Сегодня: 24 октября 2019, Четверг

Черное жерло блокадной ночи…

Холодно, холодно, холодно очень…

Вставлена вместо стекла картонка…

Вместо соседнего дома — воронка…

Мама домой не пришла отчего-то…

Еле живая ушла на работу…

Хочется есть… И печка застыла…

Умер братишка… И тело остыло…

Вышла вода… Не дойти до реки…

Очень устал… Сил нет никаких…

Ниточка жизни натянута тонко…

А на столе — на отца похоронка…

                               Н. Радченко.

Эти строки – обо всех ужасах блокадных дней и ночей, застывших в сердцах ленинградских мальчишек и девчонок, таких же, как наши сегодняшние дети, не знающие ни голода, ни холода, ни страха потерять кров, родных и… жизнь. Эти строки звучали в день 71-ой годовщины прорыва блокады Ленинграда из уст новочеркасского школьника на сцене нашего театра. Воспитанники детской театральной студии давали спектакль, который посвятили этой памятной дате и Великой Победе. В зале – их сверстники, такие же школьники Новочеркасска и взрослые — те, кто пережили страшные блокадные дни и чудом выжили. Блокада длилась 872 дня и столько же ночей. Жителей блокадного Ленинграда, которым юные артисты посвятили свой спектакль, в зале было всего шестеро. Мы не властны над временем, и рано или поздно, к нашей скорби и печали не останется никого, кто пришел бы в день памяти на такой же спектакль. Но время не властно над нашей памятью. И мы будем помнить…11,4

Спектакль «Танец в огне» по мотивам легендарного советского фильма «Мы смерти смотрели в лицо»  изначально был задуман как отчетная работа детской театральной студии “мастер-класс” при Новочеркасском драматическом театре. Выбор материала был неслучаен именно потому, что педагоги и воспитанники стремились успеть к годовщине прорыва блокады. Начали работу над спектаклем уже после новогодних праздников. Трудно поверить, но зрители увидели его менее чем через две недели.

— Когда читали пьесу, — рассказывает режиссер спектакля и педагог студии Ольга Ситникова, — дети плакали. Мы понимали, что материал психологически тяжелый, но они с таким горячим желанием взялись за эту работу! Одна девочка, когда услышала, что получила роль, заплакала. С таким напряжением она ждала, переживала сильно. Генеральный прогон, а у нас один из главных героев с температурой под 40, второй с воспалением легких в больнице лежит… Но разве их можно было остановить! И родители, спасибо им огромное, детей поддержали. Слава Богу, обоим полегче стало, и ребята были с нами.

В основе сюжета реальные события, и у каждого героя есть свой прототип. В марте 1942-го бывший балетмейстер, а теперь лейтенант Аркадий Обрант (в спектакле Борис Корбут) получил задание политотдела создать танцевальную группу. В блокадном Ленинграде он разыскал бывших своих учеников и привез на Ленинградский фронт, а через несколько дней юные танцоры дали свой первый концерт перед бойцами, вернувшимися с передовой. Но спектакль о том, что прежде эти дети пережили много горя вместе со своими земляками – ленинградцами. О том, как, рано повзрослевшие, они разделили со взрослыми тяжелую ношу – ответственность за свою жизнь, жизни тех, кто еще оставался рядом. Им тогда казалось, что время течет мучительно медленно, что прошлая счастливая жизнь – лишь сон, мираж, но воспоминания о тех счастливых днях поддерживали их иссякающие силы. Как показать это зрителю?

Тонкая режиссерская находка – девочка-видение, легко порхающая в танце по сцене (Валерия Хорошева), говорит зрителю о том, что танец стал в жизни этих детей первой настоящей любовью.  А еще, эти дети, каждый, кто как мог, помогал свое стране, фронту и родному городу. Тамара Самсонова, похоронившая маму, заменила ее на заводе и работала наравне со взрослыми. Ее сыграла Елизавета Попова. Сережа Марков не сразу согласился участвовать в ансамбле – он каждый день привозил обессилившим старикам воду. Эта роль досталась Владимиру Антонову. Женя Сластная осталась сиротой в блокаду и жила при школе, где помогала ухаживать за такими же сиротами. Ее сыграла Люба Жукова. Иван Соколов сыграл Лёвушку Снегирева – мальчика, едва не погибшего от голода и холода. Его чудом спас от гибели лейтенант Корбут, который для всех этих детей был Борисом Владимировичем – любимым педагогом, балетмейстером из счастливого довоенного детства. Для всех – и для Аллы Петуниной (Нина Буцаленко), и для Вадика Ложбинского (Игорь Прокопенко). Именно его встретил лейтенант первым в мрачном и застывшем в своем горе городе. Именно из его уст прозвучали стихи, ставшие эпиграфом к этому материалу. Зрители слушали, и слез сдержать не мог никто. С первых и до последних минут спектакля душа плакала. Вместе с юными актерами, на глазах у которых тоже были слезы, потому что играть эти роли было нельзя. Их можно было только прожить…

