Сегодня: 17 декабря 0446, Понедельник

ВМЕСТО ПОЗДРАВЛЕНИЯ

От меня ушел муж.  Просто и банально: уехал в командировку, а вернулся на заранее запасенную съемную квартиру.  И об этом не стоило бы, наверное, писать, если бы дело было только личное. Но начало нашей семейной жизни, так же, как и ее конец, прочно связаны с предприятием, судьбами полутора сотен людей. 25 лет назад мы с Владимиром Ивановичем Надтокой создали семью, тогда же родилось малое предприятие «ВНИКО». Семьи уже нет. Хотелось бы, чтобы «ВНИКО» осталось.

Я обещала коллективу, что, несмотря на наши семейные проблемы, не предприму никаких действий, которые были бы в ущерб предприятию. Я хотела бы обратиться к коллективу еще раз, рассказать о происходящем сегодня. Но по указанию моего еще юридически мужа мой компьютер отключен от файлового сервера, и я не могу положить всем в папки свое сообщение. Я не могу собрать собрание коллектива, потому что даже производственное совещание, проведенное мной, квалифицировано супругом – гендиректором как «несанкционированное собрание», за что мне впервые за 36 лет трудового стажа вынесено дисциплинарное взыскание.5-Такая-была-семья

Поэтому я сегодня пишу об этом в газете. Мы с Владимиром Ивановичем — известные люди в городе. И я не хочу слухов и трепа, расскажу все, как есть. А еще – проблема выходит за рамки одного предприятия и одной отдельно взятой семьи. И причиной тут не столь новая любовь седовласого шефа, но и тоталитарная секта, в которую он вляпался. И эти страницы жизни, к сожалению, тоже уже стали историей ООО НПП «ВНИКО», юбилей которого собираются отмечать 12 февраля. Грустный юбилей, в коллективе его зовут «пляски на костях»: не все, конечно – перспектива сходить в ресторан бесплатно привлекает…

ВСЁ  ЭТО  БЫЛО…

… В августе 1990 года мы небольшой компанией сидели в однокомнатной квартире в доме по ул. Щорса, 83, где жили тогда с Владимиром Ивановичем. И до ночи придумывали название фирме, которую хотели создать. Время было сложное, перестроечное. И несколько политехников решили заняться бизнесом: не продажей тряпок, а внедрением научных разработок в производство. Мой организм мозгового штурма не вынес, на каком-то часу придумывания я заснула. А утром узнала, что детище назвали «ВНИКО». Любопытно, что уже 25 лет никто не может расшифровать это слово! Даже сами его изобретатели! Вариантов – множество. «ВНедрение И КОммерция», «Владимир Надтока Иван (брат) Красников (друг и коллега) О — ?».

21 декабря 1990 года горисполком Совета народных депутатов г. Новочеркасска утвердил решение о создании малого предприятия. Это потом оно стало большим и известным, превратилось в Общество с ограниченной ответственностью – научно-производственное предприятие. А пока оно не имело даже своего помещения. Интересно сейчас читать первые приказы, фамилии первых работников: директор – Надтока В.И., заместитель директора – Хмеловский А.И., главный инженер – Надтока И.И., заместитель директора по научной работе – Быкадоров В.Ф., научный консультант – Платонов В.В., экономист – Надтока Е.М…

Даже не верится, что прошла уже четверть века. А я помню, как начисляла первую зарплату, получив уроки бухучета у знакомого бухгалтера. Как по десять раз перепечатывала на машинке под копирку платежки, как не проходили подписи директора в Новочеркасском коммерческом банке и приходилось бегать туда пешком по несколько раз в день. Как я делала первый баланс, на листике: слева – дебет, справа – кредит…

Мой отец, профессор гидрохимического института, помог с помещением: «ВНИКО» арендовало одну комнату, потом еще одну, а в результате три в одном из корпусов института. Моя подруга Вера сделала там небольшой ремонт, наклеила самые дешевые купленные на рынке обои. Первый банкет по случаю новоселья прошел на огромном старинном столе, подаренном моим отцом директору «ВНИКО» — моему мужу Владимиру.

Предприятие росло, уже были хорошие газпромовские договоры. Неплохие зарплаты, другие успехи и радости. Мне доставались больше темные стороны жизни фирмы.

В 2004 году после налоговой проверки «ВНИКО» попало в ситуацию просто аховую. Сегодня, вспоминая то, что было тогда, мне просто не верится, что мы из нее вышли. Да еще победителями!

