Сегодня: 27 января 2020, Понедельник

Добрый Дедушка Мороз,

Любим мы тебя до слёз!

С днём рожденья поздравляем,

Много лет прожить желаем!

Знаем мы: в Новочеркасске,

Дед Мороз живёт не в сказке!

 

Вот такое поздравление привезли из Новочеркасска на вотчину Деда Мороза в ноябре 2013. А началась эта история  давным-давно…

Новогодняя история детской книжки

Ровно в полночь 23 ноября 1937 года дверь нашей однокомнатной квартиры застонала под торопливыми гулкими ударами.

– Отворяйте! Отворяйте!

– Шура, проснись! Вставай, кто-то пришёл к нам. Стучат…

А в дверь уже не стучали – ломились.

– От-во-ряй-те!.. Ломать будем!..

Шура, двухметровый, атлетически сложенный мужчина, не найдя ночные шлёпанцы, босиком ринулся к двери, чуть не задев стоявшую у прохода детскую кроватку, где мирно посапывал его первенец. Вчера только отметили 10 месяцев.

– Иду, иду!

У порога стояли трое: кожанки, фуражки. ОГПУ.

Колесо «борьбы с врагами народа» катилось и по Тбилиси.

Почему они здесь? Что им надо? Кого они ищут? В голове замелькали разные мысли. Неделю назад забрали соседа. Пивом торговал в лавке. Искали оружие. Ничего не нашли. И сосед пока так и не вернулся…

– Оружие имеется? – сверкнул глазами плотный здоровяк, поднеся к ещё щурившимся спросонья глазам хозяина квартиры какую-то полураскрытую книжицу со штемпелем.

– Имеется, – всё ещё полностью не осознав цели ночного визита – ответил Шура.

Проснулся ребёнок. Громко заплакал. Жена, в накинутом на плечи халате, с громко ревущим младенцем, кинулась к двери.

– Что вам надо? Он слесарь-автомеханик, моторист! Какое у него может быть оружие?! Шура, что ты им сказал? Какое ещё там оружие у тебя?…

– Показывайте, какое оружие у вас имеется?

– Да вот оно стоит у двери, – указал на ящик Шура.

Из ящика виднелись разные инструменты, необходимые, по-видимому, для ремонта двигателя. Двое смачно выругались.

В минувший месяц он – искусный автослесарь – ремонтировал повидавшую виды машину секретаря райкома партии. Неделю назад того забрали, пришили контрреволюционную деятельность – КРД.

– Собирайся! Кружку, ложку… Да побыстрей, нам ещё ко многим таким…

Плотный здоровяк резко оттолкнул подбежавшую к мужу плачущую жену с громко голосящим ребёнком на руках:

– Не крутись тут! Отойди!

Сборы были недолгими.

Отец, в окружении впереди идущего крепыша и двух конвоиров по бокам, вышел во двор. Было слышно, как испуганно захлопывались окна и двери встревоженных происходящим соседей. Больше мы отца – Чекулаева Александра Михайловича – не увидели.

Через пять неутешных лет мать получила телеграмму из Соликамска:

– Ваш муж, – пробежала она глазами плохо напечатанный текст, — фамилия, имя отчество … скончался во время трепанации среднего уха на операционном столе 23 ноября 1942 года.

Это была первая и последняя после ареста весточка. Всё…

Подходили к концу ещё два тяжёлых военных года. Школа. Первый класс – первая школьная новогодняя ёлка.

 СТАЛИНСКИЙ ПОДАРОК

Портрет отца на голой стенке

В холодной комнате моей,

А сам он в сталинском застенке

В голодном чреве лагерей.

Война. Солдаты. Маршировки…

Далёкий сорок третий год.

Под тенью светомаскировки

Водили дети хоровод.

Кружилась школа возле ёлки, –

Шары, Снегурка, Дед Мороз…

Его я вспомнил: голос колкий,

Был, как шипы холодных роз:

«Дитя тридцать седьмого года,–

До слуха донеслось, как гром, –

А отпрыскам врагов народа

Подарков мы не раздаём!»

Звезда для всех светила ярко, –

Подарки каждый с ёлки нёс,

Лишь я один был без подарка

В обиде горьких детских слёз.

А взор отца с портрета ярок, –

Мне говорил: «Сынок, держись!»…

Я этот сталинский подарок

Увы, на всю запомнил жизнь…

Так и не получив подарка, вместе с тремя такими же «отпрысками врагов народа», ученик первого класса 14-й средней школы города Тбилиси Толя Чекулаев поплёлся домой, размазывая рукавом по щекам непослушные, горячие от обиды слёзы. Дома, сидя на тахте под портретом отца, он выслушал от плачущей матери подробную историю, произошедшую в ту памятную ночь. И он втайне решил, что когда вырастет, он как Дед Мороз будет раздавать подарки всем детям!

