечить формирование у студентов профессиональ­ного мышления; выработку и развитие способности их самоокупаться в течение всей жизни и т.д.

Необходимо восстановить учреждения дополнительного образования, центры твор­чества молодежи, институты подготовки, про­фессиональной переподготовки и повышения квалификации ППС, учителей; учебно-, научно-­производственные комплексы, интегрирую­щие вузы в экономику и социальную сферу страны, региона, муниципалитета.

— Сейчас в высшем профессиональ­ном образовании идет погоня за рейтин­гами, финансовые средства распределя­ются очень неравномерно, в основном среди элитных вузов, которые в фаворе у начальства. Но разве правильно помо­гать сильным, забывая о слабых?

— Я поддерживаю Вашу озабоченность той несправедливостью, которая связана с распределением финансовых средств среди вузов высшей школы.

Погоня за рейтингами, часто надуманными, в большой степени связана с тем, что Минобр­науки, выделяя финансовые средства сильным вузам (а всегда ли это так?) и, обделяя осталь­ные, прикрывается этими «рейтингами». На государственном уровне так поступать нель­зя — в системе высшей школы формируется социальное разделение не только вузов, но и преподавателей. Образовательное сообще­ство считает такой подход к финансированию вузов на основе «рейтингов» несправедли­вым, дискриминационным.

Минобрнауки отвернулось от периферий­ных, часто очень сильных, вузов и сосредото­чило свое внимание на элитных, как правило, столичных университетах, что в корне невер­но. Огромная Россия, раскинувшаяся на двух континентах, может развиваться как единое государство только тогда, когда будут разви­ваться ее регионы, но без крепких региональ­ных вузов этого добиться невозможно. Поэто­му Минобрнауки, уверен, повернется лицом к периферийным вузам, оно должно видеть в них основные опорные центры развития об­разования, науки, культуры, экономики и со­циальной сферы регионов и муниципальных образований, а, следовательно, и всей России.

К финансовой дискриминации периферийных вузов добавилась еще одна проблема. ЕГЭ привел к огромному оттоку наиболее талан­тливых выпускников школ регионов, посту­пающих без экзаменов в любой вуз страны и, прежде всего, в столичные вузы. Это нано­сит ущерб регионам, их высшим учебным заве­дениям, куда поступают абитуриенты, которые получили низкие баллы по ЕГЭ.

— Вы сумели на базе вузовских «за­делов» создать научно-конструкторско- производственный центр, работающий на космическую отрасль. Поясните, как Вам это удалось, и почему научно-производст­венных фирм у нас очень мало?

— В 60-70-е годы XX века Правительство Советского Союза уделяло большое внима­ние развитию в вузах страны научных ис­следований, опытно-конструкторских работ и использованию интеллектуального, научно­го и кадрового потенциала вузов, особенно политехнических институтов и классиче­ских университетов, в интересах развития промышленности, ее технологической базы и особенно для решения прорывных про­блем в военно-промышленном комплексе (ВПК).

Новочеркасский политехнический инсти­тут (НПИ), которому в текущем году исполня­ется 110 лет со дня основания, был и остается одним из лучших и крупных политехнических вузов (ныне Южно-Российский государствен­ный политехнический университет), в нем всегда на высоком уровне выполнялись учё­ными фундаментальные и прикладные иссле­дования.

В 1972-1973 г.г. в НПИ (г. Новочеркасск, Ростовской области) были созданы три осо­бых конструкторско-технологических бюро (ОКТБ). Одним из этих ОКТБ было ОКТБ «Ор­бита», созданное совместным приказом Ми­нистра оборонной промышленности СССР и Минвуза РСФСР на базе крупной научно-исследовательской лаборатории «Системы управления», которую я создал и возглавлял. Этим приказом я был назначен директором — главным конструктором ОКТБ «Орбита» при НПИ.