Тогда предприятию предстояло заплатить доначисленные налоги – более двух с половиной миллионов. Таких денег у фирмы просто не было! Следом завертелась машина: было возбуждено уголовное дело на гендиректора В.И. Надтоку и главного бухгалтера, возбуждено административное производство. Налоговая инспекция отказала в регистрации предприятия по другому адресу. Плюс В.И. Надтоку как руководителя дисквалифицировали на год. Началась процедура банкротства предприятия. К тому же налоговая инспекция постоянно приостанавливала движения по счетам «ВНИКО», выставляла инкассовые поручения.

Я никогда не читала столько, как тогда: КоАП, Налоговый кодекс, Уголовный кодекс, уголовно-процессуальный, закон о милиции, закон об оперативно-розыскной деятельности… Я наперед знала шаги, которые предпримут оперативники. И когда утром к нам домой пришли с обыском, у меня был наготове ксерокс и я проводила ликбез с сотрудниками милиции, не знавшими, чем отличается обыск от выемки. Потом были бесконечные допросы (заранее продумывался каждый ответ для Владимира Ивановича), почерковедческие экспертизы, очные ставки…

Я не буду преувеличивать мои заслуги, но и преуменьшать их не буду. Налоговым делом в арбитражном суде занимался прекрасный ростовский адвокат И.Ю. Мозговой, которого нашла я. Занимался вместе со мной – я с бухгалтером готовила ему все документы, таблицы. Со второго захода (проиграли – обжаловали – вернули на новое рассмотрение – выиграли и утвердили решение в ФАС в Краснодаре) мы победили налоговую инспекцию. Решающим аргументом стало решение Высшего Арбитражного суда, которое нашла я – его не знали еще ни адвокат, ни судьи.

Дисквалификацию гендиректора отменил областной суд по моей жалобе.

У мирового судьи я добилась прекращения административного дела, возбужденного в отношении В.И. Надтоки. Я выиграла в арбитражном суде дело по отказу налоговой инспекции регистрировать фирму по новому адресу. Я вела дело по банкротству предприятия, и в январе 2007 года процедура банкротства была прекращена.

Но своей главной заслугой я считаю прекращение уголовного дела. Адвокат только подписывал ходатайства, сочиненные мной. Я анализировала и разваливала эпизод за эпизодом – всего в обвинении их было 10. Муж и его бухгалтер обвинялись по ст. 199 ч. 2 УК и ст. 327 ч. 1: уклонение от уплаты налогов или сборов с организаций путем включения в налоговую декларацию или подобные  документы заведомо ложных сведений, совершенное группой лиц по предварительному сговору, и подделка официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, в целях его использования. Сроки «светили» реальные и большие. В результате моих трудов следователь С.М. Акулевич предложил моему мужу переквалифицировать 2-ю часть 199-й статьи на 1-ю и прекратить дело по истечению срока давности. Владимир Иванович согласился, а зря: я бы пошла до конца.

«Почему вы не работаете по специальности?» – спросил меня тогда Акулевич. – Как не работаю? – удивилась я. – Я в газете уже почти 30 лет». «Я имею в виду – по юридической» — «А у меня ее нет…».

Кстати, в это же время было возбуждено уголовное дело против меня – по заявлению мэра А.П. Волкова. Я обвинялась в его оскорблении. Увы, мне было не до этого: занималась делом мужа. В результате он оказался чист, а я получила обвинительный приговор и судимость. К слову, я только через 2 (!) года смогла рассчитаться с адвокатом, который меня защищал – у меня просто не было денег. Я не работала тогда во «ВНИКО» — только в газете с копеечной зарплатой.

Еще через несколько лет, когда я уже работала на этом предприятии, после новой проверки ИФНС, «ВНИКО» оштрафовали на 8,5 млн рублей. Мы судились и выиграли этот суд! Не я одна, с помощью экономистов Э.Г. Журавлевой и В.И. Пряжниковой. А потом придумала, как вернуть из федерального бюджета не только уплаченную сумму штрафа, но и деньги сверх того – за неправомерное его взыскание.

Еще прошло время, и я не дала остановить стройку жилого дома на ул. Поворотной (борцам с мэром-коммунистом А.И. Кондратенко очень этого хотелось): не буду делиться секретами; не дала «содрать» с фирмы полумиллионный штраф.

