Сегодня: 15 декабря 2017, Пятница

Дорогие читатели, от всей души поздравляю всех вас с наступившим Новым годом и Рождеством Христовым. Мира, счастья и благополучия каждому дому, каждой семье, каждому человеку. Пусть Господь хранит нас и оберегает.

Ну а я традиционно хочу познакомить горожан с интересными материалами, касающимися наиболее любимого православными времени года — Святок.

На страницах журнала «Душеполезное чтение» за декабрь 1895 года опубликована интересная статья о том, как отмечали Рождество при дворе Алексея Михайловича. Предлагаю мысленно перенестись в ХVII век и отпраздновать вместе с царем и боярами эту замечательнейшую ночь.

«Наступают Святки — и у многих, к великому сожалению, возникают в душе представления о ряженых, о маскарадах, гаданьях, вечерах и вечеринках… Христиане в наш век любят похваляться прогрессом, но знаем ли мы, что в нашей жизни, в жизни христианского общества, держатся с упорною силою древние «поганские» обычаи?  Знаем ли, какому осуждению подвергаемся мы, неподобно справляя великие праздники?  Знаем ли, что, согласно назначению и самому названию Святок, мы, христиане, должны святить эти дни, т.е. посвящать их делам благочестия и братской помощи друг другу во славу Бога вочеловечшегося?

Впрочем мы не станем распространяться о том, что уже давным-давно должно быть предано забвению. Вспомним из прошлого то, что может послужить всем нам добрым примером.

Шел в Москве 1664 год. Четыре часа утра 24 декабря. На дворе мороз и тишина. Лишь беззвучно скрипят по снегу полозья санок. Несколько саней приготовлено и близ царского дворца. Но великий государь, вышедши из дворца в сопровождении только небольшого отряда стрельцов и подъячих тайного приказа, изволит шествовать пешком — он собрался творить дела святой милостыни, он спешит «тайно» пробраться в тюрьмы, в богадельни, чтобы ради великого дня осчастливить «несчастных» и из собственных рук оказать помощь колодникам, полоняникам, бедным, больным, увечным и всякого рода «сиротам». У него одна мысль — не оставить никого в великий день «без праздника…».

Зимою поздно рассветает, и государь, сильно утомившись, с наступлением дня, возвращается во дворец. Наскоро переодевшись и немного отдохнув, он спешит и, уже в сопровождении бояр и всех думных и ближних чинов, в Золотую палату к «царским часам», а затем — скоро уж и навечение великого праздника. Дворцовая площадь полна народом. Все ожидают царского выхода, и вот государь шествует из дворца в Успенский собор. На нем белая шелковая шуба, с кованным золоченым кружевом и золотою нашивкою. Его окружают бояре в белых тафтяных шубах.6,1

Во время вечерни в соборе происходило и «действо» многолетия». Протодиакон «кликал» многолетие государю и его семейству. Патриарх поздравлял государя с наступлением праздника. То же делали бояре, окольничие, думные и ближние люди, стольники, стряпчие, дворам, дьяки и разных иных чинов люди. Государь «милостивым словом» благодарил патриарха и сановником.

Пять часов. Уже смеркалось совсем. Государь в дворце ожидает духовенство и певчие «станицы». Они должны прийти славить Христа. Дожидаться приходится недолго. Все хорошо знают, что государь очень любит церковное пение и «доброму воспеваке» пожалует рублей пять,          а если угодно будет, кроме «славленья», послушать пение ирмосов и псалмов с партеса, то прибавит своих государевых рук еще рубля по два.

А угодно государю, пошлет их «славить» у дьяков и разных сановных людей. И примут! Как не принять? Однажды не приняли было, так досталось всем. Великий государь прогневался и велел сказать, что «они учинили то дуростью своею негораздо и такого бесстрашия никогда не бывало, что его государевых певчих дьяков, которые от него великого государя Христа славить ездят, на дворы к себе не пущать; и за такую их дерзость и бесстрашие быть им в приказех безкорыстно, и никаких почестей и поминков ни у кого ничего ни от каких дел не имать…».

Два часа утра или, правильнее, ночи на 25 декабря. Государь уже слушал утреню в Золотой или Столовой палате. Загудел Иван Великий — и начался повсюдный благовест к литургии. Государь спешит в Столовую, которая приняла светлый, праздничный вид. Вся она убрана нарядами, сукнами и дорогими коврами.

В переднем углу — государево «место», а подле — кресло патриарха. Государь восседает на свое место и приказывает разместиться по лавкам боярам и другим сановным людям. Вот послышалось стройное пение:                «Христос рождается, славите…». То шествует святейший патриарх, в преднесении соборными ключарями Креста и св. воды и в сопровождений митрополитов, архиепископов, епископов, архимандритов, игумнов и всего «освященного собора». Великий государь встает, чтобы встретить это шествие в сенях. Певчие пропели многолетие, патриарх проздравствовал государю с праздником. По возвращении в Столовую государь и патриарх присели на приготовленные места. Но долго сидеть нельзя. Патриарху надобно еще проздравствовать царице в Золотой палате, а затем спешить в собор.

Царский выход к литургии поражал своим великолепием. Государь сиял, точно солнышко, золотом и каменьями самоцветными. Бояре и многочисленный сонм служилых людей, в золотных кафтанах и ферезах окружали его. Но это великолепие — во славу великого дня, когда возсия всему миру Солнце Правды.

Отстояв обедню, государь, в приделе Димитрия Солунского снявши большой наряд, в обыкновенном выходном платье возвращался во дворец.

В Столовой или Золотой палате уже шли приготовления  для праздничной трапезы «на патриарха, властей и бояр». Это — само собою. Но еще за несколько дней великий государь приказал кормить в этот день «тюремных  сидельцев» и пленных, и много свезено было — и боярского  вина, и романеи, и ренского, и пива, и меда, и туш  свинины, и стягов говядины, и муки пшеничной доброй, и круп грешневых, и хлебов ситных да калачей, да сыров, да сала, да яиц, — и не забыты были ни опальная изба, ни барышкина, ни заводная, ни холопья, ни сибирка, ни татарка, ни разбойная, ни Зиновей расслабленный, что лежит у Рождественского священника Никиты, ни разные другие «сироты»…».

Вот так интересно праздновал Государь Всея Руси Рождество Христово.

 

Вообще, у нас в Центре по работе с книжными памятниками имеется масса интереснейших документов о том, как в дореволюционной России праздновали Рождество, затем  Новый год и Крещение. Предлагаю почитать стихотворение, написанное в ХIХ веке, но звучащее актуально сегодня, как никогда. Автор -Потресов С.В.,  1896 год.

На страницах журнала “Всемирная иллюстрация”  можно почитать и о святочных гаданиях. Если кого-то из вас это интересует, приглашаем к нам в Центр: ул. Буденновская, 141. Мы работаем с 10 до 18 часов. Выходные — пятница и суббота. Будем рады показать нашим горожанам диковинки нашего фонда.

 

Ирина Касаркина,

заведующая Центром по работе с книжными памятниками ЦБС г. Новочеркасск.

 

 

 

Комментарии (0)

Добавить комментарий