Через два года после создания ОКТБ «Орбита», в январе 1975 г., я был приглашен в Кремль в Военно-промышленную комис­сию, где мне сообщили, что в настоящее время рассматривается вопрос о серьезном развитии тренажерной базы Центра подго­товки космонавтов имени Ю. А. Гагарина (ЦПК имени Ю.А. Гагарина). Мне было сообщено, что ВПК рассматривает ОКТБ «Орбита» при НПИ как одного из кандидатов, которому может быть поручено решение этой важной государственной задачи и что на следующий день я должен встретиться в Звездном город­ке с начальником ЦПК имени Ю.А. Гагарина, летчиком-космонавтом СССР, дважды Героем Советского Союза Георгием Береговым, его первым заместителем — летчиком-космонав­том СССР, дважды Героем Советского Союза Андрияном Николаевым и летчиком-космонавтом СССР, дважды Героем Советского Сою­за Павлом Поповичем.

20 января 1975 года я впервые переступил порог проходной Звездного городка в Под­московье и оказался в рабочем кабинете начальника ЦПК имени Ю.А. Гагарина — Ге­оргия Берегового. Состоялась обстоятельная беседа, в процессе которой более детально была сформулирована задача создания новых тренажеров для подготовки космонавтов.

На заключительной встрече с Г. Береговым, А. Николаевым и П. Поповичем я почувство­вал, что космонавты благожелательно отно­сятся и ко мне, и к коллективу ОКТБ «Орбита» при НПИ, что у них нет разочарования от на­шей встречи. Это следовало, в частности, и из вопроса ко мне Георгия Тимофеевича: «Так Вы беретесь за создание тренажеров для под­готовки космонавтов, которые должны быть лучше тех тренажеров, которые Вы только что видели, которые позволяли бы еще более ка­чественно готовить космонавтов к полетам в Космос?». Я попросил дать мне две недели для размышления и подготовки ответа на его вопрос. Он согласился с моей просьбой, улыбнулся хорошей, доброй, отеческой улыбкой и сказал, что ждет меня в ЦПК имени Ю.А. Га­гарина через две недели.

При следующей моей встрече с Г. Берего­вым в ЦПК имени Ю.А. Гагарина, ровно через две недели, я дал положительный ответ. Об этом Г. Береговой сообщил в ВПК, там согла­сились с его мнением — иметь партнером по созданию новой тренажерной базы ЦПК имени Ю. А. Гагарина ОКТБ «Орбита» при НПИ. И с этого времени началась очень серьезная, трудная и ответственная работа коллектива ОКТБ «Орбита» (которое с 1993 года стало на­зываться ООО «Центр тренажеростроения и подготовки персонала» (ЦТиПП)) в области космического тренажеростроения.

В этом году Центр тренажеростроения и подготовки персонала и ЦПК имени Ю. А. Га­гарина отмечают 42-летие совместной рабо­ты. За это время Центр тренажеростроения и подготовки персонала превратился в крупную инновационную компанию. С первого дня своей работы он является головной организацией в России по созданию космических тренажеров, тренажерных комплексов, и это лидерство никому в течение 42-х лет не усту­пал. Можно сказать, Центр тренажеростро­ения и подготовки персонала и ЦПК имени Ю.А. Гагарина с первого дня сотрудничества находятся на одной орбите.

Центром тренажеростроения и подготовки персонала создано для ЦПК имени Ю.А. Гага­рина четыре поколения тренажерных ком­плексов для выполнения пяти национальных и международных программ пилотируемой космонавтики: «Долговременная орбиталь­ная станция «Салют»; «Орбитальный комплекс «Мир»; «Программа «Мир-Шаттл»; «Програм­ма «Мир-НАСА»; «Международная космическая станция» (МКС).

В состав этих комплексов вышли более 30 комплексных и специализированных трена­жеров, которые созданы в нашем Центре. Это позволило на их базе подготовить в ЦПК име­ни Ю.А. Гагарина 200 экипажей российских космонавтов и зарубежных астронавтов.

Доля разработанных и созданных в Центре тренажеростроения и подготовки персонала космических тренажеров составляет 80-90%, то есть в России наш центр занимает подавля­ющую часть сегмента рынка космических тре­нажеров, тренажерных комплексов и других

технических средств подготовки космонавтов в ЦПК имени Ю. А. Гагарина.