Дважды я в суде добивалась возврата водительских прав В.И. Надтоке.

И много чего еще было за эти годы.

Конечно, «я», «я», «я» — была не одна. Никогда не забуду такой случай.

Я «дала в штангу» — ошиблась со сроком обжалования решения налоговой инспекции. И оказалось, что отправлять жалобу нужно сегодня, до конца дня, а не послезавтра. Жалоба-то была почти написана, но горы приложений еще не были готовы. Я не отрывалась от компьютера, а на помощь тем временем пришли все: плановики, бухгалтера, секретарь, водитель. Я писала, они копировали. И вдруг я поняла, что рабочий день давно закончился, но никто не уходит, хотя я никого не просила! И мы успели – отправили за несколько минут до закрытия почты!

На следующий день я купила бланки благодарственных писем и подписала их всем моим помощникам. Думала: так, бумага – посмотрят, выбросят. И была поражена, что люди вставили их в рамочки и повесили на стенку… Спасибо, мои хорошие!

После нашей победы над налоговой инспекцией в 2006-м году адвокат И.Ю. Мозговой написал мне: «Уважаемая Елена Михайловна! Я советую Вашему мужу выгнать всех приглашенных адвокатов и взять на работу Вас». Я решила прийти во «ВНИКО» сама, что и сделала в 2008 году, став заместителем генерального директора по правовым и кадровым вопросам. Создала полноценные юридический отдел и отдел кадров.

И все было хорошо. Фирма росла и процветала, завоевывала всякие звания, призы и дипломы, занимала высокие места в рейтингах. Генеральный ездил по заграницам и сидел на важных совещаниях, создавал новые структуры, возглавлял комитеты и комиссии. Встретился как-то с Путиным. Баллотировался в мэры…

ЛЮБОВЬ  ЗЛА

Все резко изменилось в этом году.

В августе мы с мужем съездили в Белоруссию, прекрасно там вдвоем отдохнули. А когда вернулись – и началось.

В июне к нам на работу попросилась (напрягитесь, НЭВЗ и ВЭлНИИ!) Попович Галина Викторовна. В феврале прошлого года она была уволена с НЭВЗа по соглашению сторон, плакалась, что не может найти работу, прислала солидное резюме, принесла хорошую характеристику. Галина оказалась моей старой знакомой: когда-то в советское время она была моей пионеркой. Взяли Попович сначала в отдел маркетинга, а в августе перевели на должность помощника генерального директора.

Галина Попович

Галина Попович

Осенью по «ВНИКО» поползли слухи: что-то там у них с шефом происходит. Я отмахивалась: Попович замужем, мой муж – человек порядочный. А тут еще сам Владимир Иванович стал ко мне предельно внимателен, говорил: «Ты много работаешь, давай посидишь дома, за ту же зарплату. Или придумай себе какую-нибудь должность спокойнее».

Все разрешилось совершенно банально. 30 ноября я стала свидетелем истерики Галины Викторовны в кабинете Владимира Ивановича. Через две закрытые двери на всю приемную неслись крики Попович: «Я на тебя четыре месяца потратила, а ты до сих пор ее не уволил!».

Поздно вечером, когда уставший от трудов праведных муж с честным видом пришел с работы, я поделилась услышанным. На следующий день он уехал в командировку в Москву и больше домой не вернулся.

Не хочу оценивать выбор генерального директора в плане личном, а в профессиональном придется.

Первым забил тревогу помощник генерального директора по безопасности В.В. Прохненко. Еще в сентябре он писал В.И. Надтоке служебную записку о, мягко говоря, неэтичном поведении Г.В. Попович в отношении других работников «ВНИКО». Он навел справки на предыдущих местах работы Галины Викторовны, там подтвердили: подобный «стиль» общения ей присущ. К слову, и я недавно встречалась с бывшими коллегами Попович, услышала то же плюс еще много других очень странных вещей. А еще слова соболезнований: «Как же вы ее приняли?!!».

25 декабря обращение к генеральному директору подписали уже 22 работника «ВНИКО» из руководящего состава: заместители гендиректора и технического директора, начальники подразделений.

«Поведение данного лица при исполнении ею служебных обязанностей компрометирует Вас как генерального директора фирмы и все ООО НПП «ВНИКО» в целом, — писали они. – Попович Г.В. ведет себя исключительно по-хамски по отношению к работникам предприятия».

