Сегодня: 25 февраля 8134, Четверг

В.В.Путину, президенту РФ;
В.Е.Чурову, председателю Центральной избирательной комиссии РФ;
С.В.Лаврову, министру иностранных дел РФ

В конце февраля 2008 года известный правозащитник Сергей Ковалев написал открытое письмо президенту РФ В.В.Путину, председателю Центральной избирательной комиссии РФ В.Е.Чурову и министру иностранных дел РФ С.В.Лаврову. Об этом письме судачили многие, в предвыборные дни его цитировали политики, журналисты. Читало его значительное меньшее число россиян.
Как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Мы умышленно воздержались от публикации письма С.Ковалева перед выборами Президента РФ и Законодательного собрания Ростовской области. Не хотелось нагнетать обстановку и объяснять всем и каждому «что мы этим хотели сказать». Теперь же мы предлагаем вам полный текст этого документа.
Мы не подписываемся под каждым его словом, и в чем-то позиция Сергея Адамовича кажется нам слишком резкой. Но нам хотелось бы, чтобы жители города знали о такой точке зрения. А уж принимать или не принимать ее — это уже личное дело каждого.

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО СЕРГЕЯ КОВАЛЕВА

Господа, я нимало не сомневаюсь: вы отлично знаете, что свободное волеизъявление свободных граждан в ходе свободных демократических выборов никогда не может завершиться результатом 99,4 процента голосов, поданных за одну из партий, при явке 99,5 процента избирателей. Разумеется, впрочем, этого не может случиться лишь при открытой, прозрачной политической конкуренции участников избирательной кампании, имеющих равные возможности публичной агитации, при отсутствии административного давления на граждан, при безупречной честности и скрупулезной точности избирательных комиссий.
Но ведь все это и суть обязательные условия демократической избирательной процедуры, не правда ли?
Нет нужды доказывать, что эти самые 99,4 процента «за» есть неопровержимое свидетельство подтасовки. Вы знаете это не хуже меня, не хуже любого мало-мальски грамотного гражданина, обладающего хотя бы здравым смыслом, не говорю уж о самой элементарной осведомленности относительно природы и возможностей народных голосований. Вы, конечно, знаете также, что такие результаты далеко за 90 процентов (а значит, такое же мошенничество) имели место не в отдельных избирательных участках, нет — в нескольких субъектах Российской, с позволения сказать, «Федерации». Этого печального обстоятельства более чем достаточно, чтобы верно оценить безвкусный фарс, разыгранный бездарными режиссерами на всей необозримой российской сцене 2 декабря; а заодно и предстоящий 2 марта.
Совершенно излишне скучно собирать переписанные задним числом протоколы избирательных комиссий, свидетельства о вбросе бюллетеней и т.д. — все ясно и так. Власть (которую, между прочим, вы представляете, господа) исковеркала избирательное законодательство, а затем небрежно, топорно, кое-как имитировала выборы, наплевавши на Конституцию, вооружившись «административным ресурсом», — не для нас имитировала, для столь нелюбимого вами Запада.
Я отнюдь не утверждаю, будто без фальсификаций «Единая Россия» не попала бы в Думу; помилуй Бог, конечно, она все равно заняла бы первое место. Это совсем иная, тоже очень больная, проблема страны.
Но сейчас речь о другом. Вашими, господа, целеустремленными усилиями в нашей стране, где едва пробивались ростки демократии, выборов — главного критерия демократии — снова не стало. И надолго. Чеченский рекорд не снился даже Сталину — в его «выборах» такой процент голосов набирал единственный, безальтернативный кандидат. А в теперешнем нашем случае эту жалкую 0,1 процента якобы поделили между собой чуть ли не 10 партий!
Что происходит со страной, которая получает раболепный, кукольный парламент, декоративную конституцию, заказное правосудие и бесконтрольную, переназначающую самое себя власть (как исчерпывающе выразительно одно только словечко «преемник», без малого 10 лет засоряющее наш политический лексикон), мы знаем не понаслышке — вряд ли здесь уместны подробности.
Похоже, вас это не пугает и вы решили попробовать еще раз, или просто не умеете делать ничего иного.
Что ж, несомненно выбор сделан — сознательно, продуманно, давно; и я прекрасно понимаю, что не мне вас остановить.
Есть, однако, вопрос: сумеете ли вы сами остановиться, если когда-то не захотите идти до слишком хорошо известного конца?
Понятно, что ложь, несущаяся со всех ваших холопских экранов, бессильна скрыть избирательное шельмовство. Но несмотря на это вы вынуждены лгать беспардонно и безнадежно, высокомерно и злобно набрасываясь на любые сомнения (дескать, «пусть они своих жен учат…»). У вас нет другого выхода — не можете же вы сказать: «Ну, тут мы распорядились слегка подкорректировать результаты, так кое-где люди перестарались; уж не взыщите, это же все от переполняющих чувств и необузданного исполнительского рвения!»
А за вами адепты, суетливо торопящиеся попасть в патриотический реестр. И прежде нашим лидерам нередко приходилось десятилетиями скучно и нагло врать, отрицая то пакт Молотова-Риббентропа, то катынский расстрел пленных поляков, то арест Валленберга, — словом, то, что было очевидно всем окружающим. Теперь вот вы. Увы, история повторяется.