Десять лет безотцовщины отсчитал ученический календарь…

Лето 1947 года. Пионерский лагерь, «тихий час».

– Вставай, вставай, к тебе приехали двое, – дёргал за ногу шустрый дежурный по лагерю. – Там, на скамейке, возле линейки.

Мать сидела рядом с каким-то мужчиной, на голову возвышавшимся над нею. Это был отец – точь в точь, как на портрете, с остатками пышной шевелюры и уставшим взглядом потускневших зрачков. Но он был рядом – живой и здоровый. Отец схватил на руки бросившегося к нему в объятия с возгласом «Папа!» сына и поднял его высоко-высоко.

А дома он рассказал историю, показавшуюся совершенно фантастической всем родственникам и соседям, кто пришёл на встречу с отцом.

Ноябрь-месяц в верхне-уральских широтах традиционно морозный. В переполненных коридорах блоков, где помещались заключённые, на полу вдоль холодных стен сидели вновь прибывшие арестованные. Многие из них были люди из среднеазиатских республик. Разноцветные полосатые халаты никак не могли защитить людей от ночных морозов. По утрам, как правило, зэк-китаец Лю увозил на своих санях по 10-15 окоченевших трупов недалеко в тайгу, где ещё весной заключённые вырыли для себя новый глубокий и длинный ров. По дороге сани свернули к небольшому приземистому блоку медсанчасти – увезти скончавшихся за сутки больных. Бросил одного, второго в сани поверх других тел. Третьего вначале никак не мог сдвинуть с места. «Да, высокий человек, большой человек был», – размышлял щупленький Лю. И вдруг – о, ужас! – этот человек привстаёт на локтях, обводит невидящими глазами вокруг, останавливает взгляд на нём.

Сначала у Лю чуть ли не отнялся язык, но, зная некоторые исторические факты из своей национальной медицины, он сразу понял, что человек был в глубокой коме. Укрыв тело, он погнал сани в тайгу, сбросил трупы в траншею и также быстро возвратился вместе со спасённым собратом по зоне в медсанчасть. Там ему, как особому помощнику, была выделена маленькая каморка. Всё, что знал и помнил Лю со времён детства и юношества, когда он с несколькими своими сверстниками ходил к учителю за знаниями восточной медицины, он применил на восстановление здоровья «большого Шуры», как его называли однокашники по блоку. Так он старательно возвращал с «того света» приговорённого к братской могиле – траншее в тайге.

Прошло время…

И мальчик, которому почти что 70 лет тому назад не дали подарок у новогодней ёлки, став ветераном педагогического труда, детским поэтом, преподносит детям России, Белоруссии и Украины (а именно туда были разосланы 82500 экземпляров написанных им книг для детей, изданных Ростовским-на-Дону издательством «Профф-Пресс»), книжку про любимого персонажа – «Ты откуда, Дед Мороз?»

Это и есть его подарок детям. Он выполнил своё обещание.

ТЫ ОТКУДА, ДЕД МОРОЗ?

Есть город на свете – Великий Устюг.

Там царство морозов, пристанище вьюг,

И там, среди сосен и белых берёз,

В бревенчатом доме живёт Дед Мороз.

Весною и летом, в осеннюю тьму

Снегурка подарки пакует ему,

Чтоб эти подарки в трескучий мороз

В оленей упряжке он детям повёз.

А рядом весёлые гномы живут, –

Ему помогают. Им весело тут.

У гномиков тоже немало забот, –

Растить новогодние ёлочки!.. Вот!

В Великом Устюге работа кипит,

Без дела там просто никто не сидит:

Стараются все – озабочены тем,

Чтоб этих подарков хватило бы всем.

Чтоб в ночь новогоднюю сам Дед Мороз

Всем детям России подарки привёз!

***

17 октября 2013 г. Мне, А. Чекулаеву, из Великого Устюга, Областного научно-методического центра культуры «Дом Деда Мороза» позвонил сотрудник названной организации. Он представился «Всероссийским Дедом Морозом» и пригласил на свой «День рождения», который празднуется 18 ноября.

Он также сообщил, что моя книга «Ты откуда, Дед Мороз?», статья в Интернете о «Новогодней истории детской книжки», с учётом безвозмездной работы клуба «Взлёт» (2001-2013 гг.) с одарёнными детьми, заняли 1 место во Всероссийском конкурсе в номинации «Форум добрых дел».

(Продолжение следует).

Анатолий Чекулаев, руководитель детско-молодёжного клуба Взлёт» .

Комментарии (0)

Добавить комментарий