Подписавшие обращение работники, кому по долгу службы приходится контактировать с Галиной Викторовной, требовали расторжения с ней трудового договора по соглашению сторон, указывая на такие моменты ее «бурной» деятельности, как: непрофессионализм, постоянное нарушение приказов, распоряжений, стандартов системы менеджмента качества; подчеркивание своей приближенности к генеральному директору, бравирование и манипулирование этим; провоцирование конфликтов, невоспитанность, несоблюдение принципов деловой корпоративной этики.

«Наше предприятие сейчас находится в сложной ситуации, — обращались работники к генеральному директору, — и дальнейшая эскалация конфликта может послужить развалу фирмы и приведет к потере работы более чем 150-ю работниками. Присутствие в ООО НПП «ВНИКО» в настоящее время Попович Г.В. не служит во благо стабилизации, а, напротив, усиливает напряженность и создает провокационные моменты».

В.И. Надтока на это письмо  не ответил.

Несколько слов о сложной ситуации. Развод (а как тут без этого?) – всегда дело серьезное. А у нас речь идет еще и о разделе имущества, в числе которого – ООО НПП «ВНИКО». В.И. Надтока – владелец 100%, я, по Семейному кодексу, могу претендовать на половину. Не желая развала «ВНИКО», я предложила супругу ввести новых учредителей (увеличив уставной капитал): несколько человек самых «ветеранистых», ключевых сотрудников, в их числе его брат – технический директор И.И. Надтока и я. Ответа нет.

Я предложила свой вариант раздела имущества, он ответил: вопрос о разделе со мной «ВНИКО» не рассматривается.

Я предложила заключить брачный договор, чтобы признать совместной собственностью дом, который мы строили вместе, и т.п. Ответа нет. Кроме одного: муж подал на развод.

Любопытно, но в этом деликатном деле он поступил не по-мужски, написав в исковом заявлении: «Причиной распада семьи явилось отсутствие взаимопонимания и наличие неприязненных отношений между нами». Был бы мужик, написал бы: «Я полюбил другую женщину — Галю».

А прежняя женщина, с которой у него вдруг сложились неприязненные отношения, всегда была поручителем по кредитам, которые брала фирма, — на многие миллионы. Кто теперь рискнет поручиться за новые? Да и дадут ли их банки в такой ситуации?

РАБОТАЕМ  ДЛЯ  ГАЛОЧКИ!

Сейчас «ВНИКО» в пору переименовывать в аббревиатуру «ВНИПО»: «Владимир Надтока И Попович». Гендиректор со своей помощницей постоянно запираются в кабинете, и оттуда, как из сбесившегося принтера, вылетают требования объяснительных и приказы о наказаниях. Галина Викторовна сочиняет и набирает текст, шеф подписывает. На такие вещи, как обязательное согласование документов в соответствии с утвержденным Положением фирмы, не заморачиваются. Людей наказывают даже за нежелание петь и плясать (очевидно, под дудку Попович). Так, во исполнение распоряжения гендиректора дать представителей в помощь оргкомитету по празднованию 25-летнего юбилея «ВНИКО» три отдела дали информацию, что участвовать в праздновании не будут, в связи с чем представителей не дадут (желающих нет, а обязать работников выполнять работу, не предусмотренную трудовым договором, запрещено). В результате три начальника – юротдела, отдела кадров и канцелярии — росчерком пера шефа над сочинением его помощницы лишены 100% текущей премии, равной 35% оклада. Какая-то шмакодявка, без году неделя во «ВНИКО», наказывает рублем кадровичку Т.Н. Юрьеву, проработавшую здесь 23 года!

Вообще подход к наказаниям избирательный. Этим же, юбилейным распоряжением, оргкомитету (в составе которого сами В.И. Надтока, Г.В. Попович и другие лица) поручалось до 31.12.2015г. подготовить план мероприятий к празднованию. Его, окончательного и утвержденного, нет до сих пор, как нет и списка лиц, кого планируют приглашать. План мероприятий был, например, в таком виде, где место проведения торжеств значилось: «Атаманский дворец, Комиссара Ржевского» (“ржала” вся фирма, ксерокопии друзьям дарят!). А в списке приглашенных переврано все, что возможно. Однако, несмотря на служебки гендиректору двух его замов, никто ответственности не понес.