Надо иметь не только актерский талант, чтобы браться за глубоко драматические роли, нужно быть предельно искренним, а значит, уметь чувствовать именно то, что автор пьесы стремится донести до зрителя. А еще надобно немалое мужество и настоящая любовь к актерскому делу, чтобы представать перед зрителем не только в блеске эксцентрических ролей и яркости грима. В тот день на сцене мы видели слабых, изможденных голодом, замерзших и уставших выживать детей. Бледные лица с синими кругами под глазами, ноги ослабли, и нет сил двигаться. Шаг, еще шаг… «Ходить надо уметь. Ходить надо любить», — отголоском из прошлого звучат давно забытые слова. Одежда – бесформенные ватники, старые кофты и свитера с чужого плеча.

— Я худая, как старуха… Мне так стыдно! – плачет Тамара Самсонова, когда ее находит Борис Владимирович.

Дети на сцене не стыдились быть некрасивыми – того требовала их главная цель. Они доказали, что над памятью людской время действительно не властно. Они очень старались, и спектакль этот отныне стал неотъемлемой частью уникального проекта «Малая сцена», родившегося в стенах нашего театра. Им помогали их наставники и друзья – педагоги и актеры театра. Бориса Корбута, вспоминающего те события в наши дни, сыграл балетмейстер театра Игорь Вакула. А рядом на сцене в роли Бориса был Степан Демаков. Пожалуй, не ошибусь, если скажу, что ему пришлось нелегко. Он – профессиональный актер, и ему нельзя было переиграть своих юных партнеров по сцене, и в то же время, нужно было вместе с ними  удерживать эмоциональный тон спектакля. А после, за кулисами я видела глаза актера. Роль еще не отпустила его, и было видно, что она – тяжелое эмоциональное испытание. Ему пришлось пережить – иначе не сыграешь – шок от того, каким увидел герой родной город, где все были счастливы до войны. Ему нельзя было не прочувствовать щемящую жалость к этим истощенным детям и панический страх не успеть их спасти. Ему пришлось понять, насколько велика была сила духа настоящих ленинградцев:

— Отчего же ты не уехала, Валя? — спрашивает Борис у бывшей костюмерши Дворца пионеров.

— Если все уедут, некого будет защищать…, — отвечает она.

Эту взрослую роль сыграла Александра Иванова. Очень талантливо, и очень нужную роль. Эта героиня в спектакле была символом веры, что спасение придет, и тогда снова нужна будет людям радость. Она старалась, как могла, сберечь то немногое, что осталось из мирной довоенной жизни  — танцевальные костюмы. В этих костюмах танцевальный коллектив дал более трех тысяч концертов в госпиталях и для солдат Ленинградского фронта. Танцы в спектакле и легендарную «Тачанку», которую исполнили ребята вместе со Степаном Демаковым, поставил Игорь Вакула. В массовых сценах старшим ребятам помогали воспитанники младшей группы: Диана Анисимова, Аня Савенкова, Катя Васильева и Катя Гаврина.

… В спектакле звучали стихи обо всех ужасах блокадных дней и ночей, застывших в памяти ленинградских мальчишек и девчонок, таких же, как наши сегодняшние дети, не знающие ни голода, ни холода, ни страха потерять кров, родных и… жизнь. А мы, взрослые, смотрели на них, глазами, полными слез, и каждый из нас думал об одном и том же: совсем рядом сегодня гибнут беззащитные люди, дети. Мы скорбим по безвинно убиенным и горячо молимся о спасении уцелевших. Мы – народ, который пережил тысячу четыреста восемнадцать дней войны. И среди нас еще есть те, кто выжил в блокадном Ленинграде. Но даже через много лет, когда уйдем из жизни и мы, чтящие память о героизме дедов и отцов, будут наши дети, наши внуки. Такие же, как ребята, создавшие на сцене этот замечательный спектакль.

 Ирина Гаврилова,

с глубокой и искренней

благодарностью

ко всем создателям спектакля «Танец в огне».

Комментарии (0)

Добавить комментарий