Сегодня: 19 декабря 2017, Вторник

В газете «Частная лавочка», № 37 (за 18 сентября 2014 г.), мною был встречена публикация Андрея Степного под названием «ЗАГАДКА А.Г.М.» с комментарием редакции. Ознакомившись с публикацией и с комментарием к ней, по затронутой теме могу сообщить следующее.

В постсоветское время, когда был открыт свободный доступ к дореволюционным периодическим изданиям,  стало известно, что упоминания о триумфальных воротах Нового Черкасска (так звался наш город в первые десятилетия своего существования) имеются не только в донских изданиях. Так, например, стало известно, что ехавший через Новый Черкасск в Тифлис Дмитрий Елисеевич Зубарев делал путевые заметки, которые он и опубликовал в № 54 «Тифлисских ведомостей» за 1830 год под заголовком «Поездка из Москвы за Кавказ».

В заметках этих о триумфальных воротах, стоявших как на въезде в Новый Черкасск с северо-восточной стороны, так и на выезде из него с юго-западной стороны, сообщалось следующее (здесь и далее знак «Ъ» условно обозначает букву досоветского периода, называвшуюся «ять» и произносившуюся  как «е»): «Ворота сiи, какъ изъ надписи видно, построены по случаю посЪщенiя въ 1817 году г. Ново-Черкасска въ БозЪ почивающимъ Императоромъ Александромъ I-мъ».

Судя по тексту, Зубареву не было известно, что император Александр I в 1817 году в Новом Черкасске так и не побывал. Ибо в тот раз вместо него на Дон прибыл его брат – великий князь Михаил Павлович. Император же Александр I посетил наш город в следующем году. К слову сказать, прибыл он тогда в Новый Черкасск из Ростова, в который заехал, возвращаясь из поездки в Одессу. Только вот атамана Платова к тому времени уже не стало: овеянный ратной славой более других донцов, самый известный донской военачальник скончался в январе 1818 года. Поэтому в мае того же года прибывшего в Новый Черкасск императора встречал у юго-западных триумфальных ворот уже новый донской атаман – генерал-лейтенант А.К. Денисов.

В своих заметках Е.Д. Зубарев приводит текст надписей на триумфальных воротах с обеих сторон. Надпись с их внешних сторон он даёт с явной ошибкой, употребляя вместо слова «днесь» слово «здесь». А вот надпись с обратной стороны ворот он даёт без явно выраженной ошибки, сообщая следующее её содержание: «при А. Г. М. ПлатовЪ, 1817 года».

Первое тиражированное изображение сооружённых в Новочеркасске триумфальных ворот появилось лишь в середине XIX века — в издававшемся и распространявшемся художником-графиком В.Ф. Тиммом  периодическом издании «Русский иллюстрированный листок». В его выпуске  № 12 за 1852 год были помещены литографии с общим видом Новочеркасска и с тремя его достопримечательностями того периода, среди которых центральное место заняли юго-западные триумфальные ворота. Литографии были исполнены по рисункам самого Василия Фёдоровича, сделанным им с натуры ещё в мае 1849 года.

Давая авторское описание изображённых на его рисунке триумфальных ворот, В.Ф. Тимм сообщил также размеры: не только их самих, но и имеющегося в них арочного проёма —  соответственно 27 и 8 аршинов в ширину, 23 и 11 1/2 аршина в высоту. Это свидетельствует о том, что художник не только изобразил ворота с максимально возможной точностью, но и произвёл их обмеры. Поэтому не вызывает сомнений и сообщение художника о том, что с тыльной стороны ворот (ниже капителей колонн) в то время имелись две каменные доски, на которых были сделаны следующие надписи: на одной – «При А.Г.М.И. ПлатовЪ», на другой – «1817 года». Аббревиатура означала, что сооружены ворота при Атамане Графе Матвее Ивановиче (Платове). А указанный год свидетельствовал о том, что сооружение это — 1817 года постройки.

Не вызывают также сомнения и приводимые В.Ф. Тиммом свидетельства о том, что над арочным проёмом были расположены гении Славы, а между колоннами первоначально  стояли на пьедесталах статуи Марса и Минервы (последняя была римским аналогом греческой богини Афины Паллады). Но к моменту приезда художника в Новочеркасск в 1849 году эти скульптурные фигуры, изготовленные из недолговечных материалов, во многом утратили свой первоначальный вид и были убраны от ворот. Поэтому они и не могли быть изображены на сделанных Василием Фёдоровичем рисунках, на основе которых через 3 года была изготовлена и размножена литография для «Русского иллюстрированного листка» № 12 за 1852 год.4,139

Все приведённые здесь факты свидетельствует о том, что художнику-графику, пребывавшему в середине 1850-х годов в Крыму на театре военных действий и за серию созданных там работ (за изображения матросов — Петра Кошки, Фёдора Заики и их боевых товарищей, а также за портреты адмирала Нахимова и других военачальников) получившему звание академика батальной живописи, как очевидцу следует доверять более других лиц, пребывавших в первой половине XIX века в нашем городе. Ведь он обладал лучшей зрительной памятью и оставил не только письменные, но и графические свидетельства своего пребывания в Новочеркасске.

А это означает, что пока ещё загадочная для большинства новочеркасцев аббревиатура должна состоять не из трёх, а из четырёх букв. А именно: «А.Г.М.И.» и фамилия атамана, начертанная в предложном падеже, должна оканчиваться не на современную букву «е», а на дореволюционную букву «ять». А если уж реставраторы триумфальных ворот стремятся соблюсти дореволюционную орфографию, то все слова, оканчивающиеся на согласные буквы, должны иметь после этих букв ещё и твёрдый знак – «ъ». (В конце слова «год», например, такой знак отсутствует.) Но никак не мягкий знак – «ь», который в конце одного слова, оканчивающегося на согласную, там всё же фигурирует.

 Павел Чернов.

 На снимках: литография триумфальных ворот, сделанная по рисунку В.Ф. Тимма; фрагмент статьи Д.Е. Зубарева с аббревиатурой из трёх букв.

Комментарии (0)

Добавить комментарий