А с ответственностью вообще теперь интересно. В мои должностные обязанности входит «Контролировать порядок оформления материалов о привлечении работников к дисциплинарной ответственности» и  «Руководить и контролировать работу подразделений предприятия по подготовке материалов о хищениях, растратах, недостачах, выпуске недоброкачественной, нестандартной продукции и некомплектной продукции, нарушениях действующего законодательства и об иных правонарушениях для принятия к работникам предприятия мер дисциплинарного воздействия и для передачи материалов (в случае необходимости) в следственные и судебные органы». Три моих служебки о нарушении, допущенных Галиной Викторовной, с ее объяснительными (очень она не хотела писать: «Я подчиняюсь только генеральному директору!») остались, конечно, без должной реакции. Зато было спешно выпущено распоряжение, которым теперь только лично генеральный директор решает, начинать ли процедуру привлечения к дисциплинарной ответственности. То есть нужно сначала писать ему служебку о нарушении чего-то кем-то, а он тогда скажет, можно ли с этого человека взять объяснительную. С Попович, понятно, «не можно».

Сейчас Галине Викторовне не понравились суммы премий, начисленных работникам в честь 25-летия «ВНИКО». Конечно, их рассчитывали с учетом трудового стажа на предприятии. Попович выпали кошкины слезки. Поэтому сейчас что-то меняется, корректируется… Планово-экономический отдел при деле…

Доносами Галина Викторовна не гнушается. Выходила она как-то через проходную и услышала, что кадровичка Юрьева забыла пропуск. И тут же служебку по инстанциям: и Юрьева такая-сякая, и вахтер. А оказалось, все правильно: люди – они живые, бывает, пропуска забывают. На этот случай на вахте журнал имеется: работников записывают и пропускают. У вахтера пожилого Сан-Саныча от наезда Попович давление поднялось, ему скорую помощь вызвали. А я потом в этом журнале нашла записи, что Галина Викторовна сама проходила без пропуска.

КРУГОМ  ВРАГИ

Странно, что врагом № 1 стала у господина Надтоки я. При этом я абсолютно не против большого и чистого чувства Владимира Ивановича к Галине Викторовне. Совет вам да любовь. И немножко ума. И смелости. И не надо было бы убегать из дома, скитаться по съемным квартирам. Можно было просто сказать: «Люблю другую. Прости» и по-честному разделить все, что нажито.

Меня сейчас откровенно выживают с работы. По указанию шефа отключили мой компьютер от файлового сервера. Целый детектив был разыгран, когда я вместе с секретарем приемной зашла вечером в незапертый кабинет бухгалтера. Мой «заход» был именован «несанкционированным проникновением», главбуха утром не пустили на работу, пока она не сообщила, что все сейфы и стулья на месте. Гендир сам просматривал записи с видеокамер, помощник по безопасности проводил расследование, мы с секретарем писали объяснительные…

Теперь меня пытаются поймать на «покидании» рабочего места без разрешения непосредственного руководителя – В.И. Надтоки. Поскольку рабочее место у меня предельно конкретное – комната № 203, письменно, заблаговременно прошу утвердить мне график посещения туалета, а то, если разрешение «непосредственного» задержится, придется мне не одну объяснительную писать.

На днях мне директор с помощницей объявили дисциплинарное взыскание – замечание за то, что я якобы проводила в рабочее время собрание работников, отвлекая их от выполнения служебных обязанностей.  Собрания я не проводила, а «законодатель местного пошиба» допустил при подготовке приказа столько ляпов и нарушений, что я потратила целый день, перечисляя их в исковом заявлении в суд. Кстати, трое лишенных премии начальников отделов («нелюбители» юбилея) тоже уже обратились в суд с заявлениями.

Отдельная история – попытки уволить помощника генерального директора В.В. Прохненко, посмевшего первым «поднять руку» на Г.В. Попович, написав в сентябре служебную о ее хамстве. Будет, видимо, скоро в суде и пятое заявление – Виктора Викторовича.

Последний поступок моего супруга уже ближе к подлости, чем к глупости. Все мы, его замы (да и он), пользуемся служебными машинами – сами за рулем. В пятницу мой «Форд» забрали якобы на профилактику, но потом не вернули, сообщив, что там что-то серьезное поломалось, нужно ждать до понедельника. А правда вся в том, что меня просто лишили машины. И не подумал заботливый папа, что я вожу на занятия в ЮРГПУ и часто обратно нашу с ним дочь, что у нее сейчас сессия, а живем мы далеко, аж за улицей Ветеринарной. А скорее – наоборот: он об этом как раз думал.

