Сегодня: 21 августа 2018, Вторник

В прошлом номере «ЧЛ» мы рассказали, как суд «сделал» из женской правозащитной организации «иностранного агента». Сегодня – о том, что предшествовало такому решению.

(Продолжение. Начало в «ЧЛ» № 20).

Рядом с представителями грозных силовых структур тихий пожарный инспектор Веников остался незаметен: задал два-три вопроса и тихо исчез. Но своим проницательным взглядом  («А нюх, как у собаки, а взгляд, как у орла») он заметил всё, установив … отсутствие того, что было!

В рожденной им впопыхах справке содержался состав не одного административного правонарушения, а их совокупность «тянула» на полумиллионный штраф.

С чего-то он взял, что у «Женщин Дона» отсутствуют, например, знаки пожарной безопасности, хотя, расхаживая по кабинетам организации, он упирался в них неоднократно. Похоже, стали невидимыми номера на огнетушителях, согласно требованиям, нанесенные белой краской. «Убежал» куда-то журнал учета огнетушителей и журнал противопожарного инструктажа работников, в котором есть и моя подпись. С интересом читала я строки: «Ответственный по пожарной безопасности не прошел пожарно-технический минимум о мерах пожарной безопасности», держа в руках пяток удостоверений с подписями и печатями.

Казус вышел с «горючими материалами», к коим Веников приписал алюминиевую лопату для уборки снега и металлическую швабру, которые, по его утверждению, хранились под лестничным маршем. И совсем инспектор расписался в профнепригодности, не сумев отличить удлинители для питания электроприборов от сетевых фильтров. А зря! Родное инспектору ГУ МЧС по Ростовской области разъясняло на собственном сайте: первые, действительно, использовать нельзя, а вторые – можно. В «Союзе «Женщины Дона» компьютеры включались через сетевые фильтры – как рекомендовал производитель.

Поскольку массовое явление проверяющих именовалось проверкой прокуратуры с привлечением специалистов, эпистолярный труд Веникова мне удалось узреть уже у прокуроров. Вместе с председателем-координатором проверяемой организации В.И. Череватенко мы принесли на Дубовского, 45 целый портфель документов, почему-то не замеченных инспектором госпожнадзора. Прокуроры смотреть их не пожелали: «Административное дело будет рассматривать пожарный надзор, — сказали нам, — вы их туда и несите».

Рассмотрение дела об административном правонарушении явилось просто театральным действом в народно-лубочном жанре!

Дела было возбуждено два: одно на юридическое лицо («Союз «Женщины Дона»), другое – на должностное, ответственное за пожарную безопасность.

За многие годы судебных тяжб привыкшая к соблюдению процедуры рассмотрения дел, я явилась с доверенностью к уже известному нам инспектору Веникову. И с диктофоном, позволившим мне сохранить на память ярчайший диалог:

Веников: — … Так, по постановлению прокуратуры, да?

Надтока: — Да.

Веников: — Где в отношении Череватенко Владимира Владимировича, статьи, по которым были нарушения, трактуются Кодексом об административных  правонарушениях, статьи 1-я, 3-я и 4-я. По ихнему постановлению прокуратуры № 527-2013 я рассмотрел и вынес свое постановление по 4-й части в отношении должностного лица Владимира Владимировича, где моими полномочиями, т.к. я уже сказал, что по 4-й части вынес штраф 15 тысяч рублей. Мое постановление № 310/78-2013/2 можете обжаловать в судебном порядке.

Надтока: — А как на счет послушать сегодня дело в присутствии представителя? Я документы принесла – много, ходатайства о приобщении к материалам дела.

Веников: — Какого представителя?

Надтока: — Меня. Защитника Череватенко. Мы дело не слушали.

Веников: — Вам о правонарушении нужно прочитать или что?

Надтока: — Ну, вообще есть порядок рассмотрения, как это предусмотрено Кодексом об административных правонарушениях. Там очень много пунктов. Есть свидетели, ходатайства и доказательства. И объяснения. Как рассмотрели дело? В отсутствие? Тем более человек свою вину не признает.  Я так понимаю, что на сегодня назначено дело к рассмотрению, а не вручение постановления!

Веников: (молчит 3 мин).

Веников: — С ответственностью установленной не согласны?

Надтока: — Ну, конечно, мы дело не слушали… Нет ходатайств, нет отводов, нет документов, нет ходатайств о вызове свидетелей. У меня есть пачка документов!

Веников: — Мг…

Надтока: — Я вам заявляю отвод! (Зачитывает ходатайство об отводе).

Веников: — Это мне … теперь … с  ним… к начальнику?

Я выключила диктофон и пошла к начальнику сама. Дело передали рассматривать другому инспектору.

В итоге все доказательства к материалам обоих дел мы приобщили. И мои доводы приняли. Но потом шепнули, что «та-а-ам!» велено было наказать «по полной». В результате назначили штрафы за отсутствие того, что лежало подшитым в материалах дела!

Забегая вперед, скажу: решение об административном наказании “Союза” по поданной мной жалобе отменил главный государственный инспектор по пожарному надзору Ростовской области, а о наказании должностного лица – Новочеркасский городской суд. Оба дела вернули на новое рассмотрение в пожнадзор Новочеркасска. И они бесследно канули. Говорят, их забрала прокуратура. И, наверное, их съели мыши, обливаясь слезами стыда за «добросовестный» труд заказчиков и исполнителей.

Еще один, практически холостой, выстрел прокуратура сделали руками инспекции по труду Ростовской области, попытавшись наказать «Союз» за нарушение, которое он уже сам исправил. Мы поехали в Ростов, поспорили. Дело было прекращено.

Беспорядочный артобстрел закончился. В «город» вошла тяжелая артиллерия.

 НАЗВАЛИ  ГРУЗДЕМ  —  ПОЛЕЗАЙ  В  КУЗОВ

 “Начинаю действовать без шума и пыли по вновь утвержденному плану”.

                Лёлик, к/ф «Бриллиантовая рука».

 29 апреля прошлого года прокурор города Новочеркасска А.А. Косинов внес в адрес «Женщин Дона» представление, в котором требовал, чтобы организация зарегистрировалась как иностранный агент. Обоснования этого требования были как минимум странные, и я, как представитель организации, написала заявление об ознакомлении с материалами проверки.

Высоко оценив (на вес) труд проверяющих, я не смогла оценить его глубину, потому как не обнаружила в материалах проверки некоторых документов, легших в основу выводов. Так, например, в представлении прокурора утверждалось, что на одном из семинаров в Новочеркасске работники «Союза» говорили такое! И призывали! И…!

Время шло, прокуратура молчала, а потом ответила отказом ознакомить меня с этими материалами. Только после моего личного явления к прокурору А.А. Косинову мне выдали копию аудиозаписи семинара. Мы прослушали все 30 (!) часов записи, чтобы убедиться: приписываемых работникам «Союза» слов там просто нет! А если бы и были, невозможно установить, кто и что говорил: люди не представлялись, голоса незнакомые.

Еще интересней вышло с материалами по проверке заявления некоего Солнцева. Но это – отдельная история, о ней мы расскажем позже и подробно! А пока…

«Союз» не согласился с приклеенным ярлыком иностранного агента. В мае в строгом соответствии с Уставом собрали Координационный Совет, в июле – внеочередную конференцию. И женщины, приехавшие из разных городов Ростовской области (в организацию входят 9 юридических лиц и 64 физических) единогласно заявили: «Мы – не иностранные агенты!».

 Елена Надтока.

 (Продолжение следует).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Комментарии (0)

Добавить комментарий