Ложь, которую вы столь решительно вновь утвердили в государственном обиходе и от которой бессильны отказаться, обладает важным и весьма опасным свойством — я бы сказал, особой развращающей силой. Дело в том, что большинство ваших слушателей не верят вам, в том числе и ваши убежденные сторонники. То есть они, конечно, довольны победой «Единой России», но отлично понимают, что бы вы там ни говорили, как кузнецы этой победы выковали ее.
Парадоксальная получается цепочка: вы лжете, ваши слушатели знают об этом, и вы знаете, что вам не верят, только делают вид, будто верят; но и им тоже известна ваша осведомленность об их неверии. Все всё знают. Сама ложь уже не надеется кого-то обмануть, из средства обмана она зачем-то превращается в обыденный образ жизни, обычное и обязательное правило игры.
Есть у вас такой господин Марков, якобы профессор, якобы политолог, а попросту прожженный и неумный циник. Говоря с ним о нашей «политике», журналист сказал: «У лжи короткие ноги». «Человеческая память еще короче», — нашелся Марков. Противно, но, казалось бы, это и в самом деле так.
Конечно, о двух подряд грязненьких спектаклях забудут много через два месяца после 2 марта. Никогда, однако же, не забудут другое — первые лица государства лгут как второгодники. Да разве вы дадите это забыть, ведь ложь ваше естественное состояние!
Такая память катастрофична, и результаты ее неустранимы, потому что привычное начальственное вранье всегда порождает и культивирует в обществе цинизм и ничего другого никогда не может достигнуть. Что бы ни рассказывала теперь ваша команда о свободе, которая лучше несвободы, о праве на самовыражение и проч., эти напыщенные разговоры твердо (и справедливо, между прочим) воспринимаются как продолжение вашей неправды.
«Мели, Емеля». Точно то же отношение и к велеречивой амбициозности ваших разглагольствований о непременных феноменальных и самых скорых наших успехах во всех что ни на есть отраслях, делах, проблемах.
Оказывается, как ни странно это для нас, выходцев из сталинской эпохи, власть таки нуждается в общественной поддержке. Так вы хотите опираться на цинизм? Но цинизм — это трусость, бегство от острых проблем и острых дискуссий, нижайший прагматизм, мелкое приспособленчество на грани или уже за гранью подлости; это интрига, предпочитаемая конкуренции; это отказ от нравственных табу.
Разве серьезная политическая сила может опираться на такие общественные тенденции? Ну да, цинизм не гнушается верноподданническими восторгами, все отлично запомнили покупные стада ваших «наших» по полтораста рублей за штуку. И что же, это на них вы надеетесь, это они ваша опора в пышно анонсированных «инновациях» и прочих свершениях? Полноте, ведь Вы, господин Президент, откровенно поделились с нами своими убийственными оценками Ваших главных сподвижников — партии власти «Единая Россия». Какие еще «инновации»?
Вы что же, рассчитываете жалкими заклинаниями про «четыре И» превратить стадо в творческую силу? Ой, вот это напрасно! Из жульничества, господа, ничего не рождается, кроме нового жульничества. На этом пути вы уже добились своей действительной главной цели. Публично вы важно называете ее стабильность, на самом же деле это всевластие. Попросту говоря, модернизируя и усовершенствуя (цинично, но довольно искусно, надо признать) советские идеологию и политическую практику, вы построили в России политическую конструкцию, в которой у вас нельзя выиграть выборы.
Ни даже сколько-нибудь потеснить вас в парламенте. Ни даже оказать на вас заметное политическое влияние. Это закоулок, из которого ни одна тропинка не ведет к демократии. И постепенно вернуться назад тою же дорогой, по которой пришли, тоже нельзя, ибо вы обречены лгать. Как я уже говорил, вы не можете отречься от раз произнесенной лжи — тогда рухнула бы вся ваша система.
Что делать в этой ситуации вам, мне неинтересно. Скорее всего, вы продолжите ваш курс, возможно, попутно набивая карманы (понимающие люди говорят, что вы давно уже это проделываете; не знаю, тут я не эксперт).
Что делать стране, оказавшейся под вами, вот вопрос. Безнравственно и очень опасно терпеть вас бесконечно. Раз уж теперешние ваши бессовестные «выборы» категорически не годятся, значит, нужен совсем другой инструмент в других руках. Нужны не «политологи» и «политтехнологи», не экономисты, да и не политики в традиционном смысле этого понятия. Нужны умные, смелые и очень добрые лидеры, которые сумели бы вместо крикливой фронды создать решительный, спокойный, упрямый, непримиримый протест и не дать ему выйти из русла великих мирных восточноевропейских побед над деспотизмом, не дать свалиться в кровь и коричневую чуму. Это невероятно трудно. В России это много труднее, чем в Польше и в Чехословакии, труднее даже, чем в Украине.
Но кто обещал нам легкую жизнь? Я верю, что когда-то эти люди придут. Я не вижу другой возможности преодолеть наш постыдный нравственный кризис.
Впрочем, уж эти-то проблемы не с вами же обсуждать.