Так, что, видимо, мой любимый хочет оставить меня без всего. Дом, который мы строили вместе, например, оформлен на него, хотя пошли на его строительство, в частности, деньги от продажи квартиры моей бабушки, доплата за обмен «трешки» моих родителей на «двушку». Машину мою, двадцатилетнюю «шестерку», забрали за символическую цену во «ВНИКО», предоставив мне тот самый «Форд», который на днях отобрали…

Утешает то, что нас, врагов, много. Практически все во «ВНИКО». Даже родной брат шефа к нам приписан.

День ото дня эти враги становятся все более «врагистее». Во-первых, потому, что продолжают требовать уволить Попович. Во-вторых, что сопротивляются. А в-третьих, что нападают!

В суд обратились. Жалобы писать начали: в Роскомнадзор – на разглашение персональных данных, в инспекцию труда – на целый букет нарушений. К примеру, предусмотренная коллективным договором индексация заработной платы на предприятии не выплачивалась три года, за это время набежала кругленькая сумма – около 13 миллионов.

Ждали люди, понимали: наш дом – наши проблемы. А когда их в этом доме за людей считать перестали, понесли сор из избы. А за четверть века его так накопилось!

УЧЕНИЕ  ХАББАРДА  ВСЕСИЛЬНО?

Нашего шефа в последнее время не узнают. Одни говорят: «Это не он», другие: «Зомби». Этому можно дать объяснение – невероятное, чудовищное: попал в секту.

В декабре прошлого года В.И. Надтока съездил в Москву на семинар в контору «Высоцкий консалтинг». Продвинутый вниковский народ, порывшись в Интернете, ахнул: «Секта…». Секта в сочетании с Галиной Викторовной это уже полный … звездец!

Александр Высоцкий

Александр Высоцкий

Привезенная генеральным директором с этого семинара книга «Обязанности руководителя» пестрит цитатами Л. Рона Хаббарда и ссылками на его работы. Хаббард – основатель тоталитарной секты саентологов. Многие его книги занесены в федеральный список экстремистской литературы, запрещенной в РФ к распространению. Ниже — обширная цитата из доклада «Секты и бизнес» руководителя Информационно-консультационного центра по вопросам сектантства при соборе св. Александра Невского г. Новосибирска О.В. Заева.

«Пожалуй, самым крупным игроком в сфере бизнес образования является саентология. Это разветвленная сеть различных образований, объединенная фантастическим учением Л.Р. Хаббарда. К ним относятся: «Криминон», «Нарконон», «Прикладное образование СНГ», Сибирский центр «Дианетика», Церковь Саентологии, WISE — «World Institute of Scientology Enterprises» – «Всемирный Институт Саентологических Предприятий» (А. Высоцкий – бизнес-консультант WISE _коммент. «ЧЛ»), которые являются неотъемлемыми частями Саентологической секты, основанной Л.Р. Хаббардом. Структура WISE, в свою очередь, объединяет «Международный Хаббард-колледж по управлению», «Перформия», Новосибирский «Центр развития малого бизнеса» (ЦРМБ) – заняты исключительно образовательными программами для бизнесменов. Во время так называемого обучения происходит вербовка персонала в саентологию.

Хаббард

Хаббард

На словах все эти организации называют себя независимыми, лишь использующими методики Хаббарда. Однако в действительности невозможно использовать методики Хаббарда, не являясь саентологом. Слово «Хаббард» является товарным знаком и знаком обслуживания, принадлежащим саентологии, и оно не может использоваться без согласия на то смотрящей за этим саентологической структуры «Центр религиозных технологий» (ЦРТ)».

О.В. Заев предостерегает: «В мировой научной литературе и в целом ряде судебных протоколов нашли отражение многочисленные случаи нанесения тяжелого ущерба здоровью пациентов вплоть до летального исхода, случаи тяжелого психического расстройства, доходящего до суицида.

Л.Р. Хаббард провозгласил ложь как единственно эффективный способ контроля над людьми. Он известен в мире тем, что находился в постоянной острой конфронтации с официальной медициной и психиатрией всех стран и чрезвычайно резко выступал против всех официальных медицинских учреждений. Относительно организации Хаббарда проводились судебные разбирательства в различных странах мира. Проведенные в ряде стран государственные экспертизы показали антинаучность и разрушительное действие методологии Л.Р. Хаббарда на организм человека и его психику».

