Сегодня: 19 января 2020, Воскресенье

ДИЗАЙНЕР – ПРОФЕССИЯ  КРЫЛАТАЯ

Предисловие

«Сто женщин …есть во мне,

Оригинальное такое свойство»

(Вероника Долина, бард).

Когда-то у моего отца спросили:

– Сколько у Вас дочерей? –

Он ответил:

– Одна.

– Не может быть, – возразил знакомый, – одна, я знаю, пишет стихи, другая – картины, а третья – диссертацию.

– Тем не менее, дочь у меня одна. Зато какая! – гордо произнёс Александр Иванович.

Сегодня мой муж Георгий говорит, что обрёл во мне целый гарем, с той волнующей непредсказуемостью, что никогда не знаешь, какая из жён окажется перед тобой в следующий момент.

Материал, который последует ниже, был предназначен для газеты ЮРГПУ (НПИ) «Кадры индустрии», но неожиданно оказался в опале. Он вместе с автором терпеливо ждал встречи с читателем, вначале было лето, и газета не выходила, потом не было места, а когда появилось, то материал был внезапно изъят из свёрстанного номера. Мне сказали, что печатать его запретили. Кто? Начальники кивали друг на друга. Я пыталась узнать, что же в нём криминального. Ответили, что меня слишком много.

Но тут уж я бессильна что-то изменить. Нас действительно много. И одна из нас, та Наталья, что перешла со стихов на журналистскую прозу, взяла интервью у профессора ЮРГПУ (НПИ) Натальи Александровны Ермак, которая просто любит свою работу.

Дорогие читатели, особо те, что почтив своим вниманием предыдущий материал «Лето, творчество, Изерлон» Натальи Ермак в «Частной лавочке», были возмущены, мягко говоря, нескромностью автора, смогут убедиться в правоте своих суждений, ибо предлагаемый материал продолжает наметившуюся тенденцию в статьях этой доморощенной журналистки: её основная тема — нескромная жизнь Натальи Ермак.

Про крылья и не только…

Так уж распорядилась судьба, что с неба срывается первый снежок, а мне хочется перенестись в весеннюю сессию студентов-дизайнеров ЮРГТУ (НПИ), потому что не столько и не только сам педагог, но и её бывшие студенты заслуживают того, чтобы их успехи были отмечены публично.

Ещё один учебный год ушёл в историю, вскоре за ним последует и год календарный.

Многие студенты, закрыв сессию, и педагоги, избавившись от задолжников, вздохнули с облегчением, а некоторые – с грустью.

… Наталья Александровна Ермак не без сожаления выводила в зачётках «отлично» и «хорошо» по рисунку и живописи студентам-дизайнерам 5 курса. И хотя им предстоит ещё год завершать своё образование, обучение рисунку и живописи подошло к концу.

Это был уникальный курс, ибо все эти годы девушки и юноши познавали азы художественного мастерства под неизменным руководством члена Союза художников России и доктора педагогических наук Натальи Александровны Ермак. «Мы все оказались отмечены судьбой», – считает педагог-художник, – «ни до, ни после никогда не было, и уже не будет того, чтобы на протяжении всех лет обучения студентов учил один и тот же преподаватель». И, что бы ни говорили о необходимости для студентов узнать разные подходы, в чехарде меняющихся наставников больше вреда, чем пользы, ибо издавна в художественном образовании было такое понятие, как обучение по классу того или иного художника. Например, класс Репина, класс Куинджи. Не претендуя на лавры и уровень оных, хочется отметить, что традиции русской школы рисунка и живописи, насколько это было возможно в условиях ЮРГТУ (НПИ), были соблюдены именно при обучении этого курса студентов класса Ермак. В её лице будущие дизайнеры получили всесторонне обдуманное, последовательное обучение, учитывающее индивидуальные особенности и траекторию развития каждого студента.

Все эти годы Наталья Александровна чутко следила за развитием таланта каждого, искренне радовалась, когда в обучении того или иного студента происходил «прорыв» сквозь тернии конструктивных построений в рисунке или создания колористической гармонии в живописи.

— С каждым из них я «вела» рисунок, помогая словом и делом», – вспоминает педагог, – первые два года вообще не приседала, бегая от одного мольберта к другому.

