Сегодня: 17 декабря 7706, Пятница

Таран Павел Андреевич — генерал-лейтенант авиации, дважды Герой Советского Союза. Родился 18 октября 1916 г. в селе Шолохово Никопольского р-на Днепропетровской области (Украина) в семье крестьянина. В армии с 1937 г. Окончил Качинскую военную авиационную школу. Участник похода советских войск в Западную Украину и Западную Белоруссию (1939), участвовал в советско-финской войне 1939-40 гг.
В 1940 г. — старший лейтенант, командир звена вновь сформированного в Хотунке 81-го дальнебомбардировочного полка (впоследствии 5-го гвардейского).
26 июня 1941 г. в составе полка вылетел на фронт. По результатам 71 успешного боевого вылета Указом ВС 20.06.1942 г. ему присвоено звание Героя Советского Союза. Вторая медаль «Золотая Звезда» вручена за 125 новых боевых вылетов Указом ВС 13.03.1944 г.
После Победы Таран продолжал службу в армии. Окончил Военную академию Генерального штаба. С 1970 г. — генерал-лейтенант запаса. На родине героя установлен бронзовый бюст. П.А. Таран — почетный гражданин Новочеркасска.

22 июня,
ровно в 4 часа…

События, участником которых мне довелось быть, так глубоко врезались в сознание, что никогда не изгладятся в памяти. Началось все с того, что мне, редактору городской газеты «Знамя коммуны», в свое время довелось печатать заметки и очерки бывшего инженера эскадрильи авиаполка, о котором пойдет речь, — нашего горожанина, майора в отставке Георгия Степановича Цыганкова. Потом авторами стали штурман эскадрильи времен войны Герой Советского Союза С.П. Золотарев, долгое время командовавший полком полковник в отставке А.И. Омельченко, его боевой комиссар штурман Ф.П. Казаринов. А уж потом настала очередь возглавить авторскую группу ветеранов части Павлу Андреевичу Тарану.
В 24-й школе, расположенной неподалеку от Хотунского аэродрома, где формировался полк дальней авиации, после войны был создан музей его боевой славы. Летом наша новочеркасская делегация побывала в Мачулищах, в авиагородке, под Минском, где тогда базировался 5-й гвардейский Краснознаменный Севастопольский бомбардировочный полк АДД. Через год его ветераны, действующая часть летно-подъемного состава, пионеры Днепропетровской школы № 44 прибыли в наш город, чтобы отметить скорбную дату — 50-ю годовщину начала Великой Отечественной войны.
Митинг в Хотунке на мемориале славы авиаторов открыл председатель горсовета народных депутатов С.А. Шаповалов. Его сообщение о присвоении П.А. Тарану звания почетного гражданина Новочеркасска потонуло в гуле аплодисментов и громовом раскате казачьего «Любо!».
Ветераны полка, школьники Днепропетровска, где установлен величественный памятник комсомольскому экипажу младшего лейтенанта Вдовенко, тепло благодарили трудовые коллективы Новочеркасска за память, которую они хранят о погибших летчиках.
Трогательно прозвучали слова сына штурмана Никиты Гамоненко из экипажа Ивана Вдовенко – экипажа, повторившего подвиг легендарного Николая Гастелло.
— Произошло это 28 августа 1941 года, — рассказал Александр Никитович Гамоненко, инженер одного из днепропетровских НИИ. — Когда отец улетел на фронт, мне шел четвертый месяц. После войны однополчане отца рассказали, что по переправе через Днепр в районе Новых Кайдаков день и ночь на левый берег шли колонны немецких танков, живой силы фашистов. Уничтожить понтонный мост было приказано экипажу Вдовенко. Переправу охраняли крупные подразделения ПВО врага. Не только зенитчики, но и истребители. При заходе на боевой курс самолет комсомольского экипажа был подбит и загорелся.
— Прощайте, товарищи! Идем на таран, — передал по радио Иван Вдовенко. От взрыва бомбы понтонный мост разорвало на две части. Течением их прибило к правому и левому берегу. Танки, пушки, автомашины вместе с обезумевшими от страха немцами пошли ко дну. Наступление фашистских войск было приостановлено.
За разгром переправы через Днепр таранным ударом командиру корабля и штурману присвоено звание Героя Советского Союза. Стрелок-радист Владимир Карпов награжден орденом Ленина, воздушный стрелок Мирза Пулатов — орденом Красного Знамени. Этих наград комсомольцы удостоены посмертно.
Не все в годы войны было «по зубам» штурмовикам Ил-2 и «пешкам» (так авиаторы называли фронтовые бомбардировщики Пе-2). Сверхпрочные сооружения разрушали гвардейцы-новочеркасцы. Перед решающим штурмом Сапун-горы в Крыму они могучими ударами с воздуха сокрушали неприступные, воздвигнутые на ее склонах из ракушечника и залитые бетоном и жидким стеклом долговременные огневые точки врага. В 1944 году полк получил почетное наименование «Севастопольский», а в конце войны награжден орденом Красного Знамени.
