Сегодня: 15 декабря 2017, Пятница

«Я всегда испытывала огромное желание учиться и познавать не только учебные дисциплины, но и секреты общения и взаимопонимания. Именно поэтому, я считаю, мне так везет на умных, благородных, честных людей, с которыми надолго сохраняются теплые, дружеские отношения. Среди моих знакомых много людей разных национальностей (грузины, армяне, чеченцы, ингуши, дагестанцы, американцы, англичане, бельгийцы, итальянцы, арабы), в общении с которыми у меня никогда не возникало и не возникает конфликтов.
Уверена, что мы пришли в этот мир для того, чтобы оставить после себя яркий след. И этот проект – уникальная возможность не только получить новые знания и познакомиться с новыми и, я абсолютно уверена, интересными личностями, но и помочь людям научиться вести мирный диалог!»
(Из анкеты участницы семинара).

ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА. «ПОЕДЕШЬ, ПОСМОТРИШЬ, РАССКАЖЕШЬ»
Они заходят в уютный зал, садятся вокруг стола. Немного настороженные, почти не знакомые между собой. Так вышло, что в этой группе одни женщины: 12 учительниц из Ростовской области, 9 – из Чеченской республики. Они приехали в Новочеркасск, в региональную общественную организацию Союз «Женщины Дона», на реабилитационный семинар в рамках проекта «Вместе планируем перемены», поддержанного Европейской Комиссией и Общероссийским общественным движением «Гражданское достоинство» (руководитель Э.А. Памфилова).
Короткое представление участников. Удивительно, но, оказывается, что с некоторыми я заочно знакома. Причем они – из Чечни! Учительница начальных классов из станицы Первомайской Хеда Махмудова попала в Новочеркасск, в Союз «Женщины Дона» по стопам своей дочери. Несколько лет назад тогда еще десятиклассница Милана была участницей проекта «Ступени дружбы», приезжала в Новочеркасск. Ее сначала боялись отпускать из дома, потом решили: «Пусть ребенок отогреет душу». Девочка выросла, стала тележурналисткой, ведет программу «Вести-Чечня». На недавних общественных слушаниях комиссии по СМИ Общественной палаты РФ в Нальчике задала ведущим смелый и откровенный вопрос: на кого работать государственному телевидению – на государство или народ? Аплодируя в Нальчике Милане Исхаковой, я не думала, что вскоре буду писать о ее маме.
Шумисат Хажмухамбетова – преподаватель физкультуры села Самашки. Единственная в Чеченской республике мастер спорта международного класса по дзюдо. Участием в семинаре обязана журналистке Людмиле Павличенко, писавшей о Чечне и посоветовавшей заполнить анкету, разосланную Союзом «Женщины Дона».
Екатерина Чугайнова, учитель начальных классов из хутора Керчик-Савров (Октябрьский район Ростовской области), анкету заполняла «авральным способом» — принес завуч: «Пиши!»
Ольгу Калинину, социального педагога из Красного Сулина, коллеги напутствовали: «Поедешь, посмотришь, расскажешь».
Раиса Куразова, учитель начальных классов и станицы Червленной Чеченской республики, тоже говорит о своем желании узнать что-то новое: «Четыре стены в классе, четыре стены в доме. Прямая дорога в школу и домой. Ничего другого не вижу!»
Многие приехали с желанием получить новые знания. Но первый семинар – реабилитационный. Через него должны пройти все участники проекта. Обучающий семинар будет следующий.
«…привлечение учителей в качестве участников эффективного диалога возможно только после их социально-психологической реабилитации, так как учителя являются представителями тех же этнических и конфессиональных групп, что и другие члены общества, подвергаются тем же стрессам, решают те же проблемы. Но они в силу своей профессии несут груз ответственности за будущее своего народа, что делает их особо уязвимыми» — так считают «Женщины Дона», организаторы проекта. А вот слова из анкеты его участницы – Мейлхан Батаевой, психолога из Грозного: «На работе много людей, нуждающихся в психологической помощи».
Семинар начинают новочеркасские коллеги Мейлхан – психологи Наталья Беликова, Галина Кондрат, Владимир Рудь, Валерия Зюзина. Первый пункт программы – фокус-группа, обсуждение проблем образования.

