Сегодня: 22 ноября 2019, Пятница

Легенды НПИ

Михайлов Александр Васильевич работал на химфаке НПИ в 70-80 годах прошлого столетия. Достиг серьёзных научных результатов в области электрохимии переменного тока. Но многие помнят его не из-за его успехов в науке, а из-за нескольких курьёзных историй, которые с ним случились. Истории обрастали «подробностями», превращаясь в институтские легенды. Вот одна из таких историй: хотите верьте – хотите нет.
На химфаке Ростовского государственного университета появилось объявление о том, что умер аспирант кафедры электрохимии Михайлов Александр Васильевич. За два дня до этого заведующий кафедрой получил телеграмму от Михайлова, в которой тот сообщал, что он не сможет присутствовать на распределении аспирантов, т.к. заболел и лежит в больнице города Азова. В те далёкие времена аспиранты по окончании аспирантуры также получали назначение на работу (распределение), как и студенты. Сердобольный зав тут же послал одного из сотрудников кафедры в Азов проведать больного Михайлова. В приёмном отделении гонцу сказали, что действительно в больницу неделю тому назад поступил Александр Михайлов, но, к сожалению, вчера он умер и его бренное тело отправили в морг, т.к. родственники пока не появились. В морге печальное известие подтвердили и сказали, что ждут родственников, которые должны приехать. Им уже сообщили. Кафедра, как и принято в таких случаях, оповестила об этом печальном событии весь факультет.
Больше всего по поводу смерти Михайлова горевали аспиранты. Многим из них он помогал заработками. Дело в том, что Александр Васильевич организовал трест по подготовке абитуриентов, т.е. занимался репетиторством. Трест, во-первых, держал цену, а во-вторых, собирал информацию о ростовских школьниках, собирающихся поступать в РГУ. Михайлов собрал большую базу данных о будущих абитуриентах и щедро делился данными со своими коллегами. Сам он вёл занятия по физике, математике, химии и английскому языку. У него было не меньше 20 учеников. Все вечера он тратил на занятия с абитурой.
И так уж случилось, что в эти печальные дни заведующий кафедрой запозднился на работе. Он шёл по двору университета, когда уже совсем стемнело, и вдруг увидел, что в полуподвале, где как раз и находилась лаборатория А.В. Михайлова (это напротив университетской библиотеки), горит свет. Он не поленился вернуться, заглянул в комнату и увидел … живого и невредимого Александра Васильевича в окружении своих многочисленных учеников. Он так рассердился, что даже не стал объясняться с Михайловым. На следующий день вышел приказ об отчислении того из аспирантуры.
Но заведующий был не прав. А.В. Михайлов не был виноват в своей мнимой смерти. Виноват был гонец, которого послал зав. Получилась накладка. В больнице Азова действительно помер некий Александр Михайлов, но не Васильевич! Если бы гонец посмотрел на отчество, или хотя бы на почившего, который лежал в морге, он бы понял, что это был совсем другой Михайлов. Не Александр Васильевич. А наш Михайлов просто хотел увильнуть от распределения. Все аспиранты всегда старались увильнуть от распределения, чтобы иметь возможность закончить и защитить диссертацию. И надо же было тут совсем другому Михайлову помереть в больнице города Азова! Александр Васильевич ни сном, ни духом не знал, что его собираются хоронить. Он вечерами приходил на химфак и отрабатывал своё с будущей абитурой. Деньги зарабатывал.
Расстроенный Михайлов приехал к нам в НПИ. Мы дружили, т.к. тоже занимались электрохимией переменного тока. Я пошёл к своему заведующему Сёмченко Дмитрию Платоновичу, который был ещё и проректором. Рассказал ему все и попросил взять Михайлова на работу. Дмитрий Платонович к нам благоволил и тут же принял Михайлова в штат по НИСу (научно-исследовательский сектор – коммент. «ЧЛ»), а через пару месяцев нашёл ему и должность ассистента.