5-й гвардейский полк АДД прославился неотразимыми ударами по Хельсинки, после чего Финляндия вышла из войны на стороне фашистской Германии. Ее бесноватый фюрер рвал и метал, когда узнал, что Берлин опять бомбят отнюдь не английские, а советские дальнобойщики. А они сокрушали и другие стратегически важные военно-промышленные центры рейха, скопления его кораблей в Ла-Манше. Под пятисоткилограммовыми, а то и тонными фугасами гвардейских экипажей стены фортов Кенигсберга многометровой толщины раскалывались, как грецкие орехи от ударов увесистых молотков. Полеты в глубокий тыл врага, на полный радиус, которые длились до 10, а то и 11 часов кряду, требовали безукоризненной слетанности экипажей ночью и в сложных метеоусловиях. Зачастую рядом с кабиной штурмана устанавливали дополнительный бензобак, из которого топливо вручную перекачивалось альвеером из обычной двухсотлитровой бочки в самолетную бензосистему. А штурману только и оставалось, что посмеиваться над собственной рационализацией. Последний массированный бомбовый удар гвардейцы совершили по военно-морской базе Свенимюде.
Золотой строкой в историю Великой Отечественной войны вошел подвиг комиссара полка Александра Филипповича Исупова. Выпускник Ивановского энергетического института в 1931 году по призыву комсомола поступил в летное училище. Эрудированный инженер стал замечательным летчиком. Его направили в Военно-воздушную академию имени Жуковского, которую он с отличием окончил в 1940 году и получил назначение в Новочеркасск. Ему были присущи способность талантливого организатора, наделенного острым умом, высокой культурой, личной скромностью и исключительной смелостью. Одаренного воспитателя никогда не подводил принцип армейской педагогики — «Делай, как я». Это его, прежде всего, и отличало от политработников чиновничьей закваски, исповедующих амбициозный лозунг — «Делай, как я говорю».
В первые месяцы войны тяжелые бомбардировщики летали девятками при ясной и безоблачной погоде, когда видимость, по словам авиаторов, была «миллион на миллион», к тому же без сопровождения и прикрытия своих истребителей. Полк нес большие потери. Ряды отважных соколов редели. Утраты во много крат сократились, когда под руководством майора Исупова экипажи в совершенстве освоили полеты в простых и сложных метеоусловиях днем и ночью. Не случайно прибывший тогда в полк фронтовой корреспондент центральной газеты ВВС «Сталинский сокол» капитан Сергей Михалков посвятил этому достижению стихотворение «Ночники», получившее широкий резонанс во многих частях авиации дальнего действия.
Прошел первый год войны. Исупов был награжден тремя орденами Красного Знамени. Его назначили комиссаром вновь сформированной 306-й штурмовой дивизии. «Комиссарил» он недолго. Вскоре фронтовая пресса запестрела заметками о подвигах комдива Исупова. Он штурмовал позиции немцев под псевдонимом, пользуясь радиопозывными других летчиков.
24 марта 1944 года его «Ильюшин» в воздушном бою был сбит над территорией, занятой врагом. Тяжело раненный полковник был отправлен в концентрационный лагерь польского города Лодзь. Едва окрепнув, пытался бежать, но был пойман и водворен в 20-й блок смертников лагеря Маутхаузен. Вместе с Героем Советского Союза летчиком подполковником Власовым подготовил восстание истерзанных и изможденных военнопленных, решивших совершить массовый побег. Накануне восстания его руководителей кто-то предал. В числе 25 узников А.Ф. Исупов был казнен. Однако в ночь со 2 на 3 февраля 1945 года 20-й блок восстал. В побеге участвовало 500 узников. Половину из них составили авиаторы. Но только девяти удалось остаться в живых и вернуться на Родину. Рассказы свидетелей страшной трагедии легли в основу документальной повести С.С. Смирнова «Последний бой смертников» и книги Ю. Королькова «Тайны войны».
Большой, зачастую невосполнимый урон врагу нанес 5-й гвардейский авиаполк. Совершив 7634 боевых вылета, он сбросил на неприятеля 73166 авиабомб. На земле и в воздухе уничтожил 195 фашистских самолетов, взорвал 120 эшелонов с неприятельской техникой, военным имуществом и войсками, поджег 170 больших емкостей с горючим, разбил 45 мостов и речных переправ.
По месту рождения своего полка гвардейцы, считавшие себя новочеркасцами, прославили свои знамена массовым героизмом личного состава. В его исторический формуляр золотыми буквами вписаны имена дважды Героев Советского Союза Павла Андреевича Тарана и Василия Николаевича Осипова. Золотых звезд Героев удостоились также штурман осиповского экипажа Б.П. Гущин и стрелок-радист В.И. Синицин.