Студентам тоже скучать не приходилось – помимо аудиторных постановок (классных заданий), к каждому семестровому просмотру они должны были нарисовать 60-80 набросков и чуть меньше этюдов, ибо в своём обучении Наталья Александровна следовала завету великого художника-педагога Ильи Ефимовича Репина, который говорил, что «будет просто, когда сделаешь раз дО ста». Но, несмотря на эти дополнительные задания, на занятиях по рисунку и живописи у неё всегда был аншлаг. Завершённые работы студентов оценивались по принципу, сложившемуся в Академии художеств, а именно распределялись по номерам от самой лучшей к менее удавшейся, причём в ранжировании участвовали сами студенты, расставляя работы и обосновывая достоинства и недостатки каждой. Таким образом, они учились и друг у друга, взаимно возрастая в мастерстве. Да и сама Наталья Александровна за эти годы выросла от кандидата наук до доктора. Со всё ещё детской радостной непосредственностью студенты бегали смотреть на плакат, выставленный на входе в главный корпус в октябре 2009 года. На нём их педагога поздравляли с защитой докторской. Под его впечатлением одна из любимых студенток (а других у Натальи Александровны нет), с гордостью сказала одногруппнику: «Вова, ты осознай: теперь ты можешь говорить всем, что тебя учит доктор наук!».

Свои семестровые творческие достижения студенты выставляли вместе с курсовыми работами на сессионный просмотр в крытом дворе главного корпуса, и неизменно зрители этой масштабной выставки дизайна и коллеги Натальи Александровны отмечали большой объём и разноплановость дополнительных работ, выполненных её студентами. Об этом педагоге можно сказать, что студентов она не щадит, в процессе обучения поблажек нет никому. Но при этом сами они говорят, что Наталья Александровна строгая, но справедливая. Но, как ни странно, эта строгость не препятствовала студентам, когда им требовалось поговорить по душам, получить совет в своих не только художественных, но и жизненных проблемах от взрослого человека.

Когда же комиссия педагогов, обойдя крытый двор, приступала к оцениванию представленных работ, и, дойдя до обсуждения рисунков учеников Натальи Александровны, председатель задавал ей вопрос: «Какие оценки вы рекомендуете?», то слышал в ответ каждый раз одно и то же: «Моим всем отлично». Разумеется, комиссия с таким мнением согласиться не могла, и педагогу-художнику приходилось «вести бой» за каждого своего ученика, за каждый балл.

— Многие мои коллеги, – говорит она, – считают, что студентов надо ставить на место, чтобы они не зазнавались и много о себе не думали, я же, наоборот, считаю необходимым выращивать у них крылья.

Действительно, без крыльев творческий полёт невозможен.

Не только студенты и педагоги, проходившие в период сессии через крытый, могли видеть работы студентов-дизайнеров – Наталья Александровна активно привлекала своих воспитанников к участию в художественной жизни Новочеркасска. Вот уже более 13 лет она является куратором городской выставки женского творчества «Женская палитра», а поскольку среди студентов-дизайнеров преобладают девушки, то весенняя выставка стала площадкой для показа их художественных опытов более широкой публике.

И, что бы ни говорили о том, что не все выпускники дизайна востребованы, дело, видимо, не в специальности, а в самих специалистах. Уже на 5-ом курсе многие студенты занялись практическим дизайном – стали подрабатывать в области дизайна ювелирных украшений, рекламы и других форм придания красоты повседневным вещам. Наталья Александровна, однако, продолжала строго требовать выполнения всех заданий, считая, что подработка, даже по специальности, не является оправданием для невыполнения главной работы студента – учёбы. Отстающих среди пятикурсников не было, многие студенты завершили эту весеннюю сессию просто блестяще, порадовав своим усердием не только Наталью Александровну, но и других педагогов.

В качестве итоговой экзаменационной работы студенты должны были написать маслом задание, звучащее в программе как «фигура человека в среде». Впервые за годы обучения Наталья Александровна не стала ограничивать своих воспитанников жёсткой тематикой, предоставив возможность самим выбрать сюжет в рамках программы. И как никогда творческая фантазия прорвалась фейерверком красок и сюжетов. И это неудивительно – ведь каждый писал то, что было ему по душе. У большинства девушек живописные мотивы были связаны с музыкой, танцами, песнями, цирком, а у ребят – с техникой.

Через живопись студенты передали свою любовь к жизни и к близким людям. Так, например, Виктория Шаповалова написала портрет отца на охоте, Надя Гореловская – дедушки за работой в мастерской, а Аня Куликова – мужа за компьютером. Последнего все радостно узнали, что само по себе служит высокой оценкой. И настолько молодые художники были искренни, что само это чувство, казалось, придало гармоничность всему колориту их полотен. Было непросто оценить по достоинству такие интересные в своей непохожести работы.

