Сегодня: 17 декабря 1499, Понедельник

(Окончание. Начало в № 27).

Оставшись на сверхсрочную службу и будучи мичманом, я многие годы служил в Феодосии, а затем — в Севастополе. К концу шестидесятых годов флот наш пополнился многочисленными новыми кораблями, построенными по современным проектам. Поэтому Черноморский флот стал выходить не только в Средиземное море, но и в Атлантический океан. Мы знали, что у американцев в мировом океане в это время находились 6-й и 7-й флоты, так как во многих странах мира у них размещались военно-морские базы.
Оказывать соответствующее влияние на происходящие в мире события мы могли лишь находясь в непосредственной близости от мест этих событий. Поэтому наши корабли стали выходить на боевые службы в район Средиземноморья, где практически постоянно находились американские корабли 6-го флота США. Ведь в этот период на Ближнем Востоке велись боевые действия между Израилем и арабскими странами — Египтом, Сирией, Ливаном… Чтобы знать обстановку на театре боевых действий, наши корабли выходили в Средиземноморье для слежения за американскими авианосцами: наблюдали, как они проводят учения по взлету и посадке палубной авиации на авианесущие корабли — авианосцы и вертолетоносцы.
У нас же в то время авианосцев не было. Авианесущие крейсеры появились в СССР лишь незадолго до его распада, после чего они были либо проданы, либо пущены на слом. То, что осталось в России, простаивало на базах из-за отсутствия горючего. И лишь в последнее время корабли российского Военно-Морского флота стали вновь выходить в море и участвовать в проводимых там учениях.
В период моей службы происходило немало значительных и интересных событий, необычных случаев, участником и свидетелем которых мне довелось быть. Так, например, в 1974 году отмечалось 30-летие освобождения Одессы от немецко-фашистских захватчиков. Два сторожевых корабля нашей бригады вышли туда, чтобы принять участие в проводившихся в этом городе торжествах. Во время морского перехода из Севастополя в Одессу ночью разыгрался сильнейший шторм: десятиметровые волны захлестывали даже место управления кораблем — ходовой мостик. На одном из сторожевиков волна сорвала радиоантенну, и молодой матрос-радист выскочил на палубу, не надев спасательного жилета и не закрепившись страховочным концом.
Ударом накрывшей корабль волны этот матрос был сброшен за борт. Произошло это глубокой ночью, в кромешной тьме, когда радист находился в радиорубке один. Когда же обнаружилось его исчезновение, корабль уже далеко ушел от места происшествия.
Вряд ли можно передать словами все то, что испытал молодой матрос, оказавшись ночью в волнах бушующего моря. На спасение он вряд ли надеялся, и вся его недолгая жизнь буквально промелькнула в его сознании. От ударов штормовых волн и от усталости он стал уже временами терять сознание, как вдруг почувствовал, что какая-то неведомая сила выталкивает его на поверхность. Оказалось, что на помощь гибнущему в морской пучине человеку пришли дельфины. Лежа на спинах этих животных, матрос отдыхал и, как ему казалось, даже набирался новых сил. Так продолжалось до утра. А когда рассвело, то матрос увидел на горизонте возвращающийся для его поисков сторожевой корабль. Так дельфины спасли военного моряка.
Значительные перемены в моей службе произошли во второй половине семидесятых годов. К этому времени в севастопольских бухтах стало базироваться огромное число военных кораблей Черноморского флота. Порою создавалась ситуация, когда у причалов невозможно было найти свободное место для новоприбывшего корабля. Поэтому в Главном штабе ВМФ было принято решение о перебазировании части кораблей в озеро Донузлав, для чего несколько бригад кораблей преобразовали в Крымскую военно-морскую базу.
Озеро Донузлав, протяженность которого составляет более 12-ти километров вглубь Крымского полуострова, находится в его западной части. На акватории и берегах этого озера и разместилась новосозданная база, которую возглавил контр-адмирал Ю.В. Крылов. Ему, согласно штатному расписанию, полагался адъютант из числа младших офицеров. Я был приглашен на собеседование, в ходе которого мне предложили занять эту должность. Я дал свое согласие, после чего был назначен адъютантом командующего военно-морской базой и в звании старшего мичмана последние 15 лет прослужил на этой должности.