Коллектив Центра тренажеростроения и подготовки персонала удостоен высоких государственных наград — Государственной премии СССР (1987 г.) и Государственной пре­мии Российской Федерации в области науки и техники (2004 г.). Двенадцати сотрудникам нашего Центра присвоено звание «Заслужен­ный создатель космической техники».

Да, в нашей стране не так много, как хо­телось бы, научно-, конструкторско-технологических фирм, которые успешно работали бы в области научно-технологического пред­принимательства. Это объясняется тем, что их функционирование сопровождается боль­шими рисками, процесс трансфера научного знания в инновационный продукт длительный и требует немалых финансовых инвестиций. Как правило, потребители инновационной продукции, технологий хотят получить инно­вационный продукт сейчас и не соглашаются ждать то время, которое требуется для полно­го цикла инновационного процесса. Добавлю, развитие научно-технологического предпри­нимательства в нашей стране тормозиться невосприимчивостью экономики.

— В России много говорят об инно­вационном пути развития, но воз и ныне там. В чем, на Ваш взгляд, причина?

— Инновационный путь развития эко­номики не появится сам по себе, его нужно выстроить и включить в число приоритетов государственной политики России, нужно кропотливо воспитывать у россиян иннова­ционное мышление, инновационную культуру, инновационный менталитет и терпение в ре­шении любых проблем до конца.

В основу инновационной экономики должны быть положены новые фундамен­тальные научные знания, инновационные технологии, созданные с их использованием, и высококвалифицированная рабочая сила всех уровней, подготовленная на базе этих фундаментальных научных знаний. Это — три родника, которые призваны постоянно и обильно питать инновационную экономику. Если хотя бы один из этих родников будет не­достаточен, то не будет на практике никакой инновационности.

Важно, чтобы в стране, в ёе регионах бы­ли созданы условия, подготовлены людские ресурсы к тому, чтобы умело распоряжать­ся фундаментальными научными знаниями, разработками для создания инновационной продукции.

Инновационная экономика диктует необ­ходимость вовлечения в эту деятельность большинства населения страны или региона, которое способно поставить на «поток» прев­ращение новых знаний в нововведения. По этому поводу профессор Калифорнийского университета Пол Ромер сказал: «Супер-идея XXI века будет принадлежать той стране или региону, которая (который) найдет наилучший способ передачи новых знаний в экономику».

Подчеркну особо, что богатство страны, эф­фективность современной экономики опре­деляются не столько самыми инновационны­ми технологиями, не столько способностью общества непрерывно генерировать научные знания и технологии, сколько в умении пере­давать их в экономику, быстро превращать их в нужные потребителям продукцию и услуги. В подтверждение этого приведу слова бывше­го президента японской фирмы «Сони» Акио Мората: «Главная причина экономической мо­щи Японии состоит не в том, что она приобре­ла результаты зарубежных фундаментальных исследований. Эта причина в том, что Япония нашла путь создания продукции на основе этих результатов».

Вот она — простая, но чрезвычайно труд­но реализуемая формула экономического превосходства страны! Всего-то требуется уметь превратить фундаментальные, научные знания, патенты, технологии в коммерческий продукт! А это достигается инновационной деятельностью людей, их высокой творческой активностью.

Все мы прекрасно понимаем, что путь России к инновационной экономике будет далеко не легким. Для этого требуются иное законодательство, иная система образования, иная профессиональная система подготовки и переподготовки кадров, обеспечивающая формирование специалистов, для которых творчество — философия жизни, образ жизни. Необходимо стимулировать и ученых, и биз­нес разрабатывать и производить инноваци­онную продукцию, внедрять инновационные технологии. Но этот путь нам необходимо пройти, и идти по нему мы должны с большей скоростью, чтобы хотя бы на шаг быть впе­реди других стран, иначе России не попасть в число передовых, инновационно развитых государств.

Вот почему для России одной из актуаль­нейших задач, связанных с переводом эко­номики на инновационный путь развития, является задача формирования инноваци­онного менталитета нации. Необходимо пра­ктически решить проблему — соединения колоссального интеллектуального, научного и кадрового потенциала народа с огромными природными ресурсами, что в совокупности и обеспечит достойную жизнь граждан Рос­сии. В стране, богатой интеллектуальными и природными ресурсами, должны быть бо­гатыми люди.

