Сегодня: 18 декабря 6992, Вторник

18 июня ­ День медицинского работника
Вряд ли найдётся человек, который хотя бы раз в жизни не обращался в «Скорую помощь». Набирая 03, мы рассчитываем на то, что приедет врач и болезнь отступит. Очень правильно рассчитываем. Обычно так и бывает.
В прошлом году новочеркасцы вызывали «скорую» 84535 раз. Вызывали по самым разным поводам, от «ой, что­то мне нехорошо, после вчерашнего», до серьёзных травм, инфарктов и прочих напастей.
Как работает сегодня «скорая», какими силами, по каким принципам, что ждёт её в будущем? За ответами на эти вопросы я отправился на улицу Комитетскую, 50, где с начала 80­х годов базируется отделение скорой медицинской помощи БСМП.

СТАТИСТИКА
— Как сегодня выглядит отделение скорой помощи в цифрах?
— Сегодня у нас 138 врачей и фельдшеров, плюс более сотни человек разного другого персонала (санитаров, водителей и пр.), — отвечает заведующий отделением Леонид Виноградов, — кроме нашей, центральной, есть ещё подстанция в бывшем Промышленном районе на улице Молодежной, там 6 бригад, ещё одна бригада на Донском. Работа круглосуточная и круглогодичная. Зона ответственности очень большая. Помимо города, ещё и около 30 километров московской трассы, почти от Рассвета до Старой Крепости. Летом и побережье Дона, от Калинина и ниже Багаевской. Шахтинская трасса — до Казачьих Лагерей. Где бы что ни случилось, вызывают нас. Смена у врачей «скорой» начинается в 8 утра. Для того, чтобы не оставить город без помощи в это время, несколько бригад сменяется на час позже — в 9. Работают наши медики сутки, потом трое дома. За 24 часа принимаем от 180 до 250 вызовов. Раз на раз не приходится. За смену в среднем на бригаду приходится до 14 вызовов. По фельдшерам у нас полный комплект, по врачам, как и везде — 60%. Город у нас специфический — треть населения пенсионеры, 18 тысяч — инвалидов. Вечером, когда не работают поликлиники, люди рассчитывают только на нашу помощь, да и днём, честно говоря, тоже.

КОЛЛЕКТИВ
— Сегодня у нас сложилось, на мой взгляд, оптимальное сочетание молодых медиков и очень опытных, — продолжает мой собеседник, — нам часто звонят пациенты и благодарят таких врачей, как Людмила Алексеевна Литвинова, Николай Николаевич Щепоткин, Дмитрий Иванович Томащук. Не могу не отметить наших ветеранов: Наталью Петровну Мугерман, Лидию Кузьминичну Никитину, Василия Ивановича Чернокнижникова, Наталью Юрьевну Адамову, Наталью Александровну Завдовьеву. Большим уважением пользуются у пациентов сотрудники подстанции бывшего Промышленного района: Татьяна Дмитриевна Воробьёва, Татьяна Алексеевна Кубракова, Юрий Викторович Пристов. Я мог бы назвать ещё десятки фамилий, практически — весь штат. Случайных людей на «скорой» быть не может. Приходит новый человек, несколько дежурств и ясно, его это дело или нет. Специализация врача «скорой» очень широкая — все виды патологий, травм и прочего. Он должен быть готов к любой ситуации и обязан очень быстро принять единственно верное решение
— Почему у вас нет бэйджиков на сотрудниках? Приезжает врач, а как его зовут — неизвестно.
— Бэйджики были, но со временем их растеряли. В планах у нас они есть.
— Как с оплатой труда ваших медиков?
— Опытный фельдшер получает до 8 тысяч «чистыми», врач — 9 — 11 тысяч.
В должности заведующего отделением скорой помощи Леонид Виноградов работает три месяца. Выпускник военного факультета Самарского медицинского института, за три десятка лет ему пришлось побывать в Афгане, Чечне (правда, в довоенной), поработать в госпиталях. С 1994 года в Новочеркасске, на «скорой». Работал врачом выездной бригады. С 1999 по 2006 преподавал военную медицину в училище связи. На «скорую» вернулся в прошлом году. В марте текущего года получил предложение возглавить отделение.
— Медицина — это то, чему я посвятил свою жизнь, — говорит Леонид Львович, — опыт руководства у меня есть, я был заведующим отделением в госпиталях, в новой должности проблем и трудностей для себя пока не вижу. Укомплектованность медикаментами, инструментами, всем, что должно быть на «скорой» — полная. Понимание со стороны администрации города наших проблем — тоже. Нужно было двор выровнять, попросили, нам положили асфальт — «любимая» лужа во дворе пропала навсегда. Автопарк у нас тоже новый — 20 автомобилей. С бензином проблем нет. Наш коллектив чувствует реальную заботу городской власти. Первый зам главы администрации Юрий Терентьевич Чебаков бывает у нас регулярно. Начальник Управления здравоохранения Григорий Павлович Солощенко, главврач БСМП Вадим Васильевич Таранец всегда готовы решать наши проблемы.

