Сегодня: 15 ноября 2019, Пятница

В конце августа руководством города Шахты намечено празднование не только традиционного Дня шахтёра, но и внеочередной годовщины этого города — его якобы (!) 210-летия.

Однако в текущем году столько лет исполнилось совсем другому донскому городу – нашему Новочеркасску. Ведь 31 декабря 1804 года царствовавшему тогда императору Александру I был представлен разработанный под руководством военного инженера – генерал-лейтенанта де Воллана Ф.П. (Франца Павловича) — план основываемого в степном урочище Бирючий Кут нового города. Тогда же план этот был высочайше утверждён, о чём свидетельствуют сделанная на нём императором надпись «Быть по сему» и его подпись «Александръ».

А 18 мая 1805 года, при большом стечении генералов, офицеров, урядников и казаков войска Донского, на возвышенном месте у слияния степных рек Аксай и Тузлов была произведена торжественная закладка первых зданий и сооружений нового главного города Земли донских казаков. В пересчёте с досоветского (Юлианского) стиля летоисчисления на ныне действующий Григорианский стиль годовщины этого события приходятся на 30 мая. К этой дате и привязывали в советский период празднования всех годовщин Новочеркасска, так как связывать их с днём подписания плана города императором в советский период было недопустимо. В наши же дни, в соответствии с принятым городской Думой решением, все годовщины Новочеркасска отмечаются в третью субботу мая.8,133

Тогда же, 210 лет назад, в связи с разбивкой территории Бирючьего Кута на городские кварталы и дворовые места, владельцам имевшихся там нескольких земельных участков с расположенными на них хуторами было предложено перебраться в другое место. При этом на северной оконечности территории юрта ближайшей к новому городу станицы Кривянской были выделены земельные участки для таких владельцев хуторов, как есаул Попов, войсковые старшины Власов и Максимов. По утверждению сторонников более чем двухвекового существования города горняков, факт этот был зафиксирован войсковой канцелярией 21 апреля 1805 года. «Таким образом, 1805 год смело можно считать годом основания нашего города, как и Новочеркасска и поселка Каменоломни (бывший хутор Максимова)» — утверждают сторонники хуторской версии происхождения шахтёрского города. Однако даже на официальном сайте администрации города Шахты временем регистрации хуторов Попова и Власова назван не этот, а 1807 год.

Мнение о том, что запись о выделении земли под хутора Попова и Власова и есть документальное подтверждение момента основания города Шахты, не отрицают и городские власти. А основанием для такого утверждения служит якобы то обстоятельство, что образовавшееся севернее казачьих хуторов Грушевское поселение горных рабочих и руководивших ими приказчиков со временем расширилось и превратилось в город, который примерно через век с момента появления хуторов Попова и Власова не только соединился с ними, но и поглотил их. Однако о поглощении хуторов (с полным на то основанием) можно говорить, касаясь лишь советского периода их существования. Ибо в дореволюционный период все казачьи хутора (даже при фактическом их слиянии с другими населёнными пунктами) были административными единицами лишь своих станиц.8,233

И такое говорится при наличии сведений о том, что первостепенное значение для образования будущего города имело вовсе не то либо иное сельское поселение, а Грушевский рудник, появившийся лишь в 1836 году! Известно также, что в следующем – 1837-м — году в нём было только 3 шахты. И лишь в 1839 году вокруг рудника появилось и стало развиваться Грушевское поселение (в просторечии — Грушевка). Бурный же рост числа шахт начался после отмены в 1861 году крепостного права и позволения легально проживать и трудиться на территории Донского казачьего войска пришлым людям, которые на казачьем Дону звались иногородними и не имели никаких гражданских прав.

И лишь через три  десятилетия — 3 октября 1867 года — Грушевское поселение получило статус так называемого горного города. Горным это поселение стало зваться по той причине, что на тот момент оно не являлось полноправным городом с характерным для такового самоуправлением: главой поселения был полицмейстер из числа штаб- либо обер-офицеров, который назначался на вверенную ему должность по представлению управляющего горной и соляной частями Донского казачьего войска с последующим утверждением его кандидатуры атаманом этого войска.

А статус полноправного города Грушевскому поселению, имевшему статус горного города, был высочайше (то есть императором) пожалован лишь 3 января 1883 года. Однако в наши дни заинтересованными лицами на щит поднимается следующее утверждение: «Годом основания города считается первое упоминание о населенном месте в его существующих границах. То есть не тогда, когда это место названо существующим именем или оно получило определенный статус, а когда на его территории впервые стали селиться на постоянное место жительства люди». Но при такой логике можно дойти до того, что за точку отсчёта начала существования всех городов станут брать год появления станов рыбаков и охотников в местах их промыслов. Но ведь не берут же за год основания Ростова-на-Дону 1746 год — год письменного упоминания в истории Усть-Аксайской станицы рыбацкого Роговского стана, у места нахождения которого в 1776 году поселились казаки упразднённого Дмитриевского полка, поселение которых стало зваться станицей Александровской, со временем слившейся с поглотившим её Ростовом!

Однако руководителям отнюдь не древних городов и весей зачастую хочется придать вверенным им населённым пунктам бОльшую значимость не только за счёт лишнего века-другого их существования, но и за счёт изменения их названия! Так, например, предыдущий глава администрации города Шахты имел намерение добиться возвращения вверявшемуся ему городу дореволюционного названия – Александровск-Грушевский. А ныне действующий глава стремится придать вверенному ему городу бОльшую значимость за счёт необоснованного увеличения его возраста примерно на полвека. Но из памяти шахтинцев старшего поколения ещё не ушли воспоминания о 100-летии города Шахты, отмечавшемся в 1967 году, по случаю которого тогда даже была проведена юбилейная сессия горсовета.

К слову сказать, войсковой атаман Платов имел намерение основанному в урочище Бирючий Кут 210 лет назад новому главному городу Земли донских казаков (именно так звался тогда наш край) дать название «Александровск-Черкасский». Но император Александр I не поддержал намерения льстеца, а порекомендовал ему дать новому городу название «Новый Черкасск». И атаману не оставалось ничего иного, как воплотить в жизнь равнозначную приказу рекомендацию монарха. А не будь этого высочайшего соизволения императора на основание Нового Черкасска в урочище Бирючий Кут, не было бы и выделения Попову на северной оконечности юрта станицы Кривянской земельного участка, год отвода которого казачьему есаулу заинтересованные лица теперь провозглашают (ни много, ни мало) годом основания пролетарского города Шахты.

В заключение хотелось бы сообщить, что родственники бабушки по отцу автора этих строк – Анны Никитичны Черновой (в девичестве – Слепковой), казачки станицы Кривянской, с дореволюционных лет проживали в хуторах этой станицы — в Поповке и в Максимовке. И во все времена они считали себя казаками Кривянской станицы, а не обывателями города Александровска-Грушевского и не пролетариями города Шахты либо посёлка Каменоломни. Так что не следует обижать жителей бывших кривянских хуторов, автоматически приписывая им пролетарское происхождение как уроженцам Шахт и Каменоломен, на территориях которых они стали проживать лишь в советский период — после поглощения их хуторов пролетарским городом Шахты и рабочим посёлком Каменоломни.

Павел Чернов.

 

Комментарии (0)

Добавить комментарий