Обязанности мои были многоплановыми: работа в приемной командующего, запись посетителей на прием по личным вопросам, контроль исполнения отданных приказов и распоряжений командующего, а также прием военных делегаций и проверяющих. По роду своей службы мне часто приходилось совершать поездки по городам Крымского полуострова, знакомя прибывавшие к нам делегации других флотов с этими городами и их достопримечательностями. Поэтому я хорошо знаю Крым: его города, исторические места и места отдыха.
Не могу не упомянуть об одном из таких мест — об Айтодорском маяке, находящемся рядом с известным всем хотя бы по фильму «Человек-амфибия» стилизованным под замок строением, называемым Ласточкиным гнездом. Этот маяк и сейчас принадлежит Военно-Морскому флоту России. Смотрителем Айтодорского маяка является мой давний приятель Юрий Иванович Тюрин — капитан 2-го ранга в отставке, романтик моря и прекрасной души человек, совершивший кругосветное плавание на одном из научно-исследовательских судов Академии наук. Его настойчивостью и большим трудолюбием создан музей предметов морской тематики: корабельных якорей разных времен и типов, многочисленных судовых приборов, фотографий выдающихся флотоводцев.
Хотелось бы также рассказать о выполнении задания командования, свидетелем которого я стал на заключительном этапе своей службы. По существовавшим международным правилам, в черном море и в его проливах могли находиться военные корабли лишь тех стран, чьи берега оно омывает. Но в конце 80-х — начале 90-х годов положение в мире настолько изменилось в худшую для Советского Союза сторону, что американцы не сочли нужным в 1990-м году придерживаться этих правил. И вот однажды на командный пункт Крымской военно-морской базы поступил приказ: кораблям нашего соединения выйти в район Ялты для принятия мер по недопущению нарушения американскими кораблями наших территориальных вод.
Группу кораблей, вышедших для выполнения задания в указанный район, возглавлял лично командующий базой вице-адмирал А.И. Фролов. Я, как его адъютант, обязан был выполнять свои обязанности, находясь рядом с ним. В это время один американский корвет, зайдя в наши территориальные воды, двигался вдоль их границы, а второй держался в стороне на незначительном расстоянии от него.
Нарушителю в соответствии с международным сводом сигналов было передано: «Вы нарушили границу территориальных вод, прошу их покинуть!». Но корвет-нарушитель не реагировал и продолжал движение. На горизонте уже показалась Ялта. Тогда наш корабль стал обходить нарушителя на скорости и, совершая поворот вправо, указывать направление, куда тому следует выходить из территориальных вод. Но и этот маневр результата не дал.
Тогда наш флагманский корабль начал сближение с нарушителем и, получив по радио согласие командования, жестким соприкосновением с корветом начал вытеснять «американца» в нейтральные воды. При столкновении кораблей не выдержали крепления реактивной установки корвета: она оторвалась от палубы и сместилась. Только после этого корабль-нарушитель покинул наши территориальные воды и ушел в сторону пролива Босфор. Все эти маневры и действия продолжались в течение часа.
Как уже говорилось, ежегодное празднование Дня Военно-Морского флота проходило в советское время и проходит сейчас в последнее воскресенье июля. Торжественное же заседание патриотического клуба ветеранов ВМФ «Бригантина» мы проведем в Малом зале ДК НЭВЗа 21 июля в 14 часов. На Черноморском же флоте, где я служил, празднование Дня ВМФ представляло собой традиционный ритуал, которого ждали с радостью и гордостью. Мне приходилось наблюдать его и участвовать в нем, находясь и на трибунах, и на корабле. И каждый раз при этом я снова и снова испытывал огромное душевное волнение. Описать чувства, которые тебя переполняют в такой момент, либо рассказать о них невозможно. Это красочное зрелище надо видеть самому, прочувствовать его.
На рейде на швартовых бочках и якорях стоят в строю свежевыкрашенные боевые корабли, украшенные флагами рассвечивания. На их палубах, выстроенные вдоль борта, замерли в летней парадной (полностью белой) форме № 1 матросы и офицеры. После объезда корабельного строя командующим флотом на катере и его поздравления личного состава, начинаются показательные действия флота: с десантных кораблей высаживается морской десант, на воду опускаются парашютисты, из бухты выходят корабли и ракетные катера, на полном ходу ведущие артиллерийский и ракетный огонь. Незабываемые впечатления от увиденного остаются на всю жизнь.

Комментарии (0)

Добавить комментарий