Сегодня: 29 июля 2017, Суббота

О людях…

Я люблю свой  город. Неприбранный и праздничный, весенний и осенний, старинный и современный — любой. Я прощаю ему всякие случайные несуразности, досадные каверзы и не-должные гримасы жизни, которыми он нередко испытывает своих жителей.  Но не могу и не хочу простить отдельных, населяющих его граждан, потерявших  совесть и чувство меры и возомнивших себя в моем, нашем общем городе единовластными хозяевами, которым никто не указ. В прошлом веке таких субъектов  справедливо и емко называли куркулями, вкладывая в это понятие все смыслы слов-синонимов, которые предлагают отечественные словари. Куркуль — значит стяжатель, шкурник, скряга, рвач, кулак, от которого окружающим людям ждать хорошего не приходится.5,119

А теперь к конкретике. Знаете, что-то неблагополучно в нашем Новочеркасском королевстве. Развелось в нем мелких царьков-корольков немерено, и всяк норовит хоть клочок городской земли незаконно прижучить. Пример? Да запросто! Случилось недавно идти по улице Грекова — по кварталу между пр. Платовским и ул. Комитетской. И вот  с изумлением вижу — у дома № 32 тротуар, предназначенный для пешеходов, элементарно огорожен зеленой пластиковой сеткой, закрепленной на  капитально забитых металлических столбиках. Внутри импровизированной,  «личной» грядки колосятся на радость  здешних хозяев-захватчиков травы и кустики. Понятно, что данный отъем городской территории осуществили не какие-то там залетевшие с Альфы-Центавры инопланетяне, а вполне  реальные местные земляне из неизбывного рода куркулей.  О пешеходах, для которых предназначается тротуар еще со времен создателя Новочеркасска М.И. Платова, никто не озаботился. Подумаешь, невидаль, по проезжей части пусть идут, небось, не переломятся.  И не важно таким хозяйчикам, что по мощеной булыжником дороге носятся машины, а прохожими могут быть как старушка, едва передвигающая ноги (а дома сиди, старая!), так и молодая мамочка с коляской, где безмятежно чмокает младенчик. Значит, они будут подвергаться возможному наезду транспорта. А кто виноват  в возможном несчастном случае? Куркуль с улицы Грекова. Или с любой другой, где существуют аналогичные ситуации.

Но продолжим нашу прогулку. Обойдя этот фрагмент  прихватизированной пешеходной зоны по дороге, возвращаемся на тротуар. Ба! Да здесь, похоже, живут совсем другие люди, думается мне, едва я вижу у старинного ухоженного особняка под номером 34 вместо траченного временем тротуара аккуратно уложенную светленькую плитку. Она организует пространство между кирпичной стеной дома и ухоженным палисадничком.  Надо же, какие в доме живут люди, радуюсь я, постарались и для себя, и для других. Но позитивная мысль гибнет на корню от резкого визгливого крика какой-то неприятной тетки, возникшей у дома внезапно, как черт из табакерки.  Полное ощущение, что она сидела где-то в засаде и поджидала   жертву.

— Чего тут ходитя, чего вам тут всем надо?! — вопила она, грозно размахивая грязным веником.  — Будто   для вас мы  тут плитку клали, тратились!

Пришлось вступить в диалог.

— А что же вы думаете, конечно, вы постарались не только для себя, но и для других людей, — сказала ей я.  — Тротуар  перед домом на городской земле.

— Еще чего!- возмущенно заорала скандальная особа.- Вон идите по дороге! А еще раз тут пройдете, я вам!! — И она недвусмысленно потрясла в воздухе своим веником.

Ну, ладно, может просто человек неадекватный, нездоров на голову, или весеннее обострение еще не прошло. И больше подобных случаев не будет. Но и дальше по  тротуару улицы Грекова было не разгуляться. Несколько автовладельцев, умышленно заехав на территорию тротуаров,  столь близко подогнали к заборам и домам свои машины, что надежду даже протиснуться между металлическим корпусом «железных коней» и стенами строений можно было оставить навсегда. Я вынужденно свернула на проезжую часть, где повстречалась с молодой жительницей  ул. Грекова, катившей прямо по дороге детскую коляску с ребенком. Надежда Куликова рассказала, что прогуливаться с пятимесячной дочкой Катюшей ей все время приходится именно по опасной проезжей части, так как сладить с местными куркулями, помнящими только о себе, нет никакого сладу.

— Конечно, очень бы хотелось, чтобы  машины не ставили на тротуарах, чтобы был  безопасный проход по пешеходной части улицы, — высказала свое пожелание Надежда. — Но разве  до наших людей достучишься? — безнадежно добавила она.