По сложившейся традиции Наталья Александровна предложила самим экзаменуемым оценить работы друг друга. В ходе оживлённого обсуждения, которым сопровождалось перемещение работ на мольбертах в зоны «отлично» и «хорошо», были поставлены убедительные оценки, не оставившие ни у кого ни малейшего сомнения в их заслуженности.

Хотя коллеги Натальи Александровны и считают, что дизайнеру нет необходимости уметь рисовать, достаточно генерировать идеи, сама она убеждена, что без владения художественными навыками дизайнер – инвалид в своей профессии. Ведь именно они позволяют моментально донести до заказчика свою идею – достаточно карандаша и листка бумаги. А если дизайнер не сможет свои задумки визуализировать в короткие сроки минимальными средствами, то и перспективы на успех тоже будут минимальными. Именно эти умения, по рассказам очевидцев, так поражают иностранцев в российских дизайнерах. Но, к сожалению, программа для бакалавров-дизайнеров беспощадно урезана в плане обучения рисунку и живописи до полутора лет (одно занятие в неделю!).

В этом – и одна из причин грусти Натальи Александровны, и ответ на мой вопрос о том, почему этот выпуск уникален и никогда уже не будет возможности год за годом вести студентов по дороге художественного мастерства.

«Всем нашим встречам разлуки, увы, суждены», – изрёк некогда известный советский бард истину с горчинкой. Встречи бывают разные. Но думается, что поэт сожалел об особенных встречах, оставляющих след в жизни человека. Мне представляется, что к таким встречам можно отнести встречу с учителем, наставником, педагогом, помогающим тебе в жизненном многообразии дорог найти свою и найти себя на ней. Но и для того, кому судьба определила нести миссию учительства, не менее важно встретить своих учеников.

Принято считать, что способности к занятию искусством передаются по наследству, но думается, что и педагогический талант имеет некую генетическую предрасположенность, и не обусловлен лишь полученным образованием. В лице Натальи Александровны династия педагогов семьи Ермак достигла своей вершины. Её дедушка и бабушка были сельскими учителями. Ни свет, ни заря дежурили дети у ворот дома Александры Ивановны Ермак, чтобы получить возможность принести в класс стопку тетрадей. По всему бывшему Советскому Союзу трудится уже несколько поколений бывших студентов, учившихся у родителей Натальи Александровны Ермак. 48 лет обучал её отец – Почётный работник высшей школы РФ, доцент, кандидат технических наук Александр Иванович Ермак – будущих инженеров в Новочеркасском политехническом. 21 год готовила техников-строителей Валентина Кирилловна Ермак в гидромелиоративном техникуме, а последние 18 лет она, рука об руку с супругом, обучала будущих инженеров такому важному предмету, как черчение. Когда я спросила Наталью Александровну о том, кем она себя считает в первую очередь, она ответила: «Я – педагог».

Вместе с большим букетом ярко-жёлтых лилий на экзамене студенты преподнесли ей дизайнерский торт в виде палитры с красками и кисточкой. Невероятно было даже представить, что такую красоту можно есть. В этом неожиданном, эксклюзивном подарке проявилась не только творческая фантазия, а, прежде всего, отношение к любимому педагогу, учившему летать.

 

Вместо заключения

 

2 декабря усталая Наталья Александровна возвращалась с работы и почти машинально, не останавливаясь, ответила «Здрасте» на приветствие встречного студента. Однако молодой человек не промелькнул мимо, а, напротив, преградив педагогу дорогу, воскликнул в радостном возбуждении:

– Наталья Александровна, я хочу Вас поблагодарить!–

Это был Владимир Крачков – тот самый Вова, который когда-то должен был «осознать», кто его учит.

Он с гордостью стал показывать бывшему педагогу фотографии каких-то приборов.

– Наталья Александровна, я работаю дизайнером в Ростове на промышленном предприятии, и это фотографии прибора, который я спроектировал. Он будет запущен в совместное с китайцами производство.

– Я вас поздравляю,– сказала Наталья Александровна с некоторым недоумением, думая: «А в чём же тут, собственно говоря, моя заслуга?».

– Наталья Александровна, я вам так благодарен, когда я пришёл на работу, я не умел ничего из того, что требовалось, я умел только рисовать. Я нарисовал более 50-ти эскизов этого прибора, – рассказывая, Вова сиял, как полуденное солнце. – Наталья Александровна, это всё ваша заслуга – вы научили меня рисовать!

Наталья Ермак,

член Ассоциации журналистов «Аксинья».

 

Комментарии (0)

Добавить комментарий