Сегодня: 23 октября 2019, Среда

Новый 2011 год по японскому гороскопу считается годом Кролика, по китайскому — это год Кота. С кошкой у меня однажды произошло довольно досадное происшествие, которое испортило мне новогодние праздники. Было это лет десять назад…
С соседями по лестничной площадке мне откровенно повезло. Они по-настоящему интеллигентные, вежливые, порядочные, доброжелательные, отзывчивые люди. Мои соседи любят животных. Сейчас у них живут кот и кошка, пушистое потомство которых идёт нарасхват. До них у соседей была красивая и очень умная немецкая овчарка Мирта и трехцветная кошка Маша. С Миртой у нас было полное взаимопонимание, поэтому, когда соседи уезжали и поручали её мне, то я кормил, выгуливал и развлекал её с удовольствием. Кошка Маша была довольно необщительным созданием. Её маленьким котёнком с пасеки привезла соседская дочь Наталья, она же и назвала кошку этим не кошачьим именем. Сосед в те времена активно занимался пчеловодством. С ранней весны он уезжал с ульями на своём ГАЗ-66 (списанной армейской «будке») куда-то на пасеку и возвращался только в конце сезона, когда заканчивалось цветение трав. Мирту и Машу на лето он брал с собой, а осень и зиму живность проводила в квартире.
Когда соседям надо было навестить родню, съездить на Дон или на море, то заботу о своем «зоопарке» они поручали мне. Показывали чем кого кормить, вручали ключи от квартиры и с легким (надеюсь) сердцем отправлялись на отдых или по делам. Больших проблем Мирта и Маша мне не доставляли. Собаку я выгуливал четыре-пять раз в день, кошка из квартиры не выходила вовсе, обходясь кошачьим клозетом, сооруженным из старого тазика. На аппетит и плохое настроение мои подопечные во время отсутствия своих хозяев, как правило, не жаловались. И соседи знали, что по их возвращении Мирта и Маша встретятся с ними в добром здравии и таком же расположении духа.
Однажды под Новый год соседи решили съездить к родственникам в Москву. Мирту и Машу они, как обычно, оставили на моё попечение. Зима в тот год выдалась морозной и снежной. Собака с удовольствием носилась по снегу, купалась в сугробах. Кошка робко выходила в подъезд, но его пределы покинуть не решалась. Мне стало жаль глупое создание, которое не бывает на свежем воздухе, и однажды я вынес Машу на улицу. Она недовольно спрыгнула с рук на землю и сразу куда-то убежала. Мы с Миртой пошли, как обычно, на прогулку. Вернувшись, Машу у подъезда мы не обнаружили. Тщетно, пугая прохожих, я звал: «Маша, Маша!». Маши нигде не было. Маша не объявилась и на следующий день. Привыкшая к квартире изнеженная кошка, видимо, испугавшись чего-то, сбежала куда глаза глядят. О том, что она могла погибнуть под колёсами транспорта, думать не хотелось. Самое неприятное было в том, что я не оправдал доверие соседей. «Они-то, оставляя на меня свою любимицу, надеялись, что с ней ничего плохого не произойдёт, а на самом деле… — с досадой на самого себя думал я. — И зачем только я отправлял эту Машу гулять? Пусть лучше уж сидела бы она дома, раз такая пустоголовая». Это происшествие испортило мне весь праздник. До приезда соседей я обыскал закоулки нашего двора и соседнего тоже, я звал Машу на разные голоса, но все было безрезультатно. Маша пропала.
С тяжёлым сердцем я ждал возвращения соседей. Как признаться им, что я проворонил их Машу, в которой они, что называется, души не чаяли?
Домой мои соседи вернулись через неделю после пропажи кошки. На вопрос «Как дела?» мне пришлось говорить, что все, в общем-то, хорошо, вот только Маша куда-то пошла погулять… О том, что она «пошла погулять» ещё неделю назад, я умолчал. «Ну, ничего, — сказала Машина хозяйка Наталья, — сейчас я её найду». «Ага, как же, найдешь ты её», — подумал я тоскливо. Наталья вышла на улицу и тут же вернулась с Машей на руках! С живой и невредимой!
— Где же она была? — обалдело спросил я Наталью.
— Я позвала, и она сразу из-под папиной машины выбежала, — ответила хозяйка кошки.
«Папина машина» — это тот самый ГАЗ-66, который зимовал во дворе, дожидаясь весеннего выезда на пасеку. Получается, кошка просидела под хозяйской машиной всю неделю в пяти метрах от двери подъезда, игнорируя мои истошные призывы «Маша! Маша!». Ночью температура опускалась ниже минус десяти, доступного для кошки подвала, в котором Маша могла бы согреться, в нашем доме нет, чем она питалась — неизвестно, скорее всего, ничем. Добывать пропитание самостоятельно кошка не привыкла, с детства кормилась из блюдечка. Как выжила Маша неделю на морозе, почему не желала идти домой, до сих пор для меня остаётся загадкой. Но факт остаётся фактом.
row['name']

Комментарии (0)

Добавить комментарий