Ах, если бы такая грустная ситуация развернулась только на одной улице. Может, легче бы было все исправить. Но  подобных мест, увы, предостаточно. Прогуляйтесь по родному  городу — не только по его центральным  проспектам, но и по окраинным улицам, спуститесь в низовку — примеров самозахвата  территории пешеходных дорожек — масса.  На ул. Маяковского — ниже Никольской и на ул. Комитетской — ниже Октябрьской,  на ул. Орджоникидзе — ниже Кавказской и на самой ул. Кавказской… Город-ской власти до  этого, похоже, дела  нет (руки не доходят?), а ведь какая статья дохода — не полениться и собрать в городской бюджет штрафы за захват городской пешеходной зоны.  Причем, если у одних, так сказать, рачительных куркулей, захваченная  территория хотя бы засажена всякой всячиной, у других мало того, что загорожена от  людского прохода, так к тому и загажена разной дрянью. Нормальным соседям с такими неприятными и притом всегда, уверяю, наглыми, хамовитыми и скандальными оккупантами справиться уже невозможно. И идут очередные бедолаги по проезжей части, уворачиваясь от автомашин, обрызгиваемые грязью, обсыпанные пылью, кляня неистребимое племя отечественных куркулей, а заодно равнодушное попустительство представителей городской власти. Именно оно вскармливает такую безнаказанность и наглость.

Хотя даже новочеркасские дети знают прописную истину, не говоря уж об уважаемых отцах города, что городские тротуары для того и отделены бордюрными камнями от проезжей части, чтобы по ним, тротуарам, без опаски ходили прохожие. Земля под тротуарным покрытием, соответственно, муниципальная и принадлежит городу, а значит всем нам.  И те, кто ее захватывает в личных целях, перекрывая людям проход, нарушают сложившийся порядок вещей и общественные правила и должны быть  соответствующими городскими структурами предупреждены, а затем и наказаны. Думается, ощутимые штрафы, уплаченные нарушителями, не только облегчат их кошелек, но и просветлят мозги. А общественные тротуары  вновь станут свободными  от оккупации и вернутся к своим прямым обязанностям — служить людям.

 

… И о собаках

Кто не слышал расхожей фразы — спустить всех собак? И в прямом, и в переносном  смысле тому, на кого их спускают, удовольствия, скажем так, ни малейшего. Но если еще возмущение начальства можно перетерпеть —  поругает, но все же не покусает, то негаданная встреча со сворой вольных городских шавок и барбосов ничего доброго уж точно не сулит. И ладно бы только окраины Новочеркасска и его низовка, хотя почему — ладно? И там живут люди, ходят на работу и с работы, гуляют детишки, носят почту почтальоны. Им также совсем не обязательно встречаться с чьей-то недоброжелательно рычащей жучкой, отпущенной нерадивым хозяином на вольные хлеба.  А когда таких псов несколько, они, чувствуя себя силой, идут уже в многолюдные места — в центр города: к базару, к собору, где ведут себя, как и положено беспредельщикам — кто не понравился им — облают, кинутся, могут напугать, покусать. Заодно и нагадят, где вздумается их собачьим мордам. Чьи это собаки, кто за них в ответе? Если у них имеются хозяева, они должны держать своего четвероногого друга на цепи или поводке. Иначе нам такой пес — не друг.  Если же хозяйского догляда за животными нет и не предвидится, должны за город и его жителей вступиться соответствующие службы по отлову и определению дальнейшей судьбы бесхозных бобиков и шариков.

Потому что ну на что это похоже, когда белым днем на Соборной площади  шляются несколько драных псин, гоняя голубей и детей, а затем у памятника Ермаку  валяются, вальяжно раскинувшись на согревшемся под солнцем мраморе. А когда  приспичит, задирают лапу, хамским образом окропляя фрагмент монумента Примирению и Согласию — красноармейскую буденовку и винтовку.

Не правда ли, достойная пища для впечатлений о нашем городе для гостей казачьей столицы?  А сколько «добрых» слов адресовано его мэру от жителей Новочеркасска, где царят такие свободные собачьи нравы. Не пора ли и в самом деле власть употребить ко всем нарушителям — как к двуногим, так и четверолапым? Ну, назрело уже, правда.

 

Лариса Лиховидова.

Фото автора.

 

От «ЧЛ». Наша редакция всегда заступалась за собак – против их жестокого уничтожения на глазах у «старых и малых» горожан. Но в этом году у своих коллег в других СМИ мы вычитали информацию о том, что в Новочеркасске бездомных собак решено спасать, потому что лечить их оказалось выгоднее, чем отстреливать (такая вот экономика!). Словом, департамент ЖКХ и благоустройства города выделил более 2,5 миллионов рублей на отлов и содержание бездомных собак. В приюте их будут лечить, кормить и искать новых хозяев в течение 10 дней (если новый или старый владелец не будет найден — животное усыпят). Финансовой поддержки хватит на спасение почти 1000 животных. Таким образом, помощь одному четвероногому обойдется, примерно, в 2500 рублей – при том, что отстрел 1 особи стоит более 4000 рублей.

Остается надеяться, что деньги будут выделены не на бумаге, а на деле, а еще – что найдутся добрые горожане: не пройдет и десяти дней…

 

Комментарии (0)

Добавить комментарий