О ПРОБЛЕМАХ ОБРАЗОВАНИЯ. «СВОИ ДЕТИ — «ВПРОБЕЖКУ»
— Оценочную систему, — горячо доказывает Зарема Эльжаева (учитель истории, обществоведения, права, организатор воспитательной работы из Грозного), — нужно отменить или изменить! Дети работают не ради знаний, а на оценки. Лучше была бы система поощрения и порицания, а не оценочная!
— Мы поздно начинаем учить детей самому важному, — говорит Мадинат Адамова, учитель вайнахской этики (с. Самашки, ЧР). – Получается, что с 1 по 4 класс мы ребенку все разрешаем, а только в 5-м говорим «нельзя». Вайнахскую этику нужно преподавать со 2-го класса, а не с 5-го!
— Падает активность гражданской позиции учителей, — волнуется Ольга Калинина. – Я проводила соцопрос. Меньше всего их интересует политика, общественная жизнь. Что может дать детям учитель, если он пришел в класс озабоченный своими проблемами: жилье, зарплата? Остра проблема воспитания и собственных детей – ведь все время нет денег.
— Я работаю в две смены, потому что маленькая зарплата, — делится с коллегами Раиса Куразова. – Вот и получается: свои дети – «впробежку».
— Общественная жизнь не способствует созданию семей, — считает Зарема Эльжаева, — учительнице трудно быть замужем.
— 6-й учебный день и 6-й урок – это жестоко! – поднимает вопрос о перегрузке учеников Мадинат Адамова.
А Шумисат Хажмухамбетова рассказывает о собственном сыне, который, когда сильно устает, просто втайне от мамы пропускает школу, устраивая себе отдых. Но зато потом получает 4 и 5!
Разговор переходит на национальные проблемы: есть ли они в школах? Как учатся вместе ребята разных национальностей?
— У нас этой проблемы среди детей нет, — утверждают одна учительница из Чечни. – Вот, например, Шелковской район – он самый национальный.
— В мирные годы мы с этим не сталкивались, — присоединяется к ней коллега из республики.
Проблема неожиданно обнаруживается … в детском саду! В России, в Ростове-на-Дону. О ней рассказывает Светлана Капранова – психолог детского эколого-биологического центра:
— Многие педагоги не могут понять национальных традиций: девочке не разрешают заниматься физкультурой в шортах! Возникает конфликт: негибкие родители и негибкие педагоги. Или еще случай: армянский ребенок не понимает русской речи – папа не разрешает дома говорить по-русски!
Решение национальной проблемы России тут же находится … в Чечне! Личным опытом делится Шумисат Хажмухамбетова:
— Я тренировалась среди мальчишек, они только через два года узнали, что я девочка. Но отец запрещал мне носить шорты! Он – чеченец, а мама русская. Я стала его убеждать, говорила, что надену только на 5 минут, а потом сниму. Попросила приехать к нам домой тренера, и они договорились с отцом, тренер его убедил!
При обсуждении проблем образования, естественно, встает вопрос о профессиональном выгорании учителя, его профессиональной деформации. Разбившись на группы, участники семинара, «рисуют» портрет «деформированного» педагога, присущие ему черты. Эти черты – и внешние, и внутренние: оценивающий взгляд, «подбородок ответственности», повышенная интонация, нетерпимость к другому мнению, узость интересов, «зашоренность», потеря интереса к личности ребенка, потеря гуманности вообще…