Ну и еще, на закуску: «Саентологи создали множество структур для достижения своих целей, однако, самым распространенным и самым эффективным способом проникновения саентологов на различные, в том числе и режимные, предприятия, равно как и в структуры власти, является насаждаемая ими «технология административного управления или административная технология (АТ)». Административным технологиям обучают тренеры WISE — «World Institute of Scientology Enterprises» – Всемирного Института Саентологических Предприятий.

Внедрение Хаббардовской технологии в бизнес вместе с ее системой контроля и претензией на абсолютную истину может нанести серьезный урон компаниям.

Известна печальная участь Московского вентиляторного завода АО «Мовен». Президент «Мовена» Александр Миронов <…> ввел жесткий тоталитарный режим с армейской системой подчинения и подавления инакомыслия. Практиковались и поощрялись доносы, наушничество, чуть ли не узаконенная слежка. За малейшие нарушения персонал лишался социальных благ, урезалась зарплата. <…>

С предприятия стали увольняться квалифицированные работники. <…> Миронов был убит в собственном кабинете. Причины убийства не выяснены, однако сразу после убийства был уволен вице-президент «Мовена», занимавшийся обучением персонала АТ, а использование АТ было свернуто».

Доносы, просмотр записей видеокамер, лишение премии, подавление инакомыслия – не сегодняшнее ли это «ВНИКО»? А что будет с нами завтра?

Сейчас наш директор пытается насаждать привезенную им от Высоцкого-Хаббарда структуру предприятия, создать по их методике рекомендательный совет. Нам прислали на днях «информацию о стандартной процедуре проведения Рек.Совета», обещают прислать подробные инструкции. Но чтобы понять, какой это бред, хватит и неподробных (орфографию и пунктуацию оставляю, так что можно попутно оценить уровень грамотности авторов): «0. Перед РекСоветом Председателю РекСовета дают протокол прошлого РекСовета и бланк протокола на этот РекСовет. Из практики, протокол РекСовета заполняет сам Председатель РекСовета от руки. Также на Рексовете присутствует сотрудник Отделения 1 (возможно секретарь), который должен будет оформить протокол после РекСовета – то, что написано от руки он набирает в виде задач для отделений и передает эту информацию всем руководителям для исполнения. Отделение 1 заботится о том, чтобы все протоколы РекСоветов хранились и всегда были доступны по запросу».

Нынешнее вниковское писание протоколов даже на чесание за ухом — не исполнение ли этих требований?

Кстати, охотники на бизнес – саентологи, как правило, выбирают своей целью единоличных собственников бизнеса, они же — директора. Понятно: «надуть» в уши проще одному амбициозному, но наивному простофиле, чем собранию акционеров и совету директоров. Пример тому – наше «ВНИКО».

В этом номере «ЧЛ» я дам еще подборку отзывов о «Высоцкий консалтинг». Но два момента хочу отразить сейчас.

Вот один из отзывов о компании:

«Как только пришел Высоцкий со своей Ко в вашу компанию — быть беде))) Народная примета.

Мне повезло, я уже не поддаюсь на провокации сект, а вот мой босс… за год человека словно подменили. Из улыбчивого и открытого человека он превратился в орущего и бегающего по офису с криками..

Мозг промывают на 100%».

И немного личного. В саентологии есть термин «подавляющая личность» — или «сапрессор». Это человек, стремящийся «вывести саентологов из душевного равновесия, постоянно наносить им вред тайком, чернить их и распространять плохие новости о саентологии». Те же, что контактируют с «подавляющей личностью», называются еще заковыристей: «потенциальными источниками неприятностей». Что же надо делать с ними? С ними саентологи будут вести «честную игру» (их термин). Что это означает, разъяснил сам Хаббард: «каждый саентолог, не опасаясь наказания церкви, может лишить собственности всякую подавляющую личность или группу подавляющих личностей и нанести им любой вред. Их можно завлекать в ловушку, подавать на них в суд, им можно лгать, их можно уничтожать физически».

Возможно, что мой почти уже бывший муж представляет меня такой «подавляющей личностью»? А моих коллег «источниками неприятностей»?

… Галина Викторовна Попович меркнет на фоне Лафайета Рональда Хаббарда…

Елена Надтока.

P.S. Я, к сожалению, на юбилей «ВНИКО» не пойду: не та обстановка, не то время.

 

Комментарии (1)
  1. Marina67

    Больная Вы женщина!…вернее девочка

Добавить комментарий