Сегодня: 29 июля 2017, Суббота

«Я, Донской казак по фамилии Ананьев Виктор Николаевич, 1923 г.р., замерзаю возле станицы Заплавской. Ранен в ногу. Подомной убили мерина «Серко». Немцы ведут огонь с бугра, но восходящее солнце слепит их и они мажут. У меня осталось две обоймы. Я щас дышу вруки и слюнявя карандаш, пишу энти слова. Может хто прочтет и передаст мой последний привет моей маме Агрофене что на хуторе Красный. С пролетарским приветом боец Красной армии Виктор 9.02.1943 г.»

*     *     *

Эта «памятка» (орфографию и пунктуацию сохраняю) дошла до Аграфены Ананьевой, и она, с сердобольными подругами, помолилась перед иконами о ниспослании Царства Божьего убиенному воину Виктору. Но велика милость Божия, и казак Виктор выжил! Его, потерявшего сознание, спасли товарищи, доставив в станицу Багаевскую. Увы, спасти ногу не удалось, от недостатка кровоснабжения и обморожения началась гангрена. Чтобы спасти Виктору жизнь, хирургам пришлось пожертвовать его ногой. Но все-таки, все-таки, представьте себе радость матери, когда сын живой, пусть на костылях, вернулся в родной курень!

*      *     *

Весна 1984 года. Бригада братской Республики Болгарии что-то строит между хутором Красный и станицей Старочеркасской. Я, молодой водитель автомобиля ГАЗ-53, доставил груз в их стройгородок. Время было обеденное, и я, пообедав в столовой, вышел погреться на солнышке. И тут ко мне подошел «старик» и со словами: «Не угостишь сигареткой?» подсел рядом. Разговорились. И он поведал мне эту историю. Фамилия у «старика» была то ли Сломов, то ли Слопов, то ли еще как? Точно не помню. Но как запомнил эту историю, так и передаю!

Я не просто взял слово старик в кавычки. Сейчас мне, скорей всего, лет больше, чем ему тогда, а я себя стариком не считаю. Вот так время может учить нас уму-разуму.

Андрей Степной.

 

Комментарии (0)

Добавить комментарий