С самым искренним и неизменным неуважением,
Сергей Ковалев
25 февраля 2008 года

(Текст письма опубликован на сайте «Права человека России»).

НАША СПРАВКА

КОВАЛЕВ Сергей Адамович

С 1967 г. занимался правозащитной деятельностью. Один из создателей первой в стране правозащитной организации “Инициативная группа по правам человека” (1969 г.). С сентября 1974 г. — член московской группы “Международная амнистия”. 28 декабря 1974 г. арестован по обвинению в “антисоветской агитации и пропаганде”, приговорен к семи годам лишения свободы с отбыванием наказания в ИТК строго режима и к трем годам ссылки. В Москву вернулся в 1987 г., стал членом проектной группы по правам человека Международного фонда за выживание и развитие человечества.
Избирался народным депутатом РСФСР, депутатом Государственной Думы РФ. С 1990 г. по 1994 г. — глава делегации России в Комиссии ООН по правам человека в Женеве. С 1992 г. — член Президентского совета. С сентября 1993 г. являлся председателем комиссии по правам человека при Президенте РФ. В январе 1994 г. был избран Уполномоченным по правам человека. В связи с событиями в Чечне назначен заместителем руководителя Временной наблюдательной комиссии по соблюдению конституционных прав и свобод граждан в зоне вооруженного конфликта в Чечне. Резкое неприятие большей частью депутатов Государственной Думы известной позиции С.А.Ковалева в чеченском вопросе привело к освобождению его 10 марта 1995 г. от занимаемого им поста Уполномоченного по правам человека. В январе 1996 г. С.А.Ковалев направил Президенту РФ открытое письмо, где заявил о своем выходе из Президентского совета в знак протеста против окончательного отхода Б.Н.Ельцина от политики демократических реформ.
Один из авторов Российской Декларации прав человека и гражданина (январь 1991) и 2-й главы Конституции России — «Права и свободы человека и гражданина» (1993).
Председатель Российского историко-просветительского и правозащитного общества «Мемориал», президент Института прав человека.
Удостоен многих международных наград и премий, номинировался на соискание Нобелевской премии мира.

Комментарии (0)

Добавить комментарий