ВЗРОСЛЫЕ ИГРЫ. «Я ВИДЕЛА, КАК У ДРУГИХ ЗАГОРАЮТСЯ ГЛАЗА»
Увы, психологи от профессионального выгорания не лечат. И устранить деформации своей души можешь только ты сам. Если захочешь. Освоив предложенные на семинаре практические приемы профилактики и заботы о себе.
Учителя чертили «Колесо фортуны», пересекая его спицами: «Интеллектуальная сфера», «Профессиональная», «Физическое состояние», «Духовная жизнь», «Психологическое состояние», «Эмоциональное»… И рисовали на спицах точки: максимум (пик) и минимум – кто как себя чувствует. А потом каждый соединял эти точки и разглядывал полученную фигуру: хорошо, если у кого-то она хоть чем-то напоминала круг! На таком «колесе» далеко не уедешь, а если еще вести за собой детей… Словом, нужно что-то делать – планировать действия по выравниванию спиц. И они планировали больше читать, отдыхать, найти время на занятия спортом, но, мне кажется, никто не решил: а!… сменю работу, … уйду из школы!
А еще учителя получили задание разрешить себе что-то и запретить. И оказалось, что запрещать гораздо проще, а с разрешением – проблема. Но все поняли, что заботиться о себе, любимых, нужно, даже отдавая себя детям! А разрешение – одно из звеньев в этой цепи.
— Я себе все запрещала, запрещала в жизни, — поделилась Хеда Махмудова. – А теперь подумала и себе одно разрешу…
А Анна Саенко (педагог-психолог детского дома из Новочеркасска) рассказала, что она, когда дома моет посуду, … танцует! Но скрытно. А теперь она разрешает себе это делать открыто!
Ох, как хочется иногда кричать на учеников! И стучать руками, и топать ногами! Ирина Марченко, учитель начальных классов из села Дубовское Ростовской области, ногами топала, а уж кричала как! На свою же коллегу! А та отвечала тем же! Крик стоял…
Крики, топанья, хлопанья, разные игры – все это методики психологов для профилактики профессионального выгорания. Покричали – и всем стало легче.
— Моя бабушка учила меня сдержанности, — поделилась потом Ирина. – А я уходила и бросала, бросала, бросала металлическую тарелку. Мама все удивлялась, почему она такая мятая?
Взрослые учителя играли почти в детские игры. Одна группа изображала дискотеку, другая перемену в школе (вот тут они показали отличное знание «предмета»!), третье — утро у моря. Над этим «морем» махала крыльями и кричала чайкой самая юная участница семинара – преподаватель иностранного языка из Ростова Надежда Плешакова. При этом «чайка» не забывала смотреть на «землю».
— Я видела, как у других загораются глаза! – скажет она потом.
Игра игрой, но в каждой из них человек играет себя. Каждое действие – продолжение его характера, темперамента, стиля жизни.
На площадке перед зданием – «Летающая корова». Так называется игра. Летает вообще-то не корова, а самые разные мягкие игрушки. Сначала одна, ее нужно поймать и кинуть другому, потом вторая, третья… Звучит команда, и мячики, мишки, зайчики должны лететь в обратном направлении. Привычный алгоритм ломается, кто-то сбивается, путается, кто-то приходит на помощь.
Но вот игрушки собраны, начинается «разбор полетов».
— Как вы себя чувствовали? – спрашивает психолог Наталья Беликова.
Зарема Эльжаева:
— Я боялась, что из-за моей невнимательности пострадает сосед по цепочке.
Роза Сакиева (учитель начальных классов, педагог-психолог из Грозного):
— Возникла обида, что в цепочке я оказалась последней.
Светлана Капранова:
— Моя выжидательная позиция привела к тому, что про меня забыли.
Татьяна Тютюнникова (педагог-психолог их хутора Камышевский Ростовской области):
— Я сконцентрировалась!
Анна Саенко:
— Я в жизни останавливаюсь, когда на меня все наваливается. И тут, когда все игрушки сразу полетели…
Ирина Марченко:
— Я играла! Чувствовала азарт! Хотелось хулиганить – спрятать игрушку за спину. Тем не менее, я себя контролировала. Я и в жизни такая.
Надежда Плешакова:
— Когда меня забыли, мне хотелось губы надуть: «Меня забыли…» Потом я бросила игрушку Шумисат, потому что ее тоже забыли.
Шумисат Хажмухамбетова:
— Когда я увидела, что Надя меня поддерживает, я поняла, что я не одна!
Сколько впечатлений, сколько отзывов! А серьезный вывод делает психолог:
— Вы моделировали свое поведение в стрессовой ситуации.

(Окончание в следующем номере)

Комментарии (0)

Добавить комментарий