Михайлов быстро освоился. Через полгода он уже самостоятельно заключал хоздоговора с заводом постоянных магнитов и подкармливал полкафедры. Развернулся вовсю. Через некоторое время Михайлов завершил работу над своей диссертацией. Шеф поручил мне быть оппонентом. Я должен был познакомиться с работой и доложить о ней на заседании кафедры. Но до этого дело не дошло. Я прочитал работу и ужаснулся. Это была смесь буйных фантазий, бездоказательных утверждений и авантюрных предложений. Я считал, что работу нужно переделать. Для уверенности попросил дать заключение профессора Э.В. Колесникова, крупного учёного в области теоретической электротехники, т.к. работа Михайлова была на стыке электрохимии и электротехники. Тот написал короткое заключение, из которого следовало, что всё это сплошная чушь. Михайлов забрал работу, а я поссорился со всей кафедрой. Большинство считало, что я сознательно его топлю, не даю хода, вижу в нём своего конкурента.
Через месяц я поступил в докторантуру и уехал на два года в Кишкет вместе со своими аспирантами. Когда мы вернулись, Михайлов был уже кандидатом наук. За год он успел переделать диссертацию и защитил её. Ещё через год его утвердили. Я ознакомился с его новой работой. Это была хорошая добротная работа. Михайлов был талантливый человек.
Вот в это время и случилась история, о которой многие студенты того времени и сотрудники факультета помнят до сих пор. Михайлов стал «миллионером».
Сам он об этом рассказывал так.
Его вызвали в Минюст СССР и вручили завещание дяди, который умер в Канаде. Дядя завещал своему единственному племяннику $100 млн.
Пока Александр Васильевич изучал вопрос о том, как вступить в наследство, его вызвали в КГБ и предложили отдать деньги в пользу детских домов. Михайлов категорически отказался. Он заявил, что, если ему не отдадут его деньги, он уедет в Канаду, но ему сообщили, что он невыездной, т.к. до поступления в аспирантуру работал на закрытом секретном объекте – ядерном институте города Сухуми. В КГБ Михайлову вежливо объяснили, что в СССР в принципе не может быть легальных миллионеров, а если иногда вдруг появляются нелегальные, то их немедленно сажают. Александр Васильевич быстро понял, что с КГБ лучше не спорить, а договариваться. Он заявил, что хочет сам пожертвовать большую часть наследства родному институту. В конце концов, они пришли к согласию. Михайлов подписал бумагу, согласно которой $90 млн. он отдавал государству, а часть остальных денег пожертвует сам в пользу родного института.
Известие о том, что А.В. Михайлов стал «миллионером», мгновенно распространилось по институту. И с этих пор его жизнь сильно изменилась. В первую очередь эти изменения коснулись его отношений с женщинами. Александр Васильевич был холостым, и, надо признать, женщины не особенно баловали его своим вниманием. Но после того, как он стал «миллионером», он оказался в центре внимания женской половины нашего института. Во-первых, посещаемость его лекций достигла почти 100%. Дело в том, что он вёл занятия на кафедре керамики, где большинство студентов были девочки. Студенткам было очень интересным слушать лекции настоящего миллионера. Наверное, у них были и другие соображения. Во-вторых, Михайловым вплотную занялись самые шикарные женщины института. Если раньше он день и ночь торчал в своей лаборатории, то теперь он там не появлялся неделями. Он стал вести гламурный образ жизни. Бесконечные дни рождения, банкеты, выставки, спектакли, рестораны, тусовки и пр. Везде Александр Васильевич был нарасхват. У него появилось множество новых друзей, он стал вхож в самые элитные компании. С нами он общался всё реже и реже. А про свой переменный ток так и вовсе забыл.