Кроме них, высшие боевые отличия Родины заслужили летчики Ф.П. Артемьев, В.К. Давыдов, С.С. Марков, И.А. Панов, И.А. Титов, И.М. Хрущев, штурманы П.Г. Баранов, А.Ф. Данькин, С.П. Золотарев, К.П. Карпенко, А.Ф. Фролов, М.И. Штанов.
Блеск Золотых Звезд светит, конечно, ярко и далеко. Но не только ими измеряется величие подвига. Гимнастерку командира эскадрильи В.К. Давыдова, например, под Звездой Героя украшали три ордена Ленина, другие награды. Двух орденов Ленина удостоился командир звена А.А. Чекушкин, пяти орденов Красного Знамени — штурман полка Г.А. Говязин, совершивший десятки боевых вылетов в составе экипажа полкового комиссара А.Ф. Исупова.
Горжусь давней дружбой с отважным соколом Отечественной войны П.А. Тараном. Среди хранящихся в моем архиве документальных свидетельств подвигов прославленного летчика есть одно, которым я особенно дорожу. Это четырехстраничный буклет, изданный Главным политическим управлением Красной Армии в самом конце Великой Отечественной. Над портретом дважды Героя — призыв: «Час нашей окончательной победы близок. Добьем немецкого зверя в его собственной берлоге».
К тому времени Павел Андреевич прошел путь от командира звена до командира эскадрильи и командира полка, до инспектора по технике пилотирования авиакорпуса. За время войны он совершил 386 боевых вылетов, налетал 475 тысяч километров, что равнозначно 12-кратному облету земного шара над экватором. Обрушил на врага 450 тонн авиабомб, взорвал много складов с боеприпасами и горючим. На транспортных узлах и перегонах разведка зафиксировала 147 взрывов, 203 пожара речных переправ и железнодорожных эшелонов. Соколиными ударами экипажа самолета, который пилотировал Павел Таран, на земле уничтожено 12, а в воздушных боях — 11 самолетов врага. Семь из них сбиты в ночных сражениях.
Но были задания и более деликатного свойства — заброс в глубокий вражеский тыл разведчиков, радистов и диверсантов. В конце декабря 1943 года экипажи звеньев и эскадрилий готовились к очередным ночным полетам. Тарана вызвал командир полка Омельченко.
— Есть, капитан, шанс поздравить земляков с Новым годом. Грузите в бомболюки листовки. Штурману пометить на полетной карте маршрут следования… Желаю удачи.
Полет проходил над облаками. Наконец, в просветах лунным светом промелькнул Днепр.
— Мы над целью, — докладывает штурман. Распахиваются створки бомболюков и очередная кипа листовок рассыпается над спящим селом многотысячной стаей голубей — вестников грядущего возмездия над германскими поработителями.
Так повторялось несколько раз. Экипаж почувствовал, что, пробивая облачность, командир отжал штурвал от себя и вывел корабль из пикирования над крышами знакомых с детства хат.
— Под нами, ребята, родное Шолохово, — в наушниках шлемофонов послышался голос Павла Андреевича. — Здесь я родился и вырос. Отсюда ушел в Никополь. Работал электриком на Южном трубном металлургическом заводе. Учился в аэроклубе. Потом в Качинской авиашколе. В селе ждут мать с отцом…
Тогда, в 1937 году, неумолимое время отсчитало начало армейской службы. Длилась она 42 года. 25 лет из них — на летной работе. После войны П.А. Таран окончил Академию Генштаба. Командовал дивизией стратегических ракетоносцев, возглавлял ответственные управления главкомата ВВС.
В 63 года Павел Андреевич был уволен из армии. Спустя 10 дней после получения печального приказа в авиационном техническом комплексе имени академика А.Н. Туполева приступил к работе ведущим конструктором. И этому интересному делу посвятил еще 16 лет напряженного труда.
Долгие годы генерал Таран, его сослуживцы хлопотали, чтобы в авиагарнизоне Мачулищи был сооружен мемориал славы отважных рыцарей неба. В него вошли памятник героическому экипажу Ивана Вдовенко; высеченные в камне портреты 19-ти Героев Советского Союза; памятные плиты, в которых в металле отлиты имена 327 погибших однополчан. Такие же плиты установлены на площади славы авиаторов в Хотунке. Всего за годы войны полк потерял два штатных летных состава.
— Открытия мемориала в Хотунке, — писал в нашу газету «Знамя коммуны» П.А. Таран, — гвардейцы ждали давно. — От многих наших боевых друзей, отдавших жизни за Родину, не осталось даже скромных могильных холмиков. Одни сгорели в воздухе, другие навечно сгинули в морской пучине, болотной хляби или лесной чащобе. Теперь они вместе с нами, вместе с жителями города, откуда они улетели на фронт и в освобождении которого участвовали.

Комментарии (0)

Добавить комментарий