— Какие мероприятия в 2017 году Вы планируете в Международной академии наук высшей школы, президентом кото­рой являетесь?

— В текущем году Международной акаде­мии наук высшей школы (MAH BШ) исполняет­ся 25 лет со дня ее основания.

МАН ВШ на протяжении 25 лет своей ак­тивной деятельности в области образования, науки и культуры достигла хороших результа­тов. Главное, она никогда не была пассивной общественной организацией, безразличной к тому, что происходило в России, в странах СНГ в сфере образования, науки, культуры, технологии и экономики. Она предлагала свою концепцию, свои подходы, в частности, к реформированию систем образования на Евразийском пространстве.

Академия жестко оппонировала Минобр­науки России в отношений механического объединения университетов с другими вузами, потому что в результате такого объедине­ния они теряют не только свой юридический статус, но и свою индивидуальность, свой дух, свою ауру. Неизбежно рушатся научные шко­лы, традиции, на этом обрывается история. Человек без души — это робот. Университет без них — это тривиальная «контора», которая играет роль университета, не являясь им по существу.

MAH BШ высказывала свое негативное от­ношение к массовой, авральной смене рек­торского корпуса, в результате которой на смену ученым, педагогам, воспитателям, но­сителям лучших традиций российских вузов, настоящим интеллигентам, пришли ректоры, которые нередко не имели никакого отноше­ния к науке, образованию, педагогике. Это — менеджеры, которые раньше занимались биз­несом. Наверное, руководству Минобрнауки России, да и новым «сменщикам» ректоров, казалось, что вузами можно управлять так же, как обычной фирмой, но это оказалось далеко не так. Замена ректоров вузов менеджера­ми — это сильнейший удар не только по выс­шей школе, но и по всей системе подготовки кадров страны.

Академия постоянно и настойчиво высту­пала против сокращения сроков обучения студентов вузов с пяти до четырех лет; введения ЕГЭ; сокращения в вузах ППС; разрыва вузов с производством, социальными инсти­тутами, научными учреждениями; сокращения в вузах объемов научно-исследовательских работ; вложения финансовых средств не в со­вершенствование образовательного процес­са, а в решение надуманных, неактуальных организационных проблем в высшей школе.

Давая оценку деятельности МАН ВШ в связи с ее 25-летием, действительный член Академии, президент Узбекского отделения МАН ВШ, бывший министр высшего и средне­го специального образования Узбекистана, профессор А. Салимов, отмечает: «Итоги де­ятельности МАН ВШ показывают, насколько судьбоносным и прозорливым шагом была ее организация, позволившая создать уникаль­ную систему развития образования не только в России, но и в других странах. Академия всегда твердо и принципиально выступала против надуманных, научно не обо­снованных реформ. Она всегда была и есть в авангарде борьбы за чистоту высшего об­разования».

Действительный член МАН ВШ, бывший министр образования Республики Беларусь, президент Белорусского отделения МАН ВШ, председатель Совета по сотрудничеству в области образования государств — участников СНГ В. Стражев пишет: «В вузах Респу­блики Беларусь хорошо известна та роль, которую играет МАН ВШ в формировании и укреплении Единого образовательного пространства стран СНГ, в развитии контак­тов и научного сотрудничества между учены­ми. Этому способствует ежегодное проведе­ние академических чтений, многочисленных научно-практических конференций, общих академических собраний, а также активное участие МАН ВШ в законотворческой дея­тельности в Межпарламентской Ассамблее государств СНГ».

В текущем году МАН ВШ и ее националь­ные и региональные отделения проведут торжественные собрания, посвященные четверть вековой юбилейной дате со дня ее создания, очередные академические чтения и научно-практические конференции. Это позволит выработать новые предложения Академии по сотрудничеству в области об­разования и науки с органами управления образованием и науки России и государств — участников СНГ, Межпарламентской Ассам­блеей государств СНГ, национальными пар­ламентами стран СНГ.

 

На снимке: Валентин Шукшунов.

Комментарии (0)

Добавить комментарий