А.В. Михайлов был добрым человеком и легко давал обещания. Заведующему кафедрой он пообещал купить целую спектральную лабораторию. Библиотеке он посулил подписку на все иностранные химические журналы. Для спорткафедры он решил построить хижину для катания на горных лыжах в районе пос. Рудничный в Аксаутском ущелье. Там, где расположен наш Кишкет. Оттуда он планировал сделать канатную дорогу на гребень, отделяющий Аксаутское ущелье от Марухского. Именно таким путём во время войны немцы рвались преодолеть Главный Кавказский Хребет. На Рудничный есть дорога, но в том районе нет хороших склонов для катания на лыжах. А в верховьях Марухи нет дороги, но есть шикарные склоны для катания.
Множеству женщин он обещал жениться на них. Что-то он обещал и самому ректору, но я не знаю что. Партийный секретарь института попросил у него денег, взаймы, разумеется, для покупки «Волги». Александра Васильевича быстро сделали доцентом и обещали квартиру в новом строящемся доме.
Но самое забавное обещание он сделал ростовским альпинистам. Они попросили у него $40 тыс. для экспедиции, пообещав за это назвать его именем пик на Восточном Кавказе. Они собирались совершить первопрохождение, т.к., по их словам на этом пике ещё никто не бывал. Ростовчане вешали лапшу на уши Михайлову. Но они не знали, что он занимался немного альпинизмом и знал, что на Кавказе уже есть пик Михайлова. Более того, Михайлов сам поднимался на пик-«однофамилец». Это была зачётная вершина для новичков.
Две девицы подали на А.В. Михайлова в суд, требуя, чтобы он на них женился или платил им алименты, у них появились младенцы. Но у Александра Васильевича было железное алиби – он не мог иметь детей, т.к. однажды сильно облучился. Таковые документы он и представил суду. Так что девицы крупно влипли. Над ними потешался весь факультет. Так что жизнь Александра Васильевича засверкала всеми цветами радуги. Но музыка играла недолго. Спецотдел по поручению ректора специально проверил все эти разговоры про миллионы, и выяснилось, что никакого наследства А.В. Михайлов не получал, с сотрудниками КГБ не встречался.
Скоро всё вернулось в прежнее русло. Квартиру, конечно, А.В. Михайлову не дали, а через 5 лет при очередных выборах его не переизбрали на большом совете. Ректор не простил ему этой хохмы.
Александр Васильевич перешёл на работу в ОКБ и много лет там с успехом работал. Он обосновал новое научное направление в области аналитической электрохимии – определение пробы драгметаллов. Созданное им направление существует и развивается до сих пор на кафедре электрохимии ХТФ.
Александр Васильевич Михайлов был яркой личностью. Он окончил университет сразу по двум специальностям – географии и химии. Хотел ещё заодно «прихватить» и философию, но сам Ю.А. Жданов отговорил его. Он боялся за горячего и необузданного фантазёра, который, ещё будучи студентом, досконально изучил работы Бердяева и Ильина, и открыто критиковал догмы марксизма-ленинизма.
Студентам НПИ Михайлов нравился за свои необузданные фантазии.
Умер А.В. Михайлов красиво – в походе по Камчатке. В группе, с которой он шёл, было много женщин. Добрый Михайлов хотел всем помочь и забирал у женщин часть груза, чтобы облегчить их ношу. Его рюкзак был за 60 кг. Сердце не выдержало перегрузки.
Зачем Александр Васильевич затеял всю эту историю с миллионом, я не знаю и не могу его понять. Наверное, захотелось ему праздника! Фантазёр. Но есть и другое предположение. Не умел Михайлов ладить с начальством. Когда он вкалывал как негр, не давали ему хода из-за его авантюрного характера. Ни должности, ни квартиры. Даже в очередь не ставили. Не принимали его всерьёз. А как стал «миллионером» и перестал работать, так сразу его зауважали. И квартира тебе, и должность. Сам партийный секретарь за ручку здоровался! Вот он над начальством и посмеялся, выставил их дураками. Так что в СССР, как и сейчас, не труд приносил почёт и уважение, а деньги.

От «ЧЛ». Фамилия героя очерка (соответственно и горного пика на Кавказе) по этическим соображениям изменена…

Комментарии (0)

Добавить комментарий