Сегодня: 17 июля 2018, Вторник

Приживутся ли у нас «Школьные службы примирения»?

Школа. Пропал (украден?) телефон. Ситуация нередкая и решается всякий раз по-разному, но всегда болезненно, как минимум с моральными потерями для всех вовлечённых сторон. А как правильно поступить, чтоб по-справедливости, а если речь уже идёт о нарушении закона, возможно ли решить конфликт не доводя дела до суда?

Анжелика Гончарова

Анжелика Гончарова

Никто не возражает, что лучше дружить, чем ссориться, но конфликтов в нашей жизни – пруд пруди, начиная от ссоры в песочнице и до… Соответственно и методов урегулирования конфликтов множество. Один из них называется медиация, или, более привычно, «служба примирения», и уже  более двух десятков лет применяется в различных организациях России, в том числе — в учебных заведениях.

Педагог-психолог 12-й школы Анжелика Гончарова решила перейти от теории к практике и организовала презентацию «Школьной службы примирения». Толчком послужило недавнее участие в семинаре для преподавателей и учащихся школ, который проводили ведущие специалисты в области восстановительной медиации («служб примирения») — Рустем Максудов и Антон Коновалов — представители Общественного центра «Судебно-правовая реформа» (г. Москва).

— Мы проанализировали типичные способы реагирования на конфликтные и криминальные ситуации, и их последствия для всех участников конфликта (обидчика, жертвы, их родителей, педагогов, учащихся и т.д.), — рассказывает Анжелика Гончарова, —  и даже спроектировали работу будущей службы примирения в наших школах.
Презентация состоялась в актовом зале 12-й школе и была посвящена Дню прав ребёнка, который отмечается 20 ноября – в этот день наше государство ратифицировало Конвенцию о правах ребёнка. Чтоб не только рассказать, но и показать учащимся, как действует школьная служба примирения, А. Гончарова с учащимися Настей Гапоновой и Дашей Косяковой — тоже участницами семинара — показали инсценировку про тот самый злополучный телефон. Настя играла роль «обидчика», Анжелика Юрьевна – «жертвы», а Даша была медиатором. Медиатор не обвиняет и не защищает, как прокурор или адвокат, не докапывается до истины, как следователь — его задача побудить стороны к примирению. Но не любой ценой, не так, чтоб у кого-то остались чувства скрытой обиды или злорадства! Медиатор должен соблюдать определённые правила, одно из которых – конфиденциальность. Он проводит встречи по очереди с «жертвой» и «обидчиком», проясняя их позиции, а потом с обоими, выясняя, возможно ли примирение, если «обидчик» искренне осознал свою вину, раскаялся и извинился, а «жертва» искренне готова простить и не держит зла. И тогда заключается между ними «мирный договор» — прямо как между государствами после войны!

Анжелика Юрьевна комментировала каждый этап примирительного процесса. Когда после благополучного разрешения конфликта прозвучало традиционное: «Есть вопросы?», я подумала, что вопросов не будет: в зале сидели ученики разного возраста, многим, небось, неинтересно… Но тут же возникли и вопросы, и дискуссия – насколько это реально в школе, кто может быть медиатором, а если я захочу, чтоб медиатором был взрослый, или наоборот, ученик…

Хочется верить, что школьная служба примирения в 12-й школе не утонет в ворохе ежедневных проблем, а укоренится, окрепнет и поможет воплощению принципа кота Леопольда: «Ребята! Давайте жить дружно!»

Ирина Городецкая 

Комментарии (0)

Добавить комментарий