СПЕЦИФИКА
На один вызов даётся, в среднем, час. За это время врач должен поставить предварительный диагноз, вывести больного из состояния, угрожающего его жизни, и, потом, если надо, перевезти его в стационар. Один вызов «скорой» стоит от 350 до 700 рублей. В год городская казна тратит на эту службу 36 миллионов.
— К сожалению, нас продолжают использовать в роли социального такси, — говорит Леонид Львович, — люди вызывают «скорую», чтобы она отвезла их на приём к врачу, например.
— А если лежачий больной?
— В этом случае проблему решаем. Недавно даже привезли к больной, разбитой инсультом, стоматолога на дом. Или надо из больницы в больницу перевезти больного. Но с последним вариантом сейчас, с появлением своего транспорта у больниц, становится легче. До 15% вызовов — перевозки. В прошлом году у нас поставили компьютер, который определяет номер, с которого идет вызов, фиксирует время его поступления, записывает весь разговор, потом, в случае конфликта, всё можно прослушать. Эта система помогает бороться с ложными вызовами и шутниками. Конфликты возникают чаще всего, когда звонят люди нетрезвые. Это бывает в праздники и после них. Но я подчёркиваю, что помощь оказывается всем, независимо от трезвости. С закрытием вытрезвителя функции взаимоотношений с пьяными перешли на нас. Большая часть травм тоже связана с пьянством: драки, падения из окон, поножовщина. Ещё проблема. Мы очень просим: убирайте своих четвероногих друзей, когда вызываете «скорую». Были у нас случаи, когда медики страдали от собак и даже от агрессивных кошек, которые «защищали» хозяев от врача.
— Я знаю, что есть проблема носилок…
— Да, есть. Но она решаема. Бригада, родственники (по мере возможности). У нас санитарами сейчас работают ребята из медучилища. Водитель, кстати, тоже обязан браться за носилки.

«СКОРАЯ» ­НЕ БОЛЬНИЦА
— Наша основная задача — оказание неотложной помощи пациенту в экстренных ситуациях и доставка пострадавших или внезапно и опасно заболевших в лечебное учреждение, — продолжает заведующий отделением скорой помощи, — а нас очень часто используют хронические больные. Они хотят, чтобы мы делали им плановые инъекции (курс уколов на дому назначили — «скорая» должна приезжать и колоть!), или требуют, чтобы мы вводили обязательно тот препарат, который они считают нужным. А у нас есть уже государственные стандарты оказания медицинской помощи. В этих документах всё четко прописано — как надо исследовать больного при признаках того или иного заболевания, какой препарат, в каком случае применять и так далее. «Скорая» лечением не занимается. Наша задача — спасти жизнь. Например, 30% пострадавших в автоавариях погибают от болевого шока. Мы здесь обязаны купировать боль и довести пострадавшего до больницы.
— Есть ли норматив ожидания машины?
— Примерно, 20 минут. Но если вызов не скоропомощной, типа «болит голова, плохое самочувствие весь день», то он будет обслужен после неотложных. Если крупная авария — несколько пострадавших — туда ушли соответственно, несколько машин, тогда могут быть и задержки.

О ХОРОШЕМ
В этом году установлено 2 кондиционера в комнаты отдыха, новая газовая плита для приготовления пищи, пошита спецодежда, будет меняться устаревшая мебель — быт — дело не последнее. Запланирован ремонт подстанции на Октябрьском. Будет внедряться система «Алком». Это кардиограф, который может передавать по телефону данные в единый центр на расшифровку. Это очень удобно. В этом же году должны быть закуплены новые ингаляторы — небулайзеры, для оказания помощи при разных заболеваниях органов дыхания. В будущем году будет компьютеризирована вся база данных на больных и вся статистика работы: когда, к кому выезжали, что делали, история обращений и т.д.

ПРАКТИКА
С линейной бригадой еду на вызов. Хотунок, частный сектор. Взволнованная женщина у ворот небольшого домовладения. У мужа плохо с сердцем. Врач Станислав Назаренко спрашивает у больного, где болит, какие ощущения, было ли так прежде. Просит фельдшера Елену Ивлеву развернуть кардиограф, снять кардиограмму, измерить артериальное давление. Изучается кардиограмма, делаются инъекции. Всё очень спокойно, очень уверенно. После того, как больному стало лучше, врач говорит ему:
— Повезём вас в больницу.
— Везите, — соглашается тот.
Позвали на подмогу соседа, пришёл водитель Сергей Поздняков, общими усилиями переложили мужчину с дивана на мягкие носилки, вынесли из дома, погрузили в автомобиль. Больному дали кислородную маску, запищал дыхательный аппарат.
Пока едем до БСМП, спрашиваю у медиков, чем их привлекает работа на «скорой».
— Наверное, тем, что здесь видишь реальный результат, — отвечает Станислав Алексеевич, — видишь, как от твоей помощи человеку становится легче.
Спустя несколько минут, наш больной уже в приёмном покое, а бригада связывается по рации со станцией: «Ромашка» на приёме…», и принимает новый вызов. Разгар дня и до конца смены медикам ещё работать и работать…

Фото Николая Склярова
row['name']

Комментарии (0)

Добавить комментарий